Кожевников григорий александрович

Кожевников григорий александрович

Среди выдающихся деятелей пчеловодства профессор Григорий Александрович Кожевников (1866-1933) занимает особое место. Этот биолог-теоретик под влиянием учения Ч. Дарвина и прогрессивных материалистических идей своих великих современников — И. М. Сеченова, И. П. Павлова и К. А. Тимирязева — впервые в истории пчеловодства рассматривал жизнедеятельность медоносных пчел с эволюционных позиций.

Это направление вообще характерно для русской биологической науки. Естественноисторический подход дал ему возможность получить множество новых фактов, сделать важные научные открытия в анатомии и физиологии насекомых, по-новому объяснить поведение и общественную организацию жизни медоносных пчел.

Его классические работы об эволюции медоносных пчел и их инстинктах продолжают оставаться непревзойденными в мировой пчеловодной литературе. По богатству идей, гипотез и концепций они не имеют себе равных и по сей день.

Без преувеличения можно сказать, что Кожевников заложил биологические основы современного практического пчеловодства. Благодаря его деятельности отечественная биология сделала большой шаг вперед, позволивший ей занять одно из ведущих мест в мире.
Биолог-эволюционист, теоретик и экспериментатор — таким он вошел в историю отечественного и мирового пчеловодства.

Став студентом естественного отделения Московского университета, Кожевников вошел в среду прогрессивно мыслящей молодежи и ученых-естественников. Естествознание в то время переживало расцвет, своими материалистическими идеями, великими открытиями и перспективами возбуждало общественный интерес и привлекало молодежь. Уже со второго курса он принимает участие в научном студенческом кружке. Здесь — знакомство с методикой исследований, первые эксперименты, попытки самостоятельного научного мышления.
Профессор Богданов предложил Кожевникову заняться медоносной пчелой. Это навсегда определило его научную судьбу.

Всесторонне изучив обширную энтомологическую литературу и одним из первых составив полную библиографию работ о пчеле, молодой ученый увидел потрясающую противоречивость данных разных авторов и пришел к выводу, что медоносная пчела не так уж хорошо изучена, как он думал, приступая к теме, что она может представлять весьма интересный объект исследований.
После окончания университета Кожевникова оставляют на кафедре зоологии. Здесь он формируется как ученый, защищает магистерскую, а потом и докторскую диссертации, становится профессором, заведующим кафедрой и директором музея.

В зоологической лаборатории Григорий Александрович проводит многочисленные анатомические исследования особей пчелиной семьи, изучает породы пчел, процесс их размножения и другие очень важные для пчеловодной науки и практики вопросы.

В 1890 году в «Дневнике зоологического отделения» Общества любителей естествознания появилась первая самостоятельная печатная работа Кожевникова «Строение органов размножения трутня», замеченная русскими и зарубежными биологами. Автор сразу же заявил о себе как об оригинальном исследователе, умеющем не только добывать новые факты, но и давать им теоретическое, естественно-историческое обоснование, исходить из закономерностей природы.

Специально занимаясь анатомией пчелы, Кожевников отметил весьма странный факт, что один из родоначальников пчелиной семьи — трутень — до сих пор не подвергался сколько-нибудь серьезному изучению. По утверждению молодого ученого, пчеловоды плохо знают строение и физиологию трутня. Мало известно и о его поведении. Так как встреча трутней с матками происходит в воздухе и наблюдать ее невозможно, существовали самые разные, часто противоречивые догадки и предположения о спаривании. И в этом не было ничего удивительного: ведь авторы знали строение половых органов трутня весьма приблизительно.

Надо сказать, что Кожевников посвятил изучению половой системы трутня много времени, исследуя ее в личиночном состоянии, в стадии куколки и у взрослого насекомого разного возраста. В результате Григорий Александрович дал полное и правильное описание полового аппарата, которое помогло составить представление и о процессе осеменения матки. Рисунки половых органов трутня, помещенные в различных пособиях того времени, давали неверное их изображение. Кожевников впервые сделал рисунок полового аппарата трутня с точным воспроизведением всех его частей и размеров. Этот рисунок потом вошел в учебники, в научную пчеловодную литературу, в том числе зарубежную, и воспроизводится до сих пор.

Кстати, трутень как биологический объект интересовал исследователя всю жизнь. Ученый препарировал многочисленных особей и выяснял их анатомическое строение, уточнял происхождение и назначение. Вопрос о роли трутня в пчелиной семье давно вызывал споры у пчеловодов-теоретиков. Утверждение о том, что трутни требуются семье не только для осеменения маток, но и для производства тепла, необходимого расплоду, Кожевников считал бездоказательным и отрицал его. Огромная масса рабочих пчел и без трутней довольно легко справляется с этой задачей, считал он и доказывал, что трутни нужны только для осеменения маток и никаких работ в улье не выполняют, поскольку не приспособлены к ним.

Биолог ответил и на другой, не менее сложный вопрос: для чего семья пчел выращивает так много трутней? В этом eмy помогло доскональное знание особенностей поведения пчел. Матка с трутнями встречается в воздухе и вдали от гнезда, поэтому для большей вероятности спаривания как раз и бывает необходимо большое число трутней, тем более что в естественных условиях нет той скученности семей и скопления трутней, как на пасеках — в обстоятельствах, искусственно созданных человеком. В лесу, где живут дикие пчелы, одна семья от другой находится обычно на значительном расстоянии.
Спаривание матки в воздухе предупреждает близкородственное размножение, которое в конце концов могло бы привести к вырождению вида. Природа подвергает матку многим опасностям во время брачного полета, но она и уменьшает эти опасности, создавая изобилие мужских особей. Поэтому вполне естественно состояние любой пчелиной семьи, если она стремится вывести как можно больше трутней. Кожевников, пожалуй, одним из первых биологов становится на защиту трутня, прямо указывая на то, что подавление естественной потребности пчел в трутнях вредно отражается на состоянии семьи. Известно немало случаев, когда матки из-за недостатка трутней оставались неплодными.

Ученый еще не знал, что для осеменения матки нужен не один трутень, как тогда считали, а несколько. Эта чрезвычайно важная разгадка еще одного закона жизни медоносных пчел с большой убедительностью объясняет их потребность в обилии трутней.

Г. А. Кожевников выдвинул и другую, естественно-историческую гипотезу, объясняющую и значительное число выводимых трутней. Он исходит из того, что в далеком прошлом пчелиная семья не существовала в том виде, в каком мы ее знаем теперь. Основанием для такого теоретического предположения послужил не только общий эволюционный процесс, совершающийся в природе, но и состояние других общественно живущих насекомых, в частности шмелей, находящихся на более ранней ступени развития. Кроме рабочих особей, в семье шмелей бывает много самцов, и все они выполняют определенные работы. Как полагал Кожевников, очевидно, было время, когда и в пчелиной семье трутни, кроме своего основного, предусмотренного природой назначения, тоже делали что-то полезное и для этого были ей нужны в большом количестве. Потом в результате длительной эволюции, которая у общественных насекомых шла в направлении специализации организмов и совершенствования самых важных органов, их польза стала более односторонней, и теперь трутни требуются только как производители потомства. Но, сохраняя еще не совсем угасший инстинкт, семья выращивает мужских особей лишь к роевой поре и избавляется от них сразу же после окончания периода размножения. Не в экономии запасов кормов, следовательно, причина изгнания трутней, а в прекращении роения, которое наступает под влиянием сезонной изменчивости или неблагоприятных условий в природе. Это было принципиально новым и глубоко научно обоснованным объяснением поведения пчел.

В научной деятельности Кожевникова сразу же наметились главные направления, которые определили тематику его работ, направили в единое русло все его исследования и в итоге позволили создать стройную систему взглядов на пчелу, ее строение и жизнь.
В семейном архиве среди бумаг Г. А. Кожевникова сохранилась газетная заметка, написанная в 1912 году по случаю очередного юбилея университета. Она так и называется «Татьянин день» и звучит столь тревожно актуально, что хочется привести из нее небольшой отрывок.
«Грустно современное положение Московского университета. В силу трагической коллизии лишился он крупных своих научных и педагогических сил, насущные нужды университета остаются неудовлетворенными как в смысле постановки преподавания, так и с чисто материальной стороны: ассистенты не получают жалованья, учебно-вспомогательные учреждения не имеют достаточных штатных сумм на покрытие самых неотложных нужд, специальных средств не хватает на сведение баланса громадного университетского хозяйства иначе, как с крупным дефицитом, университетские здания разваливаются в буквальном смысле слова, стены и потолки дали трещины, крыши проржавели, карнизы обвалились, «храм науки» похож на заброшенный дом в глухой усадьбе, а четыре крупных университетских учреждения (кабинеты: геологический, минералогический, географический и антропологический) вовсе не имеют приличного помещения… Нельзя не отметить и того подрыва русскому университетскому делу, который проектирован в виде отдачи молодых ученых, по примеру «доброго старого времени», на выучку немцам. Что бы сказал на это Ломоносов, этот великий поборник русской науки?

Но что же делать? Грустить надо, но бессильно опускать руки в припадке отчаяния нельзя! Надо работать. Работать, несмотря ни на что, работать при самых плохих условиях, работать под гнетом самых неблагоприятных обстоятельств, — работать хотя бы и без надежды на близкое светлое будущее, работать в силу твердого убеждения, что в этом — высшее призвание человека! Пусть злые силы мешают свободе научной работы, пусть у света есть враги, но ведь только ради этого света и правды стоить жить. Пусть торжество света далеко, пусть на наш светоч дует холодный ветер, от которого этот светоч дымит, коптит и не дает всей своей яркости, но мы пронесем этот светоч сквозь холод и ветер и сбережем его святой огонь для будущих поколений…
Светлого будущего дорогому университету!..» Вполне вероятно, что Кожевников не был автором этой заметки, но очевидно, что он был с ним согласен. Не можем не присоединиться к этим проникновенным словам и мы!
Похожие статьи:Великие пчеловоды — Меринг Иоганн
Великие пчеловоды — Федоров Александр Николаевич
Великие пчеловоды — Насонов Николай Викторович
Великие пчеловоды — Кандратьев Геннадий Петрович
Великие пчеловоды — Кулагин Николай Михайлович
История пчеловодства — Тайна золотого руна
История пчеловодства — Пчеловодство Сибири, становление
Пчеловодство — Лицом к прошлому
Чертежи ульев — История развития улья
Пчеловодство как бизнес — О пчеловодческой кооперации

Total Page Visits: 50 - Today Page Visits: 2
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Сайт для пчеловодов и пасечников
Добавить комментарий