Продажа меда с собственной пасеки от сайтпчеловодов.рф краснодарский край, кавказское предгорье разнотравье 700 руб/кг (сбор 2019г) Санкт-Петербург +7-911-2269001 (whatsapp)

Пчеловоды боятся что новый столичный мэр не любит мед

pchelovody-boyatsya-chto-novyy-stolichnyy-mer-ne-lyubit-med

Пчеловоды боятся, что новый столичный мэр не любит мед

Обычного шумного веселья не получилось — большинство средств на развитие местных сельхозкомпаний выделялось правительством Москвы по разработанным по инициативе того же Лужкова программам. Будут ли эти контракты нужны столице после смены мэра, неизвестно. Тревожатся также организаторы и завсегдатаи столичных медовых ярмарок, которые за последние 20 лет стали такой же приметой Москвы, как Манеж или Коломенское. О специфике пчеловодства с “административным ресурсом” и тревогах о будущем обозреватель” Недели” Наталья Гранина расспросила президента Российского национального союза пчеловодов, экс-советника экс-мэра Арнольда Бутова.

неделя: Правда, что пчелы дорого обходились московскому бюджету? Говорили, что ежегодно на развитие пчеловодства в Москве сотни миллионов рублей выделяли?

арнольд бутов: Про деньги — неправда. Глупость просто. Никогда нам живые средства никто не выделял. Лужков, конечно, нас очень поддерживал. Но это был, скорее, административный ресурс, доброе отношение. Часто это работает лучше, чем деньги. Юрий Михайлович решил главный вопрос — дал возможность производителям самостоятельно продавать свой товар. В Москве еще в конце 1990-х появились медовые ярмарки. В регионах они становятся популярными только сейчас. А это стимулирует развитие пчеловодства, дает работу и средства существования людям в глубинке. Когда мы только начинали ярмарочную деятельность, у пчеловодов было по 5-10 пчелосемейств, а сейчас — по 500-1000.

н: Но ярмарки ведь за счет бюджета организовывали?

бутов: В Манеже мы платили за аренду по льготным ставкам. В Царицыне, а до этого в Коломенском город бесплатно предоставлял нам место и милицейское сопровождение. Правительство Москвы обеспечивало присутствие дежурной лаборатории из гос-инспекции по контролю за качеством продукции. Нас поддерживали все члены правительства Москвы. Наружная реклама ярмарок была бесплатной, так как это социально значимое мероприятие. А рекламу в СМИ оплачивал Фонд развития пчеловодства. Все организационные вопросы — питание участников, помощников, обустройство торговых мест, доставку тары и другие — также шли за счет фонда.
н: На форумах пчеловоды говорят, что им стало невыгодно участвовать в ярмарках. Дескать, бесплатным участие было только на словах — на деле им приходилось оплачивать добровольный взнос в Фонд пчеловодства — до 100 тысяч рублей.
бутов: Обычные сплетни. Их распространяют конкуренты, чтобы нас дискредитировать. Перекупщики, которые импортируют мед из-за границы, стараются помешать нам, мы их конкуренты. У нас нет отбоя от желающих приехать в Москву. Мы на каждый регион даем квоту на количество мест — потому что не можем принять всех. Добровольные пожертвования действительно есть. Но они в разы меньше, чем названная вами сумма. Средства идут на оргмероприятия. По каждой ярмарке существует смета. За ее прозрачностью следит специальная ревизионная комиссия.
В каждый округ — по медовой лавке

н: Не знаете, новый мэр Сергей Собянин любит мед? Будут ли проводиться ярмарки с такой же интенсивностью?

бутов: С новым мэром я пока не встречался. Конечно, тревожно. И москвичи нам звонят. Беспокоятся, изменится ли что-то в будущем. А перекупщики радуются. Для них наши ярмарки — нож по горлу. Мы же цены сдерживали. Как только в Царицыно приезжали пасечники — к ним сразу косяком шли спекулянты с просьбой продать товар. В прошлом году один наш фермер поддался на уговоры — 300 кг каштана сдал по 600 рублей, да еще и сертификат им свой подарил. А на следующий день этот мед на соседнем рынке уже по 1200 выставили. Я уверен, что ярмарки будут. Это во благо москвичей и россиян. Вы полистайте наши книги отзывов, почитайте, какие письма от горожан к нам на сайт приходят. Сейчас кроме Союза пчеловодов ярмарки организуют и другие компании. Но порой туда такие подделки привозят — просто ужас. Добавляют в мед соевую муку, сухое молоко. Мы же строго следим за качеством. За всю почти пятнадцатилетнюю историю ярмарок было выявлено всего 17 случаев фальсификации. Мы проводили тщательное расследование, пострадавшим при этом обменивали бракованный продукт. Вот этой осенью обнаружили 200 кг меда с ароматизаторами и повышенной кислотностью. В двух случаях пчеловоды сознательно бодяжили мед. Их мы исключили из Союза пчеловодов. А один признался, что не смог отказать соседу, попросившему прихватить с собой в Москву его фляги с медом. Он получил выговор и запрет на посещение двух ярмарок.

н: А что с планами по открытию фирменных медовых магазинов? Предполагалось, что они в ближайшем будущем заработают в каждом столичном округе? Деньги на их организацию также должен был выделить городской бюджет?

бутов: Пока “Лавка пасечника” есть в Коломенском, на Новокузнецкой — “Дом меда”. Собираемся в каждом округе открыть что-то наподобие стационарных ярмарок. Планировали приглашать туда по 5-10 пчеловодов из регионов. Неделю — из Пензенской области, скажем, неделю — с Алтая. Чтобы у москвичей была возможность круглогодично приобрести качественный продукт. Надеемся, эти планы воплотятся в жизнь. Помещения для магазинов уже подобраны. Мы не просим ни копейки у государства. Только моральную поддержку.
Из буфета ЦК КПСС

н: Как вы познакомились с Лужковым? Это вы его к пчеловодству приобщили?

бутов: Нет, он “заразился” пчелами задолго до знакомства со мной. В советские времена Лужков возглавлял НПО “Химавтоматика”, где трудились 26 тысяч работников. Главным образом научные сотрудники. В то время ЦК КПСС обязывал крупные предприятия заводить подсобные хозяйства. Лужкову предложили выращивать картошку. Но он засомневался, что докторам наук будет в радость в поле колорадских жуков ловить. И решил пчеловодством заняться. Взял старые скотовозы, переоборудовал их в кочующие пасеки. Каждый сотрудник получал по баночке меда.
Я с ним тесно познакомился в конце 1980-х, когда Лужков уже работал в Мосгорисполкоме. А я тогда в Совмине трудился, занимался проблемами сельского хозяйства. В том числе пчеловодством. Отрасль практически умирала. До революции Россия была медовой державой, но в конце 1920-х — начале 1930-х годов зажиточных пчеловодов раскулачили, ульи передали Росколхозпчеловодцентру. Весь мед шел на экспорт. В обычных магазинах не продавался, купить можно было только в буфете ЦК КПСС. Когда начали разваливаться колхозы, вместе с ними гибли пасеки. По согласованию с ЦК КПСС в 1989 году мы реанимировали Союз пчеловодов. И начали реанимацию частного сектора. По этому поводу вышло постановление Совмина. В нем было дано поручение Мосгорисполкому выделить нам помещения в Москве. Вот тогда я и пришел к Лужкову. Помню, поразился, как он оперативно все вопросы решает. Потом ему докладную записку написал о главной проблеме пчеловодов — реализации. Годы тогда бандитские были. На рынок пасечников не пускали, рэкет требовал мзду. В магазинах такие условия заламывали, что страшно. Я предложил в 1996 году провести экспериментальную ярмарку. Посмотреть — нуждаются в меде москвичи или нет. Лужков нам тогда совершенно бесплатно отдал Гостиный Двор. Приехали 150 пчеловодов, каждый по тонне меда захватил. За три дня разошлось все.

н: Лужков на самом деле хороший пчеловод или это его имидж?
бутов: Очень хороший. Я у него часто на пасеке бывал. Да вы даже на фото посмотрите. Видите, соты в руках держит запечатанные. Это — высшее качество меда, не у всех пчеловодов такие получаются. Лужков первое время все делал сам. И очень творчески: улей новый изобрел, придумал рамки наващивать. А потом, когда пасека расширилась, нанял помощников. Знаю, что и сыновья у него тоже медом увлекались. Со своей пасеки Лужков по 4 тонны собирал. Весь урожай в детские дома отдавал. Между прочим, многие мудрые руководители увлекались пчелами: королева Бельгии, президент Финляндии. Из истории известно, что пасечниками были Петр I, Екатерина II, Иван Грозный.
н: А в других регионах есть еще чиновники-пчеловоды?
бутов: Очень мало. На уровне глав управ. Там, где чиновники пчелами увлекаются, у нас дела идут лучше. Дело тут в моральной поддержке. Все от людей зависит. Даже в Москве, где на нас вроде бы работал административный ресурс, в каждом округе дела по-разному шли. В Южном и Юго-Восточном ярмарки блестяще организовывали. А в том же Западном — “мертвая” зона. Потому что префектура не хотела дополнительные заботы на себя взваливать
Может, стоит оживиться охотникам?
Новый столичный мэр Сергей Собянин в пристрастиях к полезным насекомым замечен не был. Этот факт серьезно беспокоит жителей Москвы. Один из них, депутат Мосгордумы Александр Семенников, на заседании городского парламента, когда Дума утверждала кандидатуру Собянина, задал вопрос прямо:
— Не надо ли бояться нашим пчеловодам и спортсменам, что что-то изменится? Может, стоит оживиться охотникам?
Семенников намекал на то, что сибиряк Собянин, как рассказывают, заядлый охотник, меткий стрелок, а его дед до глубокой старости ходил на медведя.
— Вряд ли охотникам стоит на что-то рассчитывать в Москве, им лучше поехать в другие места, — ответил Сергей Собянин.
Из чего следует, что заведенная Юрием Лужковым мода делать личные увлечения частью городской экономики вряд ли приживется. Впрочем, и предшественники Лужкова, имея милые увлечения, почему-то не увлекали ими всех горожан. Даже наоборот.
Например, многолетний глава Моссовета Владимир Промыслов (правил с 1963 по 1985 год) имел одно хобби — бильярд. Однако при нем бильярдные методично закрывались — спрос был невелик.

Total Page Visits: 23 - Today Page Visits: 1
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Сайт для пчеловодов и пасечников
Добавить комментарий