Продажа меда с собственной пасеки от сайтпчеловодов.рф краснодарский край, кавказское предгорье разнотравье 700 руб/кг (сбор 2019г) Санкт-Петербург +7-911-2269001 (whatsapp)

Пчлы – это не только полезный мд

pchly-eto-ne-tolko-poleznyy-md

Пчёлы – это не только полезный мёд…

Опубликовано: газета “Весть” 27-28 (5865-5866)
Конфликт, который стал причиной написания данной статьи, уже “с бородой” – случился он в июне 2006 года, но до сих пор не разрешился. Вот почему отчаявшийся пчеловод-любитель из Малоярославца с пухлой папкой важных бумаг и с огромным сомнением в справедливости приехал в нашу редакцию.
Мы с ним долго беседовали. На первый взгляд показалось: проиграл человек в суде, в других инстанциях дали ему от ворот поворот, вот и не может пережить свое поражение. Но чем глубже вникаешь в ситуацию, тем больше убеждаешься: и правда справедливость где-то заблудилась. Или как там по дедушке Крылову – у сильного всегда бессильный виноват?
Впрочем, на истину в последней инстанции журналист не претендует. Это всего лишь попытка разобраться в истории, которая, кстати, может случиться с каждым. Вот только вопрос, по какую сторону баррикад вы окажетесь.
Но сначала – слово обратившемуся к нам Валентину Матвеевичу Тарантинову, хорошо известному малоярославчанам в силу своей активной позиции по различным вопросам.
“Мое письмо к вам – это крик о помощи простого человека, 73-летнего пенсионера, в отношении которого происходит беззаконие. А произошло следующее.
Моя дача находится в обществе “Энтузиаст” поселка Карижа Малоярославецкого района, где около 30 лет я содержу пчел. Пенсия у меня – ниже прожиточного уровня, выручает продажа излишков меда.
9 июня 2006 года сотрудник московской милиции на железнодорожном транспорте С. (фамилию его намеренно не называем, поскольку выслушали лишь одну сторону. – Примечание редакции) находился по соседству на даче своей матери. Около 10 часов утра он обратился ко мне с требованием убрать пчел, которые якобы сидят у него на пешеходной дорожке и мешают ему ходить. Я объяснил, что сидят только на цветках. С. не удовлетворился моим объяснением и стал высказывать в мой адрес оскорбления, угрожая физической расправой и уничтожением моих пчел, если его укусит хоть одна пчела. Мне, человеку пожилого возраста, стыдно и неприятно было слышать его угрозы и сплошной мат. Все это происходило в присутствии моего внука.
Около 15 часов С. со стороны соседей зашел на мой участок и в моем присутствии перевернул два улья с пчелами. В это время он был в нетрезвом состоянии. Я никуда не стал обращаться по данному инциденту, поскольку не хотел с ним связываться.
13 июня С. находился на даче с компанией друзей. Около 12 часов он попытался опять самовольно проникнуть на наш участок. Я попросил его прекратить хулиганить. На этот раз я решил пойти в милицию и написать заявление.
На своей даче я отсутствовал примерно с 13 до 18 часов. Вернувшись, хотел с внуком осмотреть один из ульев. Увидев нас, С. самовольно забежал на мой участок и у нас на глазах перевернул уже три самых больших улья. Естественно, пчелы разозлились на разрушителя их жилья и покусали его. Я с соседом по даче поехал на его машине в милицию. После разорения пчел С. зашел на участок других соседей и открыл стрельбу из пистолета. На следующий день я обратился с повторным заявлением о происшествии. С., узнав об этом, подал заявление в милицию на меня, предоставив акт об укусах пчел, хотя он сам и спровоцировал нападение пчел на себя. Он также обратился в суд с иском о взыскании с меня морального вреда на сумму 30 тысяч рублей. По решению суда я, как законопослушный гражданин, выплатил 10 тысяч рублей плюс 4 тысячи за услуги адвоката.
По моему заявлению возбуждалось уголовное дело по ст. 167 УК РФ, но сразу же было прекращено. Уже два года я обиваю пороги районной прокуратуры и прокуратуры области, а также ОВД Малоярославецкого района, но все безрезультатно.
Я обратился с заявлением к мировому судье в судебный участок 36 Малоярославецкого района о возмещении мне материального ущерба, нанесенного С., ведь пришел в негодность мед и погибли пчелы, но суд отказал мне в удовлетворении моих требований.
Прошу вас, помогите мне. Если С. работает в милиции, значит, ему все дозволено? Действия милиционера-хулигана остаются до сих пор безнаказанными”.
Да, сосед Тарантинова действительно ощутимо пострадал от пчел – приятели из его тела вытащат более 50 пчелиных жал. Наверно, могло быть и хуже, не нырни он в чан с водой. И пришлось-таки соседу обращаться за медицинской помощью. Но с чего все-таки началась атака трудолюбивых пчел на потерпевшего? Тарантинов уверяет: после того как пчелоненавистник перевернул ульи. Однако, как следует из ответов компетентных органов, то обстоятельство, что С. был ужален пчелами из-за своих противоправных действий, не нашло своего подтверждения.
По факту умышленного повреждения и уничтожения имущества В. Тарантинова было возбуждено уголовное дело, но оно неоднократно прекращалось по различным основаниям. Потом решения дознавателей ОВД по Малоярославецкому району также не раз отменялись и районной, и областной прокуратурами на том основании, что дознание по уголовному делу произведено не в полном объеме.
Приведу фрагменты свидетельских показаний из протокола судебного заседания по гражданскому иску С. к Тарантинову.
Свидетель И. Морозов, он же сосед по даче В. Тарантинова: “13 июня я был на своей даче и услышал шум. Услышал слова Тарантинова: “Павел, прекрати”. Потом раздался звук упавшего предмета. Потом я увидел, как с участка Тарантинова выбежал раздетый до пояса мужчина. Тарантинов закричал. На его участке я увидел перевернутый улей. Пчелы взбудоражились. Тарантинов и я убежали по домам, так как на улице невозможно было находиться из-за пчел”.
Свидетель В. Василенко, зять В. Тарантинова: “13 июня мне позвонил сын (он живет с дедом на даче), сказал, что сосед С. опять ругается с дедом, и попросил приехать к ним на дачу. Когда я приехал, то увидел, что перевернуто несколько ульев. Мы позвонили в милицию, но там сказали, что машина приехать не сможет сейчас. Тарантинов уехал за сотрудниками милиции, а я остался стоять недалеко от ульев. С соседнего участка С. подошел человек в очках и трусах и в мою сторону произвел два выстрела. Сын мой сильно испугался”.
Плюс к этим есть у дознания и показания несовершеннолетнего свидетеля – внука В. Тарантинова. Он был вместе с дедом на даче и видел, как незнакомый ему мужчина, зайдя на дедовский участок, стал руками валить ульи с пчелами, опрокинув три… Правда, мальчик не запомнил, как выглядел этот мужчина. Понятное дело, стресс.
Однако органы дознания в очередной раз, уже в конце минувшего декабря, ответили пчеловоду, что “показания свидетелей Василенко и Морозова не могут быть положены в основу обвинения С. в умышленном уничтожении чужого имущества, поскольку ни один из них не указывает прямо на С. как на лицо, опрокинувшее ульи. Каких-либо иных объективных данных, подтверждающих факт умышленного уничтожения или повреждения С. имущества, в материалах дела не содержится”.
Правда, факт опрокидывания одного из ульев сам С. не отрицает. Его интерпретация такова. 13 июня около 15 часов он сделал замечание Тарантинову по поводу того, что пчелы мешают его праву пользования своим земельным участком. (Кстати, именно в это время пчеловод находился в милиции – в талоне-уведомлении о приеме по заявлению значится время 14.40. Несостыковочка получается.) Если Тарантинов не уберет пчел, он обратится в суд с иском. Однако последний “мер к уборке пчел не предпринял”, более того, прямо в ходе этого разговора С. стали жалить пчелы, он попытался от них убежать и по пути случайно задел один из ульев, который опрокинулся.
Но поваленными, а значит, поврежденными в итоге оказались все-таки три улья! И это зафиксировано документально! Ну не сам же Тарантинов стал крушить любимых пчелок! И лишь с одним соседом С. у него не складывались отношения.
Кстати о соседях. Одиннадцать из них вступились за В. Тарантинова, написав заявление в суд: “Мы поясняем со всей ответственностью: место, где находятся ульи Тарантинова, ограждено сплошной изгородью и высокими деревьями: Мы, его соседи, никогда ни от кого не слышали, чтобы пчелы кого-либо покусали. Кроме того, около дачи Тарантинова постоянно собираются и играют дети со всей улицы, это место можно назвать детской площадкой. Жалоб на укусы пчел от детей и их родителей никогда не было. Кроме того, примерно в радиусе 100 м содержат пчел и другие члены дачных обществ “Энтузиаст” и “Мичуринец”. Ежегодно проходят собрания обществ, и никогда не поднимался вопрос об опасности содержания пчел на участках. С. жалуется, что его покусали пчелы, но это могло произойти только в тот момент, когда он забрался на чужой участок и стал опрокидывать ульи. Мы считаем, что претензии С. к Тарантинову необоснованны и он сам заслуживает наказания”.
Ну имеют же право граждане на собственное мнение!
Вот еще один темный момент, который отражен в последнем постановлении о прекращении уголовного дела по факту причинения имущественного ущерба. Помните, С. зачем-то в сторону участка Тарантинова стрелял и напугал этим подростка? А собственно, зачем?
Свидетелям, которые в армии служили и оружие в руках держали, стреляющий предмет показался пистолетом. С. хотел еще кого-то напугать, кроме ребенка? С. и не отрицает: “Когда меня покусали пчелы, я разозлился и произвел два выстрела из пневматического пистолета вверх, чтобы отпугнуть их”.
И, по мнению дознания, это было всего лишь бесствольное устройство газового действия “Удар”, заряженное патронами, содержащими слезоточивый газ. Два раза пульнул в надежде отогнать пчел. Ну, не знаю, товарищи… С. же не объявлял, что сейчас начнет пугать пчел, а не соседа, с которым конфликтует. “Пукалкой” он там размахивал или чем-то другим (милиционер же все-таки)? Дознание поверило коллеге.
Вот еще момент, который лично меня, мало юридически образованную, удивляет. Дознание выдвигает такой очень сильный аргумент: диспозиция ч. 1 ст. 167 УК РФ предусматривает уголовную ответственность лица лишь за такое уничтожение или повреждение чужого имущества, которое повлекло причинение значительного имущественного ущерба.
В. Тарантинов свои потери сначала оценил в 60 тысяч рублей. После выводов профессионального эксперта и привлеченного в качестве эксперта другого пчеловода сумма эта уменьшилась до 36 тысяч: не бралась во внимание упущенная выгода от продажи меда, который бы натаскали пчелы, если бы не погибли, посчитали, что кое-что из разоренных ульев можно было пустить в переработку и т. д. А удивляет вот такой расчет с выводами (беру из официального документа): учитывая, что размер поврежденного имущества составляет 30 процентов от всего находящегося в собственности Тарантинова, ущерб, причиненный повреждением трех ульев, не может расцениваться как значительный и деяния, его повлекшие, не могут квалифицироваться в соответствии со ст. 167 ч. 1 УК РФ. То есть чего ты, дед, тут мелочишься? Мне лично такая логика непонятна. А если соотнести ущерб в 36 тысяч с пенсией старика, которая на тот момент составляла чуть более трех тысяч рублей?
Вот и получается, что Валентин Матвеевич в одном конфликте дважды проиграл: за то, что пчел “не приструнил”, пришлось пенсионеру выплатить по иску, и никто до сих пор не ответил за нанесенный ему ущерб. Справедливо ли? Хочется надеяться, что точку в этой истории нам ставить рано.
Ответить на несколько вопросов любезно согласилась председатель Калужского регионального отделения Союза пчеловодов России Людмила Борзова.
– Часто ли возникают конфликтные ситуации у пчеловодов и их соседей?
– Очень часто. Много поступает звонков непосредственно ко мне, пчеловоды просят какой-нибудь поддержки. Жалуются на них и в местные администрации, и в суды. Поэтому мы с надеждой ждем закона “О пчеловодстве”, чтобы хоть какая-нибудь защита была у нас. Сейчас мы руководствуемся санитарными и ветеринарными нормами, действующими еще с 70-х годов. Их нужно выполнять самим пчеловодам. К примеру, чтобы ограждение вокруг пасеки было не ниже двух метров. Забор предполагает, что летная пчела будет подниматься выше человеческого роста и улетать на свои луга. Но, как правило, это мало помогает. Потому что если есть в природе хороший взяток, то пчела и без забора на пасеке людей не беспокоит, а занимается своим делом, летит на цветочки. Если в природе нет взятка, то никакой забор не спасет, соседей все равно пчелы будут жалить.
– То есть пчелы могут наброситься на человека без видимых причин?
– Чаще всего люди их провоцируют, допустим, резкими запахами. Пчелы не любят парфюмерные и алкогольные ароматы. У нас в основном жалуются те, кто приезжает отдыхать на природу. Выпили пива, еще чего покрепче, а пчелы этого не любят, как, впрочем, и резкого запаха пота. Поэтому, если рядом есть пасека, лучше встать пораньше и поработать до десяти, пока пчелы не начали активного лета, и продолжить вечером, уже после 16-17 часов.
Никто не может запретить человеку заниматься пчеловодством на своем личном участке, ни у кого нет такого права. Наши пасеки нас кормят. Особенно сейчас, когда кризис коснется многих, немало людей записалось на курсы пчеловодов, чтобы развести пасеку. Но опять же начнутся жалобы. Ладно бы только письма-жалобы, а то ведь и до рукоприкладства доходит, и пасеки разоряют, жгут. Надо терпимей относиться друг к другу. Занимаясь пчеловодством, мы не только себя кормим, мы восстанавливаем природу. Не будет пчелы – не будет у соседа и урожая. Пчелы опыляют не только плодовые деревья, но и все, что растет на грядках.
– И все же ваши советы, как соблюсти баланс добрососедских отношений? Есть ли какие-то правила поведения рядом с пасекой?
– Прикрывайте волосы головным убором (иначе пчела, запутавшись, обязательно ужалит), а также открытые части тела. Даже легкая одежда защитит. И потом сосед-пчеловод никогда вам не откажет, даст лицевую сеточку, или ее можно купить в магазине, если есть необходимость находиться на участке в разгар дня. Не стоит забывать, что пчелы не любят запаха спиртного.
– В принципе с пчеловодом можно найти общий язык?
– Пчеловод всегда пойдет на какие-то уступки соседу. Договориться ведь людям легче, чем воевать.
В статье 36 Конституции Российской Федерации записано, что владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц. Садовые и дачные участки сейчас приватизированы, то есть находятся в частной собственности. Следовательно, их собственники могут свободно ими владеть, пользоваться и распоряжаться.
В Федеральном законе “О личном подсобном хозяйстве” содержится правовая норма, в соответствии с которой для ведения личного подсобного хозяйства среди другого имущества используются и пчелы (статья 6).
В Типовом уставе садоводческого товарищества, утвержденном еще постановлением Совета Министров РСФСР от 31 марта 1988 г., записано, что член садоводческого товарищества имеет право содержать на выделенном ему садовом участке пчел при обязательном соблюдении санитарных и ветеринарных правил и без ущерба нормальному отдыху на соседних садовых участках.
В действующем в республике Башкортостан законе “О пчеловодстве” записано, что запрещается установка стационарных и кочевых пасек вблизи детских учреждений, школ, больниц, а также усадеб граждан, имеющих медицинское заключение об аллергической реакции на ужаление пчел. Четко и ясно. Никаких других запретов по содержанию пчел на садовых и дачных участках нет.
Людмила СТАЦЕНКО

Total Page Visits: 17 - Today Page Visits: 1
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Сайт для пчеловодов и пасечников
Добавить комментарий