Продажа меда с собственной пасеки от сайтпчеловодов.рф краснодарский край, кавказское предгорье разнотравье 700 руб/кг (сбор 2019г) Санкт-Петербург +7-911-2269001 (whatsapp)

Спасти белорусский урожай помогут пчлы

spasti-belorusskiy-urozhay-pomogut-pchly

Спасти белорусский урожай помогут пчёлы

В Беларуси у пчеловодства – огромный потенциал, однако задействовать его мешает целый “рой” проблем.
У большинства из нас пчелы ассоциируются в первую очередь с медом, но этот целебный продукт – не главное их достоинство. Гораздо больше пользы они приносят, опыляя растения во время сбора нектара. Как утверждают ученые, эти уникальные насекомые могут поднять урожайность на 20-30 процентов. Для Беларуси, вкладывающей немалые средства в повышение продуктивности земель, развитие пчеловодства могло бы стать хорошим подспорьем, к тому же и возможности для этого есть. По количеству сельхозугодий на одного жителя Беларусь значительно превосходит большинство европейских стран, а значит, мест для сбора нектара у нас более чем достаточно. В то же время мы вынуждены импортировать мед, отдавая за него валюту. В Беларуси на одного жителя производится всего около
230-250 граммов меда в год, и стоит он в полтора-два раза дороже привозного.
Чтобы разобраться в “пчелиных” проблемах, мы собрали в редакции “Народной газеты” опытных пчеловодов и специалистов ряда министерств.
Не частный интерес
“НГ”: – С одной стороны, пчеловодство – важное направление, приносящее пользу сельскому хозяйству, природе, каждому из нас, государству в целом. С другой стороны, для профессиональных пчеловодов оно является видом коммерческой деятельности, источником получения дохода. Учитывая это, должно ли государство оказывать помощь пчеловодам? А если должно, то в чем эта помощь может выражаться?
Владимир КАМЕНКОВ, председатель РОО “Клуб “Белорусские пчелы”, мастер-пчеловод:
– Около 85 процентов пчелосемей в Беларуси содержат пчеловоды-частники, и примерно такая же ситуация во всем мире. Развивая это направление, каждый из них вносит вклад в решение одной из наиболее приоритетных государственных задач – обеспечение продовольственной безопасности. Это не только поставка меда и других продуктов пчеловодства, но и повышение урожайности. Сегодня пчеловодство может стать одним из путей преодоления мирового продовольственного кризиса. В Беларуси пока еще остается слишком много нерешенных проблем, тормозящих развитие этого важного направления. Как раз в решении этих проблем, в создании благоприятных условий для любительского и профессионального пчеловодства и видится роль государства.
Василий КОВАЛЕЦ, директор УП “Бортник”:
– У нас принято разграничивать государственное и частное пчеловодство, хотя любой пчеловод приносит одинаковую пользу государству. Однако бюджетная помощь не всегда направляется в наиболее эффективные предприятия, способные рационально ею распорядиться и дать максимальный результат. Взять, к примеру, государственные пчелопитомники. Одна из их главных задач – производить пчелиных маток, на это выделяется государственная финансовая помощь. В то же время в Беларуси есть крупные пчеловоды, которые способны за год произвести в несколько раз больше пчелиных маток, чем три государственных пчелопитомника, причем без какой-либо финансовой поддержки со стороны. Это касается и продукции пчеловодства. На мой взгляд, адресная помощь пчеловодам дала бы гораздо больший эффект.
Владимир КАМЕНКОВ:
– Не обязательно, чтобы помощь выражалась в денежных знаках. К примеру, в советское время для подкормки пчел в осенний и весенний периоды выделялся сахар по оптовым ценам – в зависимости от количества пчелосемей. Сегодня такой льготы нет. Но это лишь один и довольно частный случай возможной господдержки. Далеко не все проблемы, возникающие у нашего пчеловода, нужно решать на государственном уровне. Многое зависит от отношения руководителей местных СПК и фермерских хозяйств к пчеловодству и от понимания его значимости. Если руководитель грамотный, он и сам заинтересован, чтобы рядом с его полями находилось как можно больше ульев. Ведь за счет опыления пчелы повышают урожайность без дополнительных финансовых затрат.
Михаил ДУДАРЕВИЧ, председатель Белорусского общественного объединения пчеловодов “Нектар”:
– Вспомните, как активно цветет гречневое поле: на каждой ветке – целая гроздь цветков. А семян завязывается всего несколько, остальное – пустоцвет. Все потому, что наши поля недостаточно опыляются пчелами. За рубежом аграрии доплачивают пчеловоду, если он привозит к их полю ульи. У нас же СПК может без всякого предупреждения обработать поля химикатами и отравить пчел. Такие случаи нередки.
“Соседские” разборки
“НГ”: – Что мешает развитию пчеловодства в нашей стране?
Владимир КАМЕНКОВ:
– На мой взгляд, существенную преграду для развития пчеловодства, в частности в садоводческих товариществах, создало постановление Совета Министров № 1048 от 21 июля 2008 года. В соответствии с этим документом содержать пчел в товариществах можно лишь при согласии владельцев или арендаторов смежных земельных участков, и если кто-то из них против – от любимого увлечения придется отказаться. Раньше этот вопрос регулировался общим собранием товарищества, оно и выносило решение в пользу соседа или пчеловода. Если пчеловод неграмотный, нарушает правила содержания пчел или содержит злобливых пчел и не контролирует их поведение, тогда правление может запретить ему держать улья на участке.
Александр БЕЛОУСОВ, начальник управления растениеводства, кормопроизводстваи семеноводства Министерства сельского хозяйства и продовольствия:
– Такой пункт в постановлении возник не случайно. Чтобы содержать на 6 сотках несколько ульев и не причинять дискомфорт соседям, нужно быть большим профессионалом, знать поведение насекомых и создавать им необходимые условия. На практике же многие пчеловоды-любители ухаживают за своей пасекой от случая к случаю, приезжая на выходные из города. Они могут тревожить пчел в неподходящее время, не учитывают погоду – в результате насекомые становятся агрессивными, жалят соседей. Как известно, может вызывать аллергию. От пострадавших дачников поступали многочисленные жалобы, поэтому вопрос и пришлось урегулировать постановлением. Но если вы хороший пчеловод и не доставляете неудобств соседям, вряд ли они будут против вашего увлечения.
Михаил ДУДАРЕВИЧ:
– В отличие от домашних животных пчелы – существа дикие. Они живут в сообществе по своим правилам. И только тот может управлять ими и иметь успех, кто хорошо изучил жизнь пчелиной семьи. Культура пчеловодства должна быть на достойном уровне, а она у нас порой крайне низкая. Что получается? Этим делом начали заниматься абсолютно далекие от пчеловодства люди. Во все времена старые пчеловоды были почетными людьми в деревнях, и никто на них никаких жалоб не писал. А сейчас многие пробуют заниматься пчелами как чем-то любительским.
Нужно понимать, что не в каждом кооперативе можно содержать пчел. Конечно, если у тебя крайний дом у леса, где пчелы могут собирать нектар, никаких проблем не должно возникать. А если дача в центре кооператива, где пчелам найти нектар?
Слабые стимулы
“НГ”: – От культуры и квалификации пчеловода зависят не только взаимоотношения с соседями, но и медовый урожай. А эти качества, как вы сами отмечаете, не всегда на высоком уровне. Не это ли одна из главных проблем белорусского пчеловодства, из-за которой приходится завозить мед из-за рубежа?
Василий КОВАЛЕЦ:
– Я не могу говорить о культуре пчеловодства во Франции или Англии, где я не был, но среди наших ближайших соседей культура белорусских пчеловодов самая высокая. Если пчеловодов Литвы, Польши, России поставить в наши условия, заниматься пчелами они не будут. Направлений для совершенствования этого рода деятельности у нас очень много, и если мы хотим обеспечить страну собственным, а не привозным медом, понимание значимости пчеловодства должно быть на всех уровнях. И содействие пчеловодам тоже.
Михаил ДУДАРЕВИЧ:
– В Беларуси лишь одно среднее учебное заведение готовит пчеловодов – УО “Смиловичский государственный аграрный колледж”. На протяжении последних трех лет желающих учиться в нем очень мало, пропал интерес к этому делу. А все потому, что на государственном уровне нет должного внимания к пчеловодству. В принимаемых программных документах интересы пчеловодов учтены лишь отчасти. Если что-то не прописано законодательно, чиновники на местах считают, что и делать это не надо. И потом – какая зарплата у пчеловодов? 300 тысяч в месяц в некоторых хозяйствах. Поэтому в пчеловоды никто и не стремится.
Василий КОВАЛЕЦ:
– Тут я опять не соглашусь. Все, как говорится, познается в сравнении. Допустим, при обслуживании 20 пчелосемей наш пчеловод получает 300 тысяч рублей в месяц. А, к примеру, в США один пчеловод обслуживает до 3000 пчелосемей. Представьте, какая у него была бы зарплата, если бы за каждые двадцать пчелосемей ему платили, как у нас.
Унизительная плата
“НГ”: – Говоря о пользе пчеловодства, мы чаще всего имеем в виду ценность меда. Но ведь давно доказано, что сами пчелы приносят в десятки раз больше пользы человеку, чем получаемые от них продукты…
Василий КОВАЛЕЦ:
– Главнейшая функция пчел – повышение урожайности путем опыления сельскохозяйственных культур. И в первую очередь это выгодно государству, поскольку земель в частных руках у нас очень мало. Ученые уверяют, что опыление пчелами может давать прибавку к урожаю до 50 процентов. Но давайте не будем ориентироваться на максимальные значения, а предположим, что сотрудничество сельхозпредприятий и пчеловодов увеличит урожайность на 10 процентов. Представьте, какой экономический эффект в масштабах государства мы получим!
Роль пчел в нашей стране недооценена прежде всего специалистами сельского хозяйства. Если бы агроном местного сельхозкооператива понимал, какой экономический эффект он получит от вывоза пчелосемей на поля, он сам искал бы в округе пчеловодов и никогда не стал бы травить пчел ядохимикатами.
Александр БЕЛОУСОВ:
– Интересы у пчеловодов и аграриев едины: получить максимальное количество меда и наибольший урожай с опыляемых пчелами сельскохозяйственных культур, садовых деревьев. Если у СПК большие площади заняты, к примеру, рапсом, руководство предприятия должно быть заинтересовано в том, чтобы привлечь к опылению этого рапса максимальное количество пчелосемей. Ведь таким образом можно значительно поднять урожай. К примеру, за счет опыления пчелами урожайность рапса повышается на 30 процентов, гречихи – на 40, люцерна и плодовых деревьев – на 50 и более процентов. Нужно знать местных пчеловодов и сотрудничать с ними. Если необходимо, организовать доставку ульев, подобрать удобное место для их размещения. Многие предприятия так и делают. В ряде стран пчеловодам даже доплачивают за вывоз пчел на цветущие поля.
В Беларуси интересы пчеловодов учтены и в ряде нормативных документов. К примеру, разработаны рекомендации по опылению, где прописаны порядок организации опыления и условия оплаты. Есть специальная инструкция Минсельхозпрода, регулирующая порядок внесения средств защиты и других химикатов, чтобы не нанести вреда пчелам. Отдельные главы, затрагивающие вопросы пчеловодства, есть во многих государственных программах. Но чтобы нормативная база действовала, необходимо взаимодействие на местном уровне, налаживание партнерских отношений между пчеловодами и специалистами сельскохозяйственных организаций, фермерами.
Михаил МАКОВСКИЙ, пчеловод-любитель с 1946 года :
– Вместе с тем каждый год пчелы гибнут от бездумного внесения ядохимикатов. Даже при вывозе пасек в лес, где они уж точно никому не мешают, пчеловод должен заплатить.
Василий КОВАЛЕЦ:
– Плата хоть и невысокая – несколько тысяч рублей за сезон, но она унизительная. Например, в Канаде за каждую пчелиную семью, доставленную к цветущему полю, пчеловоду выплачивают около 100 долларов. При таком отношении к пчеловодству автоматически решаются многие проблемы, актуальные для нас.
Петр КУРИЛЬЧИК, главный специалист отдела реализации лесопродукции и маркетинга Министерства лесного хозяйства:
– Для занятия пчеловодством у нас есть все условия – как в лесу, так и вблизи леса, и Министерство лесного хозяйства этому всячески содействует. Все, что требуется от пчеловода, – написать заявление в произвольной форме о намерении вывозить в лес пчел. Определились с местом – и, пожалуйста, размещайте ульи. Местный лесхоз даже может оказать содействие, выписать необходимые пиломатериалы или обрезки для хозяйственных нужд.
Лесничество выписывает билет на право пользования участком государственного лесного фонда бесплатно, а плата за пользование им (размещение ульев и пасек) регулируется статьями 92 и 93 Лесного кодекса. Размер данной платы утверждают в пределах своей компетенции местные исполнительные и распорядительные органы, а не Минлесхоз. По имеющейся информации, за размещение одного улья придется заплатить всего около 4-5 тысяч рублей в сезон. Но если вы считаете, что плату необходимо отменить, надо выходить с предложением внести изменения в Лесной кодекс.
Василий КОВАЛЕЦ:
– Несмотря на все сложности, наш белорусский мед самый привлекательный, самый целебный и самый вкусный. С ним не может сравниться ни польский, ни российский, ни украинский мед. Пока это наше главное преимущество.
Этой ярмарки краски…
“НГ”: – Судя по всему, упомянутых преимуществ белорусского меда уже недостаточно, чтобы побеждать в конкурентной борьбе в условиях рынка. Сегодня многие покупают мед не в магазинах, где он стоит 20-30 тысяч рублей за небольшую банку, а запасаются привозным на ярмарках, где за такую же цену можно купить в два раза больше меда.
Василий КОВАЛЕЦ:
– Да, белорусский мед недешевый. Закупочная цена у пчеловодов начинается от 20 тысяч рублей за килограмм. Украинский и российский мед стоит примерно в полтора-два раза дешевле. Но нужно понимать, что цена – далеко не главная характеристика этого целебного продукта. Натуральный высококачественный мед не может быть дешевым. А отследить качество привозного меда довольно сложно. Определить, сколько в предлагаемом продукте натурального меда, можно только после проведения специальной экспертизы. По вкусу и цвету сделать это не способен даже опытный пчеловод, что уж говорить про рядовых покупателей. Так что гнаться за дешевым привозным медом на ярмарках не стоит.
Михаил МАКОВСКИЙ:
– Чаще всего в ярмарках участвуют не пчеловоды, а профессиональные торговцы. И в борьбе за покупателя они применяют все возможные методы, в том числе и недобросовестные. К примеру, самый дешевый мед из пыльцы подсолнухов выдают за эвкалиптовый, росторопшевый, подорожниковый. Вы видели, как цветет подорожник? Много ли нектара можно собрать с его неприметных соцветий? Но покупатель наслышан о целебных свойствах листьев подорожника и приобретает предлагаемый мед втридорога, даже не задумываясь о его качестве и происхождении.
Василий КОВАЛЕЦ:
– Белорусский мед дороже еще и потому, что практически весь инвентарь наш пчеловод вынужден использовать импортный, а он недешевый. Это же касается и зарубежных лекарств для пчел – у нас они практически не производятся. Естественно, затратная часть у нашего пчеловода больше, чем у украинца, россиянина или литовца. Поэтому и не может наш мед быть дешевле привозного. В таких условиях ярмарки ставят белорусских пчеловодов в заведомо проигрышное положение. Не может наш пчеловод продавать мед по той цене, которую предлагает украинский.
“НГ”: – А вы сами на ярмарках мед пробовали продавать?
Василий КОВАЛЕЦ:
– Если я стану в один ряд с теми, кто торгует нечестно, значит, я становлюсь таким же, как они. Поэтому мед я продаю в специализированном магазине, где соблюдаются все санитарные требования, и без необходимого контроля мед туда не поступает. Несомненно, ярмарки должны быть – это наиболее простой вариант поставки сельхозпродукции потребителю, но их нужно сделать цивилизованными, без обмана покупателя. Сегодня далеко не все продавцы могут предъявить требуемые документы потребителю, а это серьезное нарушение.
“НГ”: – Но это же нонсенс: вы сами пчеловод и не продаете мед в тех местах, где его удобно купить потребителю. Ведь люди и идут на ярмарку, чтобы запастись дешевым медом. А вы в это время боретесь с организаторами ярмарок…
Василий КОВАЛЕЦ:
– Как пчеловод я вижу обман на выставках сплошь и рядом. Продавцы предлагают мед на любой вкус – горный, алтайский, эвкалиптовый. Но никто не может предъявить документ, подтверждающий состав и происхождение меда. Мы проводили общественные комиссии и выявили огромное количество нарушений – как со стороны организаторов ярмарок, так и со стороны их участников. Порой не соблюдаются самые элементарные санитарные нормы. Иногда на ярмарке нет даже моечных отделений. Не рискуем ли мы, продавая таким образом мед, вызвать волну отравлений? Если ситуация не изменится, в конце концов ярмарки приведут к потере доверия покупателей к такому ценнейшему продукту, как мед.
Михаил ДУДАРЕВИЧ:
– За последнее время в наше общество пчеловодов обратилось уже шесть человек с жалобами на низкое качество меда, приобретенного на ярмарках. Эту проблему можно решить очень просто: создать несколько передвижных лабораторий, способных контролировать качество меда во всех регионах страны по таким ключевым параметрам, как наличие пестицидов, тяжелых металлов, радионуклидов, а также проводить пыльцевой анализ, определяющий происхождение меда. Продавец должен нести серьезное наказание за поставку некачественного продукта. А проштрафившимся ввоз меда нужно вообще запретить.
Александр БЕЛОУСОВ:
– Запретить ввоз меда мы не имеем права, тем более из стран Таможенного союза, где сняты ограничения и осуществляется свободный ввоз и вывоз товаров. Правильная реакция на сложившуюся ситуацию – развитие собственного пчеловодства и обеспечение рынка качественным недорогим медом. К тому же это социально значимое направление деятельности. От него зависят не только продовольственная безопасность, урожайность многих сельскохозяйственных культур, но и здоровье граждан. Кстати, в прошлом году в Минсельхозпроде впервые за последние годы прошла выставка-ярмарка отечественного меда, инвентаря, а также были организованы профессиональные конкурсы среди организаций, фермеров и пчеловодов-любителей. Это направление мы будем активно развивать.
Сейчас на рассмотрении находится проект государственной программы развития сельских территорий на 2011-2015 годы, где отдельный блок отведен пчеловодству. В частности, в документе уделено внимание развитию кооперации, ветеринарно-санитарной и племенной работе, опылительному направлению. За ближайшие пять лет планируется увеличить количество пчелосемей в Беларуси до 400-450 тысяч – более чем в 2,2 раза. Сейчас в Беларуси почти на 10 миллионов жителей производится всего 2300-2500 тонн меда. Уже к 2015 году планируется получать до 8 тысяч тонн этого ценного натурального продукта.
Тамара БАРСУК, главный специалист управления биологического и ландшафтного разнообразия Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды:
– Все участники дискуссии в один голос говорят об огромной пользе пчел и пчеловодства в целом. Вместе с тем среди общественных организаций чувствуется определенная разобщенность и даже конфронтация. Пойдет ли такое отношение к коллегам на пользу общему делу – решению проблем пчеловодства? Уверена, нет. Действовать нужно сообща, а не преследовать какие-то личные интересы. Тогда и государственным структурам будет проще принимать взвешенные и обдуманные решения в пользу пчеловодов.
Александр БЕЛОУСОВ:
– В прошлом году по инициативе Минсельхозпрода создана ассоциация “Пчела и мед”, куда вошли основные организации “медовой” отрасли. Новая организация призвана скоординировать действия по решению возникающих в пчеловодстве проблем. Стать членами ассоциации мы приглашаем не только пчеловодов, но и общественные объединения, торговые организации, СПК, фермеров, владельцев агроэкоусадеб, а также граждан, владеющих крупными пасеками. Вместе мы сможем поднять белорусское пчеловодство на качественно новый уровень.

Total Page Visits: 23 - Today Page Visits: 1
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Сайт для пчеловодов и пасечников
Добавить комментарий