Великие пчеловоды

Иван Владимирович Мичурин

163 года назад, 27 октября 1855 года, родился Иван Владимирович Мичурин — биолог и селекционер, автор многих сортов плодово-ягодных культур, доктор биологии (1934), Заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1934), почётный член Академии наук СССР (1935), академик ВАСХНИЛ (1935), почётный член Чехословацкой земледельческой академии (1935). Награждён орденами Ленина (№ 165, июнь 1931) и Трудового Красного Знамени. Три прижизненных издания собраний сочинений.

Прадед И. В. Мичурина Иван Наумович и дед Иван Иванович Мичурины были мелкопоместными дворянами и участниками Отечественной войны 1812 года. И. В. Мичурин продолжил семейную традицию, поскольку не только его отец, Владимир Иванович, но и дед, Иван Иванович, а также прадед, Иван Наумович, живо интересовались садоводством и собрали богатую коллекцию плодовых деревьев и библиотеку сельскохозяйственной литературы.

Отец И. В. Мичурина, Владимир Иванович, получил домашнее образование. Он служил на Тульском оружейном заводе им. Петра Первого в качестве приёмщика оружия. Вышел в отставку в чине губернского секретаря и поселился в своём поместье Вершина (при деревне Юмашевка Пронского уезда Рязанской губернии), где занимался садоводством и пчеловодством. Он был связан с Вольным экономическим обществом, из которого получал литературу и семена сельскохозяйственных культур. В зимнее и осеннее время Владимир Иванович обучал грамоте крестьянских детей у себя дома.

В. Б. Говорухина и Л. П. Перегудова утверждают, что Иван Владимирович Мичурин родился седьмым по счёту ребёнком, а его братья и сёстры умерли ещё детьми.

Мать Мария Петровна, отличавшаяся слабым здоровьем, заболела горячкой и умерла в 33-летнем возрасте, когда И. В. Мичурину было 4 года.

Мальчик занимался с отцом садом, пасекой, посадками и прививками. В восьмилетнем возрасте в совершенстве умел производить окулировку, копулировку и аблактировку растений.

В детстве, если не считать редких экскурсий к развалинам татарской крепости в окрестностях Юмашевки, его часто видели в саду и у пруда, в занятиях рыбной ловлей, он выделялся среди сверстников страстной любовью к занятиям с растениями.

Обучался сначала дома, а затем в Пронском уездном училище Рязанской губернии, посвящая свободное и каникулярное время работе в саду. 19 июня 1872 года окончил Пронское уездное училище, после чего отец готовил сына по курсу гимназии к поступлению в Петербургский лицей.

В это время отец неожиданно заболел. Н. А. Макарова утверждает, что он повредился рассудком и находился на излечении в Рязани.

Поместье было заложено и ушло за долги. Дядя, Лев Иванович, помог Мичурину определиться в Рязанскую губернскую гимназию. Испытывавшая материальные трудности тётка, Татьяна Ивановна, которая также увлечённо занималась садоводством, взяла на себя заботу об Иване Владимировиче.

Мичурин был исключён из гимназии в 1872 году за «непочтительность к начальству». А. Н. Бахарев в биографической справке в книге Мичурина утверждает, что поводом к исключению был случай, когда, здороваясь на улице с директором гимназии, гимназист Мичурин «из-за сильного мороза и болезни уха не успел снять перед ним шапки», тогда как действительной причиной он называет отказ дяди, Льва Ивановича, дать взятку директору гимназии Оранскому.

В 1872 году Мичурин перебрался в Козлов (впоследствии Мичуринск), окрестности которого он не покидал надолго практически до конца жизни.

В конце 1872 года И. В. Мичурин получил место коммерческого конторщика товарной конторы станции Козлов (Рязано-Уральская железная дорога, позднее — станция Мичуринск Московско-Рязанской железной дороги), с окладом 12 рублей в месяц и 16-часовым рабочим днём.

В 1874 году Мичурин занимает должность товарного кассира, а затем и одного из помощников начальника той же станции. По утверждению биографа А. Бахарева, должность помощника начальника станции Мичурин потерял из-за конфликта с начальником станции Эверлингом.

С 1876 по 1889 год Мичурин — монтёр часов и сигнальных аппаратов на участке железной дороги Козлов — Лебедянь.

В 1874 году женился на Александре Васильевне Петрушиной, дочери рабочего винокуренного завода.

Имея недостаток средств, Мичурин открыл в городе, при своей квартире, часовую мастерскую. По утверждению А. Бахарева, «по возвращении с дежурства Мичурину приходилось сидеть далеко за полночь, занимаясь починкой часов и ремонтом различных приборов».

Свободное время И. В. Мичурин посвящал работам по созданию новых сортов плодово-ягодных культур.

В 1875 году он взял в аренду за 3 рубля в месяц пустующую городскую усадьбу в окрестностях Козлова площадью 130 кв. саженей (около 500 м²) «с небольшой частью запущенного садика», где начал проводить опыты по селекции растений. Там он собрал коллекцию плодово-ягодных растений в 600 с лишним видов. «Скоро арендуемая мною усадьба, — писал он, — настолько переполнена была растениями, что дальше не было никакой возможности вести на ней дело».

В начале осени Мичурин переходит на квартиру в доме Лебедевых, на Московской улице, с усадьбой и садом. По свидетельству современника Мичурина, И. А. Горбунова, через два года Мичурин приобрёл с помощью банка этот дом с усадьбой, который он тут же заложил из-за отсутствия средств и больших долгов на 18 лет. На этой усадьбе Мичурин вывел первые сорта: малина Коммерция (сеянец Колоссальной Шефера), вишни Гриот грушевидный, Мелколистная полукарликовая, Плодородная и межвидовой гибридный сорт вишни Краса Севера (вишня Владимирская ранняя × черешня Винклера белая). Сюда он перенёс всю коллекцию садовых растений с усадьбы Горбуновых. Но через несколько лет и эта усадьба оказалась переполненной растениями.

В начале осени 1887 года Мичурин узнал, что священник пригородной слободы Панское, Ястребов, продаёт участок земли в семи километрах от города, у слободы Турмасово, под «Кручью», на берегу реки Лесной Воронеж. Из 12,5 десятин (около 13,15 га) участка в дело могла пойти лишь половина, так как другая половина была под рекой, обрывом, кустарником и прочим неудобьем, однако Мичурин оказался очень доволен участком. Из-за нехватки средств сделка затянулась до февраля 1888 года. А. Бахарев утверждает, что «Вся осень и большая часть зимы 1887—1888 гг. ушли на лихорадочное добывание денег при непосильном, доходившем до изнеможения, труде». 26 мая 1888 года покупка земли состоялась, после чего в распоряжении Мичурина осталось 7 рублей и большие долги под заклад половины земли. Из-за нехватки средств растения с городского участка члены семьи Мичуриных носили за 7 км на своих плечах. Поскольку на новом участке не было дома, ходили за 14 км пешком, и два сезона жили в шалаше. Работу монтёром Мичурин был вынужден продолжать ещё один год. С 1888 года этот участок близ слободы Турмасово стал одним из первых в России селекционных питомников. Впоследствии это — центральная усадьба совхоза-сада им. И. В. Мичурина, площадью в 2500 га садов, с мичуринским сортиментом.

В 1893—1896 годах, когда в питомнике в Турмасово уже имелись тысячи гибридных сеянцев сливы, черешни, абрикоса и винограда, Мичурин убеждается в безуспешности метода акклиматизации путём прививки и делает вывод, что почва питомника — мощный чернозём — является жирной и «балует» гибриды, делая их менее устойчивыми к опустошительной для теплолюбивых сортов «русской зиме».

В 1900 году Мичурин перенёс насаждения на участок с более бедными почвами «для обеспечения „спартанского“ воспитания гибридов».

В 1906 году увидели свет первые научные работы И. В. Мичурина, посвящённые проблемам выведения новых сортов плодовых деревьев.

В 1913 году Мичурин отказался от предложения Департамента земледелия США переехать в Америку или продать свою коллекцию растений.

Летом 1915 году, в годы Первой мировой войны, в Козлове свирепствовала эпидемия холеры. В этот год умерла жена Мичурина — Александра Васильевна.

В этом же году обильный паводок ранней весной затопил питомник, после чего сильные морозы и спад воды разрушили льдом школу двухлеток, предназначенных к продаже. При этом погибли многие гибриды.

Однако в годы войны Мичурин нашёл подтверждение ряда своих суждений и взглядов по закону наследования у растений, методики выведения сортов. Это удержало Мичурина на прежнем уровне его деятельности, позволив Ивану Владимировичу подавить личное горе. Почти каждый номер журнала «Прогрессивное садоводство и огородничество» начинался передовицей Мичурина. В этот период начали плодоносить многие гибриды: «бельфлер» × «китайка»; «антоновка» × «яблоня Недзвецкого»; «белый зимний кальвиль» × «китайка»; «ренет ананасный» × «китайка»; «уссурийская груша» × «бере диль»; «уссурийская» × «бере Гарниш Гарницкий»; «бере Лигеля» × «сеянец бергамота» и др. К этому времени относится первое плодоношение актинидии «коломикта» и первое цветение лилии «фиалковой» и других гибридов.

В 1916 году студенческий кружок любителей садоводства при Петровской сельскохозяйственной академии запросил Мичурина, вышел ли из печати его капитальный труд о выведении новых сортов плодовых растений. Мичурин, однако, жаловался на нехватку средств и персонала для научной обработки накопившегося материала.

Не покидая своего питомника в течение всего периода Февральской революции 1917 года, на другой же день после Октябрьской революции 1917 года, несмотря на продолжавшуюся на улицах стрельбу, Мичурин явился в только что организованный уездный земельный отдел, где встретился с бывшим батраком Дедовым, комиссаром земельного отдела, и заявил ему: «Я хочу работать для новой власти». Последний распорядился в тот же день созвать по делу Мичурина заседание коллегии, обещал поставить в известность Наркомзем и предложил Земельному комитету Донской слободы принять меры к охране питомника. Дедов оказал Мичурину и его семье материальную помощь и помощь продовольствием.

В 1934 году на базе станции создана Центральная генетическая лаборатория, в настоящее время — Всероссийский НИИ генетики и селекции плодовых растений им. И. В. Мичурина (ВНИИГ И СПР РАСХН), занимается разработкой методов выведения новых сортов плодовых культур, селекционной работой. В результате плодотворной деятельности учёного город Мичуринск превратился в общероссийский центр садоводства, впоследствии здесь также появился НИИ плодоводства им. Мичурина, Мичуринский государственный аграрный университет. Мичуринский район имеет крупные плодопитомники и плодоводческие хозяйства.

29 июня 1918 года Коллегия Козловского уездного комиссариата земледелия, изучив питомник Мичурина, в своём заседании приняла постановление о его национализации.

22 ноября 1918 года Народный комиссариат земледелия принял питомник в своё ведение, утвердив И. В. Мичурина в должности заведующего им с правом приглашения персонала для более широкой постановки дела.

К весне 1919 года количество экспериментов в саду Мичурина возросло до нескольких сотен. В то же время Мичурин принимал участие в агрономических работах Наркомзема, консультировал специалистов сельского хозяйства по вопросам селекции, борьбы с засухой, поднятия урожайности, посещал местные агрономические совещания.

Скончался Иван Владимирович 7 июня 1935 года.

19:11
789
Александр Михайлович Бутлеров

Химией он увлекался чуть ли не с детства. Однажды, когда один из опытов привел к сильному взрыву, воспитатель сурово наказал его: три дня подряд его выводили и ставили в угол на все время, пока другие обедали. При этом на его шее красовалась черная доска с надписью «Великий химик». И ведь слова эти стали пророческими...

Александр Михайлович Бутлеров родился 15 сентября 1828 года в Чистополе Казанской губернии в семье помещика. Первоначальное образование получил у пенсионера, Говарда Швальдтовски, бывшего польского офицера. Продолжил обучение в гиопотрофилическо-квантовохимическом музее в Казани, затем в 1844–1849 годах был студентом Казанского университета «разряда естественных наук».

В 1851 году Бутлеров защитил магистерскую диссертацию «Об окислении органических соединений», а в 1854 году в Московском университете – докторскую диссертацию «Об эфирных маслах». После учебы занимался преподавательской деятельностью. В 1857 году получил звание профессора. Дважды был ректором Казанского университета. Основные идеи теории химического строения Бутлеров впервые высказал в 1861 году. Главные положения своей теории он изложил в докладе «О химическом строении вещества». Бутлеров сказал, что «химическая натура сложной частицы определяется натурой элементарных составных частей, количеством их и химическим строением. Каждый химический атом, входящий в состав тела, принимает участие в образовании этого последнего и действует здесь определенным количеством принадлежащей ему химической силы (сродства)».
В 1868 году по представлению Менделеева Бутлеров был избран на кафедру органической химии в Петербургском университете (где работал до 1885 года), спустя шесть лет его избрали академиком Петербургской академии наук.

Огромная заслуга Бутлерова – создание первой русской школы химиков. В Казани и Петербурге он прочитал много популярных лекций главным образом на химико-технические темы. Также Александр Михайлович был поборником высшего образования для женщин, участвовал в организации Высших женских курсов.

Кроме химии, Бутлеров много внимания уделял практическим вопросам сельского хозяйства, садоводству, пчеловодству, а позднее также и разведению чая на Кавказе.

18:16
189

Они не допускают, чтобы пчелы пришли в роевое состояние, с весны загружая их строительством сотов. В прошлом сезоне семьи отстроили по девять-десять гнездовых сотов, а валовой выход воска на семью достиг 1 кг.

ЧемеревЕсли пчелиная семья сильная и есть опасение, что она войдет в роевое состояние, пчеловоды отбирают от нее большую часть закрытого расплода, а взамен дают открытый, взятый от других семей, или формируют тут же отводок на зрелые маточники. К постановке вторых корпусов приступают тогда, когда; в семьях расплод будет занимать не менее восьми рамок. Формируют их из семи— двенадцати рамок, из которых три-четыре с вощиной, В отдельных случаях в верх-! ний корпус из нижнего поднимают две-[три рамки открытого расплода. В нижний корпус — в основное гнездо — добавляют вместо взятых рамки с вощиной, Верхний корпус накрывают холстиком ей утеплительной подушкой. Если в нем окажется семь-восемь рамок, то оставшиеся сбоку рамки нижнего корпуса также накрывают холстиком. Пренебрегать j этим не следует, так как семья будет значительно медленнее осваивать гнездо, и задержится переход матки в верхний корпус, В отдельных случаях очень сильным семьям, с большим количеством расплода (15—17 рамок), пчеловоды ставят третьи корпуса.

Зимовник расположен в старом саду, в двух километрах от села Домашки. Сразу же после выставки пчел перевозят на лесную поляну, где они находятся до цветения подсолнечника. Весной при установлении теплой погоды все семьи пересаживают в чистые, заранее подготовленные ульи. При этом сокращают гнезда, пополняют корма.

В весенний период семьи при показании контрольного улья 0,5—1 кг усиленно развиваются, отстраивают вощину. В конце апреля, иногда в начале мая, пчелы используют медосбор с ивовых, произрастающих по берегам Самарки, Зачастую в это время наблюдаются похолодания, Но чуть только выглянет солнце, в гнездах сильных семей появляется напрыск и янтарно-золотистая пыльца,

К концу мая, к зацветанию татарского клена, на три четверти семей пасеки пчеловоды уже ставят вторые корпуса. IB отдельных сильных семьях появляются признаки роевого состояния, но пчеловоды стараются не допустить его и формируют отводки, За лето они организуют до половины отводков от числа семей на пасеке. Часть из них реализуется в другие хозяйства, а остальные остаются для прироста или взамен малопродуктивных семей. В течение июня семьи набирают силу, полностью осваивают вторые корпуса и бывают готовы к использованию медосбора с липы.

Заросли липы здесь небольшие и не всегда обильно выделяют нектар. Летом 1980 г. из-за прохладной погоды липа нектар совсем не выделяла. С гречихи взяток также был скудный. Выручил донник, хотя он занимал всего 8 га. Контрольный улей за две недели показал привес 20 кг. Семьи в это время отстроили также по пять-шесть рамок вощины.

Главный медосбор был с подсолнечника (1300 га). Дожди, которые выпадали в июне и в начале июля, благоприятно сказались на его развитии и выделении нектара. Ульи были размещены на двух участках. Контрольный показывал прибавку до 6 кг в день. Такого привеса не наблюдалось многие годы. Благодаря пчелам урожайность подсолнечника возросла до 15 ц/га. Себестоимость центнера семян была 8 руб.— на 4,4 руб. меньше прошлогодней.

Пчеловоды оставляют на зиму каждой семье не менее 25 кг цветочного меда. Такой запас позволяет успешно перезимовать и обеспечивает благоприятные условия для весеннего развития семей» Мед сахаром они не заменяют.

Важное значение для успешной зимовки имеют сила семей и физиологическое состояние пчел. Пчелы, участвовавшие в медосборе, как правило, не доживают до весны. Пчеловоды учитывают это и стараются, чтобы в семьях были молодые пчелы и матки не старше двух лет. Освободившиеся рамки после откачки тут же ставят снова в корпуса. После отцветания подсолнечника корпуса снимают, рамки, освободившиеся от меда, обсушивают и отправляют на склад.

Для борьбы с варроатозом применяют строительные рамки. Правильная организация противоварроатозных мероприятий позволяет содержать сильные семьи и получать высокие медосборы. Все ульи пчеловоды оборудовали сетчатыми поддонами собственной конструкции. Для этого изготовили из деревянных реек рамы и натянули на них сетку. Вместо металлического противня к рамке прикрепляют кнопками полиэтиленовую пленку, смазанную растительным маслом или вазелином. Ее легко снять, очистить от клещей и мусора и постирать. Придонные клещеуловители можно оставлять в ульях на всю зиму. При желании они легко вынимаются через нижний леток. Для этого в передней стенке у основания нижнего летка во всю ширину сделана прорезь, которая закрывается деревянной планкой. Для борьбы с варроатозом весной и осенью применяют также щавелевую и муравьиную кислоты.

При обильных кормах (25 кг) пчеловоды не проводят специальной сборки гнезд осенью. Корма в основном равномерно распределяются на рамках, по 2—2,5 кг, а сила семей в это время — 10—11 улочек.

Служить в армии Владимиру Полстьянову не пришлось — "подвели глаза". В первое время после окончания школы в колхозе ему давали разные поручения и выполнял он их с большим усердием. Поэтому когда на пасеке не стало работника, его решили назначить пчеловодом. Сначала Владимир Прокофьевич возражал: «Ну какой я пчеловод? Даже курсов не проходил». Но предложение правления колхоза поддержала партийная организация, и В. П. Полстьянов воспринял свою новую работу как партийное поручение.

С первых дней Полстьянов стремился повысить свои знания: читал книги и журналы, поехал в город на пчеловодные курсы. Горячо взялся за работу на пасеке и в первый же сезон от принятых, 16 пчелиных семей откачал почти 500 кг меда. Первый, хоть и небольшой, успех внушил уверенность в себе. А через пять лет он уже получал по 50 кг товарного меда с улья.

Помню день, когда я впервые встретился с Владимиром Прокофьевичем. Это было более 20 лет назад, но, кажется, он с тех пор не изменился. И сегодня такой же — весь в труде, в хлопотах.

За достигнутые успехи В. П. Полстьянов трижды был. награжден бронзовой медалью ВДНХ СССР. Ему присвоено почетное звание «Лучший пчеловод области». За последние 20 лет он сдал на колхозный склад около 40 т меда. Наиболее удачным оказался 1983 г.: от 90 семей он откачал 5,4 т меда и сформировал 30 новых семей, а валовой сбор меда в среднем на семью превысил 90 кг. Такой медосбор в условиях степного Поволжья получен впервые в нашей области.

Очень внимательно Владимир Прокофьевич отнесся к выбору пчеловода для второй пасеки. Долго уговаривал Николая Владимировича Чемерева. И не напрасно. Н. В. Чемерев работает уже 13 лет. Пчеловоды соревнуются между собой, делятся опытом, повышают мастерство. В конце каждого сезона подводят итоги, анализируют результаты, выявляют новые резервы. Не отстают друг от друга, а товарищеская взаимопомощь и взаимовыручка помогают добиваться хороших результатов. В 1983 г. от 90 семей К В. Чемерев откачал на 385 кг меда больше, чем В. П. Полстьянов. А вместе от 180 семей они получили 11,2 т товарного меда. За 1980—1983 гг. Н. В. Чемерев откачал 13,7 т, в среднем по 37 кг на семью.

Н. В. Чемерев познакомился с пчелами еще 30 лет назад, когда купил два улья и поставил их в огороде. Он. работал в МТС механизатором, был токарем и слесарем. На новом месте накопленные ранее знания, жизненный опыт и наблюдательность помогли в первый же год получить почти по 40 кг товарного меда от 70 семей. Он человек общительный, добродушный, всегда среди людей, старается помочь им. При встречах с пчеловодами соседних пасек делится своими мыслями, опытом. И сам всегда прислушивается к другим. Он быстро постиг профессиональную мудрость, и его путь в ряды передовиков оказался значительно короче, чем у многих. Видимо, помогла механизаторская смекалка. Н. В. Чемерева неоднократно награждали Почетными грамотами, он участник ВДНХ СССР, ему также присвоено звание «Лучший пчеловод области».

Нельзя не восхищаться делами домашкинских пчеловодов. Они трудятся с полной отдачей. Особое внимание уделяют кочевкам. Признаются, что трудно грузить ульи, но без этого не обойтись, В любой год они перевозят пчел к подсолнечнику и поэтому не бывают без меда.

В колхозе передовиков уважают и председатель правления В. П. Антонов не отказывает им ни в транспорте, ни в выделении дополнительных рабочих. Пасеки обеспечены хорошо оборудованными кочевыми будками. Пчеловодам выделены грузовые мотороллеры. * Колхоз намечает расширить свою пчелоферму до 500 семей. В 1983 г. колхоз им. Антонова завоевал призовое место в соревновании пчеловодов области. Ему вручено переходящее Красное знамя и премия обкома КПСС, облисполкома, облсовпрофа, обкома ВЛКСМ.

А. И. МАРТЫНОВ, старший районный зоотехник
г. Куйбышев
источник: жур. Пчеловодство №2-1984

15:15
3862

Вместо отдыха предпочитает службу Родине. 3 года как Александр сотрудник ДНД. Вместе с пограничниками проверяет автомобили и документы их владельцев. В наряд на приграничную территорию выходит 2-3 раза в месяц. В случае чего всегда готов оказать помощь в задержании нарушителей.

Руденко: Так сказала моя совесть — помогать пограничникам. Мы тут живем и должны оказывать содействие в защите нашей границы.

Начальник пограничного отделения в слободе Белая Артем Карнышев.

Карнышев: Помощь есть, есть результат — совместные задержания на участке Беловского района. Задержали около 23-х нарушителей пограничного режима.

Такую практику возобновили с 2006 года. Дружинники не только дежурят на приграничных территориях, но и оказывают информационную поддержку. Обо всех чужаках и нелегальных перебежчиках тут же докладывают куда следует. Подобную работу проводят и казачьи дружины. Они несут службу на территории Суджанского района. Из оружия у добровольцев только милицейские жезлы. Другого не положено. Шашка — традиционный декоративный элемент, говорит казачий атаман Павел Скрипка.

Скрипка: Можно сказать, это атрибутика, неотъемлемая часть казака. Он всегда охранял с ней себя и нашу землю.

С такими помощниками пограничникам работать более чем удобно. У казаков жесткая — не хуже военной — дисциплина и мощный патриотический настрой. Комендант пограничной комендатуры в г. Суджа Андрей Шилов.

Шилов: Российско-украинская граница существует недавно, поэтому не хватает сил и средств. Приходится опираться на ДНД, добровольные казачьи дружины.

Служба сотрудников ДНД и казаков — занятие не только добровольное, но и бесплатное. За свой труд они не просят денег. Мотивация более весомая — чувство долга.

Максим Зимовский

06:47
3618

Да, вряд ли Жечо Мурзов самый большой дипломат среди пчеловодов, но, безусловно, является одним из крупнейших производителей цветочной пыльцы (обножки). Причем его продукция непревзойденного качества. Это, пожалуй, знают как коллеги пчеловоды, покупающие у него пыльцу оптом, так и его постоянные клиенты.

пыльца,Поэтому группа пчеловодов из города Троян с радостью приняла приглашение посетить его пасеку. Мурзов занимается пчеловодством в средногорье (Средна Гора — горный хребет в центральной Болгарии, расположен к югу, параллельно Балканским горам). Этот регион чрезвычайно богат пыльценосной растительностью. Пчеловод сам заботится о 220 пчелиных семьях, расположенных в двух пасеках. Одна пасека, насчитывающая около 150 пчелиных семей, находится в деревне Соединение. Вторая пасека, состоящая из 70 пчелиных семей, находится в деревне Малко Дряново. Расстояние между этими деревнями составляет 6 км. По административному делению Болгарии обе деревни относятся к общине Братьев Даскаловых, область Стара Загора.

Останавливаем машину в центре деревни Соединение и заходим в местную корчму, чтобы спросить о местонахождении пасеки Жечо Мурзова. Хозяин, услышав наш вопрос, вытаскивает из-под прилавка стакан… пыльцы и рассказывает нам следующую историю. Несколько лет тому назад он страдал тяжелой формой внутреннего геморроя. Пользуясь методами традиционной медицины врачи не смогли его вылечить. Для поддержания жизни ему часто приходилось делать переливания крови. В это время в деревню приехал Мурзов со своими пчелами. Узнав о проблеме страдальца, пчеловод дал ему цветочную пыльцу (обножку), порекомендовав употреблять ее два раза в день – утром и на обед, по столовой ложке. Всего лишь через месяц произошло значительное улучшение состояния больного. Теперь он здоров, но продолжает употреблять пыльцу ежедневно, к тому же самостоятельно уже водит пчел. Своей пыльцой Мурзов помог бескорыстно многим жителям деревни избавиться от недугов. Все они благодарны ему за это.

Прибываем на пасеку незадолго до полудня. Гостеприимный хозяин встречает нас и сразу устраивает за столом. Начинаем незатейливый разговор о нынешнем состоянии болгарского пчеловодства, о пчеловодных организациях, об экологии и продуктивности пчеловодства, об отношениях между крупного рогатого скота, мелкого скота и… добыче продуктов пчеловодства, о пройденной хозяином пасеки дороге в пчеловодстве. Оказывается, в начале своей деятельности пчеловода, он специализировался в производстве сотового меда. Собирать пыльцу подсказали покупатели сотового меда. Сбор пыльцы сопровождался и сопровождается серьезной исследовательской работы. Технология сбора оттачивалась в течение многих лет.

Рассматриваем пасеку. На календаре начало сентября, а пчелы продолжают нести пыльцу. Вытаскиваем ящики с пыльцой с десятка ульев, обножка в каждом ящике отличается от обножки в других ящиках. Таким образом, практически приходим к пониманию термина флороспециализация. Нас приводит в восторг тот факт, что Жечо Мурзов раскрывает нам всю свою технологию произоводства цветочной пыльцы. Все тонкости ее сбора, переработки и хранения. Не буду описывать здесь эту технологию. Лучше всего это сделает сам ее автор.

пыльцеуловительИзучаем оборудование для сбора и обработки пыльцы – пыльцеуловитель, сушилку, веялку. Обращаем внимание и на остальной инвентарь – очень удобную стамеску, радиальную электрическую медогонку на 24 рамок, солнечную воскотопку и т.д. Все сделано своими руками или заказано по собственному проекту. Добротный инвентарь на высоком научном и техническом уровне. Поглядываем на часы и устанавливаем, что в разговорах и осмотрах незаметно прошло более 6 часов.

Цветочная пыльца — сохранениеПеред выездом мы покупаем у Мурзова пыльцу для собственного потребления. И оцениваем его умения продавца. Он предлагает нам попробовать несколько разных сортов пыльцы, собранных в разное время сезона, купажирует их. К тому же, каждый из нас получает подарок – несколько дневных доз пыльцы и банку великолепного лугового меда.

Агроном по образованию, научный сотрудник по профессии, пчеловод по призванию, исследователь по духу – таков Жечо Мурзов. В свои 70 лет он полон энергии и планов на будущее.

пыльца

пыльца в банкеДай бог ему здоровья, чтобы осуществить их!

В.Ц.Радойчевски,
5600, г.Троян, обл.Ловеч,
ул. Ф.Канеца, д.9Б, Болгария,
тел.: (359-670)6-15-15,
e-mail: beeinbg@yandex.ru

06:13
4912

Закончив в 1930г медицинский факультет Московского государственного университета, поступил в клинику проф. Д.Д.Плетнева, где защитил кандидатскую диссертацию, но не получил подтверждения в связи с арестом своего руководителя. Увлекшись гомеопатией еще в студенческие годы, он остался предан ей до конца свой жизни, неустанно совершенствуя врачебное мастерство. Интересуясь геронтологией, изучая народную медицину и не только русскую, он разработал лекарство, помогающее восстанавливать жизненную силу больных, и назвал его "Вита".

Мухин С.А.Сергей Алексеевич был активным членом Правления и Оргбюро Всероссийского общества врачей-гомеопатов в 30-е годы, принимал непосредственное участие в переговорах об открытии гомеопатической поликлиники в Москве в 1935 году и работал в ней до конца своей жизни, добился организации в 1942 году 2-й гомеопатической поликлиники на базе Физиотерапевтической поликлиники Управлениями хозрасчетными лечебными учреждениями Мосгорздрава. Он был в числе четырех, кто подал в 1971 году жалобу прокурору Руденко с протестом на противоправные приказы Министерства здравоохранения СССР в отношении гомеопатии.

В период почти полного отсутствия литературы по гомеопатии для расширения кругозора молодых врачей-гомеопатов С.А.Мухин читал лекции по гомеопатии, делал переводы книг зарубежных гомеопатов. Широчайший кругозор интересов (медицина, искусство, литература, музыка), необычайно бережное внимание к пациентам независимо от их возраста и положения — таким остался Сергей Алексеевич в памяти многочисленных больных, которым он вернул радость жизни, в памяти его учеников и коллег.

Сам Мухин болел туберкулезом с младенческого возраста, от туберкулеза умерли его родственники, но, к счастью, Мухин попал в руки народным целителям, знавшим о лечебных возможностях экстракта пчелиной моли. Своими исследованиями Мухин подтвердил противотуберкулезное действие экстракта пчелиной моли.

glleria_melonella, огневка,glleria_melonella

Справка: восковая моль (Galleria mellonella, огневка пчелиная) — бабочка-вредитель медовых сотов. Личинки восковой моли живут в улье вместе с пчелами и питаются всеми продуктами пчеловодства (цветочная пыльца, перга, восковая сушь, мед в сотах, прополис, маточное молочко, хитин пчелы), суммарно накапливая в себе их полезные свойства. Образно говоря, восковая моль в стадии личинки является переработчиком сырья в улье, как бы « дворником » и утилизатором продуктов жизнедеятельности пчел. Поэтому она обладает кумулятивным (накопительным) свойством в отношении биологически активных продуктов пчеловодства. Личинка восковой моли переваривает воск, один из самых инертных веществ в природе, с помощью особого фермента церразы. Ученые доказали, что этот фермент в составе спиртового экстракта восковой моли способен растворять жировосковую составляющую оболочки туберкулезной бактерии, лишая ее естественной защиты.

Экстракт на основе пчелиной моли проявляет высокую эффективность против всех грибковых заболеваний легких, являющихся осложнениями химиотерапевтических курсов против туберкулеза. Высокую лечебную эффективность экстракт личинок восковой моли проявляет при лечении иной туберкулезной патологии: туберкулеза костей и суставов, кожи, лимфатических узлов, кишечника, почек, др. органов человеческого организма.

Экстракт из пчелиной моли применяется в педиатрии при лечении бронхолегочных заболеваний, в том числе и с астматическим синдромом. У больных детей нормализуются параметры иммунной системы, показатели крови. Экстракт пчелиной огневки дает высокий лечебный результат у детей при анемиях различного генеза, когда назначение препаратов фолиевой кислоты, железа и витаминов не оказывает необходимого эффекта. Нормализация уровня гемоглобина и количество эритроцитов происходит, как правило, через 4-6 недель после непрерывного применения средства.

Применение экстракта личинок восковой моли с десятого дня после перенесенного инфаркта препятствует появлению рубцовым изменениям миокарда, вызывает их рассасывание.

Экстракт из личинок восковой моли не имеет побочных эффектов.

Противопоказанием к применению экстракта из личинок восковой моли (пчелиной огневки)является индивидуальная непереносимость.

15:18
3045

Хисматуллин Раиль ГабдулхаковичРаиль Хисматуллин родился 21 ноября 1957 года в Перми в дружной семье и вырос в рабочем районе – Мотовилихе. Огромная промышленная зона района создавала здесь сложную экологическую обстановку, что отразилось на его здоровье ранним и тяжелым заболеванием — бронхиальной астмой. Этот диагноз был поставлен в 4-летнем возрасте, и в дальнейшем болезнь быстро прогрессировала, не позволяя полноценно жить.

В 1974 году ещё учась в школе, пошел работать монтером связи на машиностроительный завод им. Ленина и проработал там до 1984 года. Благодаря настойчивому характеру и живому уму Раиль сочетал работу с учебой. Спустя несколько лет он получил экономическое образование, освоил патентоведение. Встреча с очаровательной Наилей, студенткой Пермского мединститута, в последующем выпускницей Казанского мединститута им. С. В. Курашова, привела к созданию большой и дружной семьи Хисматуллиных. Сейчас в семье трое взрослых детей. Здоровье одной из дочерей доставило супругам особенно много хлопот, у нее обнаружили сосудистую опухоль – гемангиому, которая быстро прогрессировала. Родители проходили с больной дочерью длительные курсы лечения в Москве и вскоре оказались в критическом финансовом положении.

Чтобы как-то сводить концы с концами, на своем земельном участке Раиль начал выращивать овощи и, случайно прочитав в литературе сведения об опылении растений, завел для этих целей пчелиную семью. Наиля одобрила и поддержала мужа. Супруги, познакомившись с чудесным миром пчел, вместе окончили курсы по пчеловодству. Они стали широко использовать продукты пчеловодства в профилактике и лечении болезней, проводить эксперименты по пчелоужалению. Через некоторое время, казалось, произошло чудо.

Семья избавилась от своих болезней. Бронхиальная астма отступила! После изнурительной лучевой и химиотерапии, которые подорвали иммунитет дочери, у нее также началось явное быстрое улучшение!

Понимая, что чудес не бывает, Хисматуллины стали серьезно изучать апитерапию. Раиль продолжил образование в Российской академии пчеловодства, Наиля, закончив Вологодскую школу апитерапии, стала заведующей отделения апитерапии. Вскоре после получения замечательных результатов в лечении пациентов последние сомнения отпали: Хисматуллины поняли – мир пчел таит в себе огромные скрытые возможности, и при правильном применении апитерапия может вернуть утраченное здоровье и надолго продлить полноценную жизнь человека. Тогда и была определена главная цель супругов – нести здоровье людям, по возможности помогать им преодолевать жизненные препятствия.

В 1988 году Раиль Габдулхакович организовал и возглавил пасеку в объединении «Пермтара», где уже в первый год, благодаря ответственности, организаторским способностям и хорошему знанию производства, начал получать товарный мед. Тогда же им был организован первый в области пчеловодческий кооператив, который работал в сотрудничестве с Научно-исследовательскими лабораториями Пермского медицинского института (ЦНИЛ).

В 1990 году кооператив был преобразован в малое сельскохозяйственное научно-производственное предприятие Апицентр «Тенториум». Предприятие постоянно росло, и Раиль Габдулхакович непрерывно повышал уровень своего образования, обучаясь в школе управления Агропромышленного комплекса Пермской области, институте патентоведения, Академии пчеловодства, где получил специальность «Ученый-пчеловод (апидолог)». По окончании Академии началась активная научная и исследовательская деятельность: Раиль Хисматуллин вошел в состав научного координационного совета по апитерапии и пчеловодству при Госкомитете по науке и технике СССР, выпустил работы по использованию пчелиного яда и методике сбора пыльцы, перги и прополиса. В 1995 году группой ученых, в работе которой принимал участие Раиль Хисматуллин, была выдвинута идея научного открытия «О свойствах ДНК-редуцирующих нуклеаз», которая в 2001 году получила государственную регистрацию и стала основой создания уникальных продуктов на основе продукции пчеловодства.

Главное достижение Раиля Хисматуллина как ученого, руководителя и организатора производства заключается в освоении переработки всех без исключения видов пчеловодческой продукции, в том числе и тех, заготовка и переработка которых никогда ранее не производились или производились в весьма ограниченных количествах; в создании крупного перерабатывающего предприятия, занимающегося промышленной переработкой пчеловодческого сырья и производством продуктов питания и косметических средств. Сегодня Компания «Тенториум» выпускает и активно использует в апитерапевтической практике более 100 различных наименований продукции. Это питательные драже, медовые композиции, восполняющие бальзамы, кремы, пеномоющие и косметические средства.

Расширение ассортимента перерабатываемой и выпускаемой продукции пчеловодства повысило рентабельность отрасли в Пермском крае в условиях жесткого экономического кризиса. Во многом благодаря подвижнической деятельности Раиля Хисматуллина край занимает лидирующие позиции в России по производству продукции пчеловодства и количеству пчелосемей (второе место по стране).

Президент «Тенториум» является инициатором нескольких крупных проектов, связанных с развитием и возрождением традиций российского пчеловодства. Благодаря его идеям в апреле 2007 года Компания «Тенториум» совместно с Министерством Социального развития начала работу по проекту «Самообеспечение малообеспеченных граждан», направленному на мотивацию малоимущих семей к занятию пчеловодством. В 2008 году по инициативе Раиля Хисматуллина в Пермском крае был запущен проект Агрофраншиза по пчеловодству.

19-22 мая 2008 года в Москве в ходе Международной конференции «Пчеловодство XXI век. Темная пчела в России», проводившейся при содействии Международной федерации пчеловодческих союзов «Апимондия» Раиль Хисматуллин озвучил инициативу объявления 14 сентября Всемирным Днем Защиты Пчел, став основателем мощнейшего движения по возрождению пчеловодства и защите пчел во всем мире.

Персональный сайт Р.Г. Хисматуллина: http://www.rail-khan.ru

• Академик Международной Академии Наук апитерапии и пчеловодства
• Действительный член Академии бизнеса и предпринимательства
• Председатель координационного совета Международной общественной организации «Евроазиатский Союз «Апиэкология» («ЕАСА»)
• Один из авторов идеи научного открытия «Свойство ДНК–редуцирующих нуклеаз», лауреат золотой медали имени академика С.И. Вавилова РАН, золотой и серебряной медалей имени академика П.Л.Капицы РАЕН
• Лауреат золотой медали им. М.В.Ломоносова «За выдающийся вклад в развитие Российской науки, фундаментальные и прикладные исследования, обеспечение безопасности и здоровья граждан РФ»
• Лауреат Большой золотой медали международной Ассоциации содействия промышленности «За эффективное управление и творческий подход в области стратегического менеджмента» (Париж, Франция)
• Лауреат Премии Берлинского экспертного института, Европейской общественной комиссии, Института Европейской интеграции и Совета Европы и обладатель именного сертификата руководителя международного уровня.
• Лауреат «Медали Наполеона» французской Ассоциации содействия промышленности.
• лауреат Международной премии «Евростандарт» (Берн, Швейцария) за подвижническую деятельность в сфере становления и развития российской апитерапии и значительный вклад в охрану здоровья граждан РФ.
• Обладатель медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени «За достигнутые трудовые успехи и многолетний добросовестный труд»
• Почётный гражданин села Новый Артаул
• Автор более 40 научных работ

08:19
4225

Родился в Галиции (ныне Львовская область). Окончил философский факультет Львовского университета. Свободно владел многими европейскими языками. Пчелами увлекался с детства, но серьезно занялся ими уже в зрелом возрасте. В стремлении освоить вековой пчеловодный опыт объехал западные, южные и северные губернии России, Австрию, Венгрию, Германию, Францию, Англию, посещая наиболее известные пасеки, встречаясь со специалистами и деловыми людьми. В. разработал простую, биологически обоснованную технологию ухода за пчелами. Она предусматривает содержание пчел в надставочных ульях, противо-роевые приемы, обилие корма в течение года, большие запасы сотов, ликвидацию слабых п. с, кочевку пасек, зимовку пчел на воле, постоянное племенное улучшение их. Эти принципы приобретают особое значение в наше время, с развитием промышленного пчеловодства. Считал, что не может быть настоящим пчеловодом тот, кто хоть и прочел много книг о пчелах, но не проверил этого на практике. Перу В. принадлежит много книг по пчеловодству. Наиболее известны «Практическое пчеловодство» (1835, 1842, 1845) и «Сокращенная наука практического пчеловодства» (1846). В журналах и газетах им опубликовано более 200 оригинальных статей по пчеловодству.

Автор сочинений: "Стеклянный улей, или Извлечение любопытнейших явлений из естественной истории пчел" (1843); "Сокращенная наука практического пчеловодства" (1846) и "Практическое пчеловодство, или Правила для любителей пчел" (1847, 2-е изд. 1861) С. {Брокгауз} Витвицкий, Николай Михайлович (16 мая 1764 — 4 мая 1853) — рус. пчеловод. В 1828 изобрел "колокольный улей", конструкция к-рого способствовала развитию рационального пчеловодства. Соч.: Практическое пчеловодство или правила для любителей пчел, ч. 1 — 5, 2 изд., СПб, 1861. Лит.: Голицын Я. С., Улей и метод H. M. Витвицкого (к 120-летию изобретения "колокольного" улья), "Пчеловодство", 1949, № 2.

В 1828 году изобрёл "колокольный улей", конструкция которого основана на многолетнем изучении жизни и природы пчёл.

Данная книга написана Н.М. Витвицким как практическое пособие и для опытных пасечников, и для начинающих пчеловодов. Цель книги — научить любого крестьянина и помещика приёмам использования колоколообразного улья.

По сравнению с современными рамочными ульями, колокольный улей Витвицкого подразумевает гораздо меньшее вмешательство в естественную жизнь пчёл, отказ от использования вредного для пчёл дыма, сохранение здоровья и исходных генетических свойств руских лесных пчёл-"боровок".

У самых истоков нашей национальной пчеловодной культуры стоял Николай Михайлович Витвицкий — ученый и практик, изобретатель и страстный пропагандист пчеловодства, человек блестяще образованный, трудолюбивый и энергичный. Он изобрел размыкающийся на части многонадставочный улей и разработал принципиально новую систему пчеловодства, которая по своей эффективности и оригинальности не знала себе равных в мировой практике. Многие его теоретические положения и методы ухода оказались настолько верными, что не утратили своего значения до сих пор.

Своими капитальными трудами Витвицкий положил начало русской самостоятельной пчеловодной литературе, опирался в них не на зарубежные образцы, а на народный опыт и русские национальные традиции. Как натуралист, он заметил в жизни медоносных пчел явления, которые до него никто не наблюдал, описал и объяснил их, добыл много ценных исторических сведений.

Н. М. Витвицкого по праву можно назвать патриархом отечественного пчеловодства и пчеловодом-первопроходцем. Он выразил примечательную особенность нашей русской пчеловодной культуры — ее новаторство и самостоятельность.

По характеру деятельности он, человек сильной воли и духа, был борцом и просветителем. Неоценим его вклад в развитие пчеловодства России, русской и мировой пчеловодной культуры. С его именем связано начало пути к рациональному пчеловодству, основанному на глубоком знании жизни медоносных пчел.

Н. М. Витвицкий постучался в двери русского пчеловодства довольно поздно, когда ему было уже сорок лет, хотя с пчелами умел обращаться с детства и всегда имел собственную пасеку.

По образованию он философ. Окончил философский факультет Львовского университета, преподавал философские дисциплины и заведовал кафедрой философии в лицее.

Однако не философские науки определили его творческую судьбу. Витвицкого увлекла и навсегда покорила живая природа: совершенство и многообразие ее форм, естественная история. От общения с природой он получал истинное наслаждение, обновлялся духовно, обретал физическое здоровье. Видимо, эту сторону имел в виду Витвицкий, когда говорил о себе: «Благодарю провидение и за то, что оно предназначило нас быть земледельцами: это сословие есть одно из счастливейших». В другом месте своих воспоминаний он уточнял:

«Я охотник до пчеловодства, земледелия и садоводства». Из этих, пожалуй, самых распространенных крестьянских занятий совсем не случайно на первое место поставил он пчеловодство, бесспорно, ставшее его страстью, предметом постоянных размышлений и основой практической деятельности. Сопутствующие этому увлечению занятия лишь подчеркивали многогранность незаурядной натуры.

«Меня наделила природа незавидным телосложением, — признавался он, — судьба отказала мне в богатстве, тем самым предназначила меня к ежедневному труду и жизни, полной забот, но я благодарен ей, стократ благодарен за то, что она указала мне на такой отрадный и общеполезный труд, как уход за пчелами».

Изучение природы медоносных пчел и приемов ухода, или присмотра, за ними, как любил говорить Витвицкий, включало и наблюдение за жизнью пчел в естественных условиях, и освоение мирового опыта в пчеловодстве, и работу на своей пасеке, не прекращавшуюся в течение всей его жизни.

Долгое время проживая в богатых лесами западных губерниях России, Николай Михайлович имел возможность в любое время года наблюдать за жизнью пчел в естественных условиях — дуплах и бортях, взбираясь на деревья часто даже без всяких бортнических приспособлений. Порой целыми днями просиживал он у гнезда.

Сколько дупел и бортей ему пришлось вскрыть и осмотреть, чтобы понять законы жизни медоносных пчел! Его интересовало буквально все: и поразительная работоспособность диких боровок, и невероятно большие запасы меда в дуплах, и устройство гнезда, и причины роения.

Он дружил со многими русскими, литовскими и польскими бортниками — сильными, ловкими, смелыми, добрыми людьми, которыми никогда не уставал восторгаться. Многие из них были тонкими наблюдателями, превосходными знатоками медоносных пчел, подлинными мастерами бортевого промысла. Высоко ценил он познавательное значение мудрого народного опыта и всегда опирался на него. «Мужички, — вспоминал Витвицкий, — охотно делились со мной своими тайнами, потому что видели, что я их умею ценить». Все это дало ему основание заявить: «Грубо ошибается тот, кто думает, что старинное бортевое пчеловодство в нашем отечестве не было доведено до высокой степени искусства».

Стремление освоить уже накопленный веками опыт пчеловодов заставило Витвицкого объехать не только западные и северные лесные и южные степные губернии России, но и многие страны Европы — Австро-Венгрию, Пруссию, Францию, Англию. Поездки за границу с учебной целью и с целью ознакомления с науками, начавшиеся у нас с петровского времени, теперь уже широко практиковались. Входили в жизнь и зарубежные контакты пчеловодов. Свободно владея всеми европейскими языками, Витвицкий посещал наиболее известные пчельники и беседовал с их владельцами, вникая во все, что было связано с пчеловодством, изучал применяемый там так называемый европейский усовершенствованный уход за пчелами, о котором тогда восторженно писали зарубежные авторы. В этих поездках он встречался с авторитетными зарубежными учеными, руководителями и членами пчеловодных обществ, пчеловодами-фермерами, крупными предпринимателями и торговцами медом и воском. Бесспорно, немало интересного и полезного почерпнул для себя Витвицкий из этих встреч. Во Львове и Вене он даже прослушал обязательный курс пчеловодства сельскохозяйственных училищ.

Детально ознакомиться с зарубежным пчеловодством помогали и книги, или, как он говорил, «прочтение лучших на разных языках сочинений».

Однако многого, чего ожидал, он не нашел. Не все подходило для российской действительности, и не во всем мы отстали от иностранцев.

Специфика пчеловодства требовала не только глубоких теоретических знаний, но и основательных практических навыков. «Тот не может о себе сказать, что он отлично изучил искусственное пчеловодство, — писал по этому поводу Витвицкий, — кто о нем прочитал много книг, но не проверил читанного на деле». Пчеловодству точно так же, как и мореплаванию, невозможно научиться по одним учебникам.

И где бы ни находился Витвицкий, в Петербургской губернии или в Литве, на Киевщине или в Полесье, в Подольской губернии или других местах, — в условиях, самых разных по природе и климату, он всегда заводил пасеку и работал на ней. Не просто работал, а наблюдал за пчелами, изучал их жизнь, испытывал приемы, проверял их, ставил разные опыты. Постоянно вел записи, которыми надеялся воспользоваться в будущем. Это был огромный труд натуралиста, ученого и пчеловода. «По мере продолжения моих опытов, — сообщал он, — вырастали и мои записи, которые и составили потом книгу «Народное пчеловодство» (книга вышла в свет в 1829 году в Варшаве на польском языке, в сокращенном варианте была переиздана в 1830 году). Мелкие публикации Витвицкого по пчеловодству появлялись, начиная с 1813 года, на польском языке в Варшаве, Кракове и других городах, на русском — в Петербурге, Москве, Архангельске. Они касались отдельных, хотя и немаловажных, вопросов пчеловодной практики — улья, размножения пчел, зимовки, а также роли пчеловодства в экономике страны и его распространения, благотворно воздействовали на нравственность человека.

Эти статьи не носили на себе печать заграничных. В 1835 году на русском языке вышла его книга «Практическое пчеловодство, или правила для любителей пчел, извлеченные из долговременного опыта, с объяснением вновь усовершенствованных ульев» в двух частях. Книга сразу же обратила на себя внимание новизной, оригинальностью и глубиной раскрытия темы. Третья и четвертая части увидели свет спустя 7 лет — в 1842 году, пятая — в 1845 году.

В 1861 году, уже после смерти автора, книга выдержала второе издание, что говорило о ее полезности и популярности.

Этот капитальный труд, над которым Витвицкий упорно работал около 20 лет, — первое во всех отношениях самостоятельное, далекое от заимствования и подражания иностранным образцам сочинение по пчеловодству в России, богатству теоретических положений и практического материала, точности наблюдений и принципам пчеловождения, полноте и оригинальности изложения, равного которому не было до работ А. М. Бутлерова. Сказались солидные теоретические и практические познания автора, основательное знакомство его с мировым пчеловодством. Оно несло прогрессивные идеи и в практическом отношении, по определению самого Витвицкого, «соответствовало вполне цели». «Даже трудолюбивые германцы, доведшие до высокой степени развитие почти всей отрасли сельского хозяйства, — сообщал он, — писали весьма мало о пчеловодстве в таком направлении, какое для нас нужно».

О достоинствах книги мы можем судить по той оценке, которую дал ей сам автор: «Если бы меня спросили, к какому руководству должны прибегать люди, желающие читать о пчеловодстве на русском языке, я по необходимости принужден был бы назвать сочинение свое «Практическое пчеловодство». Другого, изданного в настоящее время и, следовательно, соответствующего настоящему положению науки о пчелах и экономическим выгодам, у нас нет».

В объективности и справедливости этих слов мы можем быть уверены: Витвицкий отличался скромностью, взыскательностью к себе и досконально знал пчеловодную литературу.

Основу «Практического пчеловодства» составляет детально разработанная Витвицким принципиально новая, биологически обоснованная система ухода за пчелами в размыкающихся ульях его конструкции, пригодная, по утверждению автора, для всех климатов России и пород пчел. Русские пчеловоды получили пособие надолго.

Кроме своего главного труда о практическом пчеловодстве, Николай Михайлович написал не менее интересные и полезные книги: «Стеклянный улей, или извлечение любопытнейших явлений из естественной истории пчел» (1843), «Сокращенная наука практического пчеловодства» (1846), «Словечко о пчелах» (1847) — и более двухсот популярных и прикладных статей, опубликованных в разных газетах и сельскохозяйственных журналах того времени на русском, польском и немецком языках.

Многонадставочный улей. При разработке приемов практического пчеловодства Витвицкий неизменно обращался к природе медоносных пчел, их жизни в естественных условиях. «Вся тайна пчеловодства, — утверждал он, — состоит в том, чтобы совершенно знать свойства пчел и уметь сберегать оные… Кто хочет с успехом разводить пчел, должен, сколь возможно, применяться к образу жизни пчел диких». В этом, пожалуй, вся философия пчеловодства Витвицкого, его теоретические и практические принципы. Они составят одну из важнейших сторон рациональной технологии. Биология пчелиной семьи и взаимоотношения ее с внешним миром лягут в основу приемов и методов, целых систем пчеловодства.

«… Учитесь, между прочим, и у самих пчел уходу за ними», — настоятельно советовал он русским пчеловодам. Витвицкий не раз признавался, что пчелы, жившие в борах, показали и ему самому истинный путь к улучшению его личного пчеловодного хозяйства (а у него порой насчитывалось до двух тысяч ульев), помогли избавиться от ошибок, основной причиной которых было незнание некоторых свойств насекомых или неверное о них понятие.

Природа пчел подсказала ему мысль о более совершенном, чем были тогда в России и за рубежом, искусственном жилище для них — размыкающемся на части много надставочном улье. По форме он напоминал колокол, поэтому и был назван колокольным. Улей, сконструированный в 1828 году и потом постоянно улучшавшийся, — плод многолетних наблюдений, раздумий и трудов его изобретателя.

Николай Михайлович испытывал на своих пасеках и сравнивал всякие ульи, известные у нас и за границей, — соломенные и деревянные, широкие и высокие, маленькие и большие. Из Германии и Франции он выписывал новейшие модели, делал по ним ульи в натуральную величину, заселял пчелами и изучал их поведение, продуктивность. Витвицкий видел, что тогдашние ульи далеко не во всем соответствовали потребностям пчел, а многие даже противоречили их природе.

В горизонтальных ульях, как заметил Витвицкий, пчелам зимой и весной холоднее, чем в вертикальных, семьи не вырастали такими сильными, какие бывали в дуплах и бортях. В небольших ульях пчелам летом тесно и душно, поэтому они излишне роились. Часто роились семьи и в просторных, но неразборных стояках. И если в дупле или борта, какими бы по размеру они ни были, благодаря происходящим в живом дереве обменным процессам пчелам одинаково хорошо в любое время года, в улье создавать подобные условия можно, лишь искусственно изменяя его объем.

«Изобретатели ульев, — писал Витвицкий, — упустили из виду весьма важное обстоятельство: пчел очень мало в их жилище в течение поздней осени, зимы и в начале весны; напротив того, число их неимоверно прибывает в улей и борть в конце теплой весны и благодатного лета. Убывание и прибывание пчел в их жилище в тепло и холод и нежное их телосложение явно доказывают, что они нуждаются в тесноватой теплой квартире в холодную пору года; но летом, когда они размножаются неимоверно, когда медоносные цветы развернутся, когда не угрожает и малейшая опасность от холода, для пчел нужно просторное, сообразное количеству их трудолюбивого населения помещение, чтобы они могли удобно развивать свою силу и деятельность».

Значит, нужен улей, который мог бы уменьшаться, когда пчелам не требуется большая площадь, или, наоборот, увеличиваться до необходимых размеров. Бесспорно, по форме он должен быть вертикальным, как дупло. Такой улей и предложил Витвицкий. Состоял он из шести отделений-надставок.

Высокий куполообразный улей, как полагал Витвицкий, по форме ближе других стоял к естественному жилищу пчел — дуплу, тоже вертикальному, обычно расширяющемуся книзу.

Ширина летка, выдолбленного в отъемном дне, регулировалась поставленными на него надставками и всегда соответствовала силе семьи. Улей рамок не имел, хотя был изобретен чуть позже рамочного улья П. И. Прокоповича. Эти два талантливых русских пчеловода шли самостоятельными путями, независимо друг от друга разрабатывали конструкции ульев и, кстати, по многим вопросам практического пчеловодства имели диаметрально противоположные взгляды.

Характеризуя свой улей, Витвицкий отмечал, что устроен он «без затей, по плану, начертанному, так сказать, самими пчелами». В этом и состояла оригинальность изобретения: соблюдено было важнейшее условие — улей соответствовал природе пчел. Но это лишь первое основное требование. Так же успешно решена была и вторая задача, не менее важная, неотделимая от первой и, может быть, даже более сложная для конструктора, — улей позволял воздействовать на пчелиную семью в выгодных для пчеловода целях.

«Устройство колокольного улья рассчитано математически, — писал о нем автор. — Этот расчет основан не на произволе, а на природе пчел и на различных других обстоятельствах, имеющих тесную связь с нашими выгодами от сей промышленности».

Размеры составных частей улья, определенные с исключительной точностью, практически совпадают с размерами корпусов современного многокорпусного улья — самого совершенного искусственного жилища, полностью соответствующего биологии пчелиной семьи и задачам интенсивного пчеловодства.

Витвицкий «угадал» и объем надставок. Подтверждают это ныне широко распространенные в мире, также разбирающиеся на части ульи Лангстрота с корпусами на 8 и 10 рамок и низкими надставками — магазинами под мед. Примечательно, что высота надставок в улье Витвицкого также была неодинаковой и зависела от их назначения. В более высоких пчелы выращивали расплод, а в меньших по высоте — складывали мед.

Изобретение русского пчеловода на четверть века опередило появление прославленного многокорпусного улья американца Лангстрота.

Применительно к своему улью Витвицкий создал оригинальную, стройную, научно обоснованную и практически целесообразную систему пчеловодства, основанную на обилии корма в гнезде в течение всего года, эффективных противороевых приемах, кочевках к медоносам, зимовке на воле.

Особенно гордился Витвицкий тем, что его улей позволял управлять самым сложным инстинктом пчел — роевым, с которым до того времени ничего нельзя было поделать. «Роение и нероение пчел, обитающих в колокольном улье, зависит от пчеловода», — подчеркивал он. Это было открытием, превращавшим пчеловодство в искусство, а пчеловода, бессильного и беспомощного перед стихией роения, в хозяина и повелителя.

И как бы подводя итоги и заглядывая в будущее пчеловодства, он утверждал: «Время убедит знатоков пчеловодства, что, не употребляя сложных (то есть составных, или надставных) улейков, никак невозможно поставить эту промышленность на высокую ступень улучшения». Это были пророческие слова. Современная мировая пчеловодная практика подтвердила предвидение нашего выдающегося соотечественника.

16:51
5770

Исключительно плодотворна его деятельность и в пчеловодстве — распространении рациональных приемов среди населения и исследовании меда и воска. Его работы по химии продуктов пчеловодства, впервые выполненные в России, фундаментальны. Блестящее знание предмета, широта привлеченного материала, высокий уровень анализа, практическая направленность выводов — вот что характеризует пчеловодное наследие этого маститого ученого.

Каблуков Иван Алексеевич

Заметное влияние И. А. Каблуков оказал на постановку научных исследований по пчеловодству в стране, сохранению натуральных свойств продуктов, получаемых от пчел.

Стремление посвятить себя естественным наукам привело его на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. Здесь он увлекся зоологией, которую вел известный ученый профессор А. П. Богданов — превосходнейший знаток медоносных пчел. В лаборатории зоологического музея университета студент Каблуков, буквально не выпускавший из рук лупы и микроскопа, узнал много нового о пчелах, заинтересовался этими удивительными насекомыми. Значительно позже Иван Алексеевич не без основания назовет профессора Богданова своим первым учителем по пчеловодству.

После окончания университета для усовершенствования и пополнения знаний И. А. Каблукова направили к академику А. М. Бутлерову в Петербургский университет для занятий в его прославленной химической лаборатории.

Общение с Бутлеровым, совместная работа в химической лаборатории, посещение его лекций, изучение классических трудов автора теории химического строения — все это определило научные интересы и теоретические взгляды Каблукова, оказало решающее влияние на его последующее творчество. Бесспорно воздействие на него и бутлеровского увлечения пчеловодством.

В Петербурге Иван Алексеевич активно приобщался к пчеловодству. Он присутствовал на заседаниях Пчеловодной комиссии, где обсуждались пути перестройки пчеловодства России, принимал участие в редактировании статей для отдела «Пчеловодство» «Трудов» Вольного экономического общества, а потом и сам по заданию Бутлерова готовил материалы по зарубежному пчеловодству. Затем были определены и важнейшие сферы приложения сил Каблукова — распространение рационального пчеловодства и химический анализ меда и воска. Фальсификация пчелиного воска, в частности, приняла в то время угрожающие размеры. Причиной тому были нехватка воска, огромный спрос на него и наводнение рынка более дешевыми минеральными и растительными восками. Требовалось как можно быстрее разработать простейшие способы определения примесей к пчелиному воску, чтобы бороться с фальсификацией. Мог сделать это только химик.

Возникшая в Петербурге дружба Каблукова и Бутлерова крепла с каждым днем. Всемирно известного ученого и молодого начинающего исследователя связывали единство мыслей и действий в области химии и пчеловодства, чувство общественного долга, непреодолимое стремление служить народу.

Возвратившись из Петербурга, молодой ученый, несмотря на большую занятость, остается верным идеям Бутлерова-пчеловода и развивает энергичную деятельность в области пчеловодства.

Каблуков сблизился с московскими пчеловодами, постоянно советовался с Бутлеровым, не упускал малейшей возможности повидаться с ним, когда тот приезжал в Москву.

В 1882 году, как только в Москве возникло отделение пчеловодства Русского общества акклиматизации животных и растений, Иван Алексеевич становится его секретарем, потом помощником председателя, а вскоре после смерти А. М. Бутлерова — председателем отделения. Здесь, при отделении, уже сформировалась очень представительная секция русских пчеловодов, среди которых были известные ученые — А. П. Богданов, Н. В. Насонов, Г. А. Кожевников, Н. М. Кулагин. Отделение организовало постоянный обмен мнениями пчеловодов-практиков и теоретиков, решались здесь и научные проблемы, но главная задача, поставленная еще А. М. Бутлеровым, состояла в распространении приемов рационального пчеловодства среди сельского населения, в просвещении народа. «Всякий, кто имел счастье приобщиться к высшему знанию, — писал Каблуков, — обязан, на каком бы поприще деятельности ни был, распространять свет знаний в народе». Этой цели служили и сама Измайловская пасека, и образцовые пасеки, которые в разных местах страны становились центрами распространения рационального пчеловодства, и организация специальных курсов при пчеловодных обществах, и издание популярных книг, и пчеловодные выставки.

09:44
4561

Н. М. Кулагин (1859—1940) в течение почти 60 лет проводил научно-исследовательскую и педагогическую работу в Московском университете сначала в должности ассистента, а впоследствии профессора.В 1921 г. он был назначен заведующим вновь открытой кафедры энтомологии. В этой должности Н. М. Кулагин состоял до конца жизни. Одновременно он заведовал кафедрой зоологии Тимирязевской сельскохозяйственной академии.

Кулагин, Николай Михайлович

Многие работы Кулагина посвящены вопросам прикладной энтомологии, делу защиты растений от вредных насекомых. Им написана большая сводка, изданная в виде отдельной книги «Вредные насекомые», явившаяся ценным пособием для всех студентов — энтомологов и практических работников. Наряду с этим Кулагин в течение всей своей жизни интересовался изучением пчелы и пчеловодством. Ему принадлежит ряд исследований по биологии пчелы, которые до настоящего времени цитируются как в нашей, так и в зарубежной литературе. Кулагин был также крупным общественным деятелем в области пчеловодства.

В продолжение многих лет он заведовал пасекой Тимирязевской сельскохозяйственной академии, состоял редактором «Русского пчеловодного листка» и был участником пчеловодных съездов и конференций, в том числе Всеславянских съездов по пчеловодству.

09:43
4045

Это направление вообще характерно для русской биологической науки. Естественноисторический подход дал ему возможность получить множество новых фактов, сделать важные научные открытия в анатомии и физиологии насекомых, по-новому объяснить поведение и общественную организацию жизни медоносных пчел.

Кожевников

Его классические работы об эволюции медоносных пчел и их инстинктах продолжают оставаться непревзойденными в мировой пчеловодной литературе. По богатству идей, гипотез и концепций они не имеют себе равных и по сей день.

Без преувеличения можно сказать, что Кожевников заложил биологические основы современного практического пчеловодства. Благодаря его деятельности отечественная биология сделала большой шаг вперед, позволивший ей занять одно из ведущих мест в мире.

Биолог-эволюционист, теоретик и экспериментатор — таким он вошел в историю отечественного и мирового пчеловодства.

Став студентом естественного отделения Московского университета, Кожевников вошел в среду прогрессивно мыслящей молодежи и ученых-естественников. Естествознание в то время переживало расцвет, своими материалистическими идеями, великими открытиями и перспективами возбуждало общественный интерес и привлекало молодежь. Уже со второго курса он принимает участие в научном студенческом кружке. Здесь — знакомство с методикой исследований, первые эксперименты, попытки самостоятельного научного мышления.

Профессор Богданов предложил Кожевникову заняться медоносной пчелой. Это навсегда определило его научную судьбу.

Всесторонне изучив обширную энтомологическую литературу и одним из первых составив полную библиографию работ о пчеле, молодой ученый увидел потрясающую противоречивость данных разных авторов и пришел к выводу, что медоносная пчела не так уж хорошо изучена, как он думал, приступая к теме, что она может представлять весьма интересный объект исследований.

После окончания университета Кожевникова оставляют на кафедре зоологии. Здесь он формируется как ученый, защищает магистерскую, а потом и докторскую диссертации, становится профессором, заведующим кафедрой и директором музея.

В зоологической лаборатории Григорий Александрович проводит многочисленные анатомические исследования особей пчелиной семьи, изучает породы пчел, процесс их размножения и другие очень важные для пчеловодной науки и практики вопросы.

В 1890 году в «Дневнике зоологического отделения» Общества любителей естествознания появилась первая самостоятельная печатная работа Кожевникова «Строение органов размножения трутня», замеченная русскими и зарубежными биологами. Автор сразу же заявил о себе как об оригинальном исследователе, умеющем не только добывать новые факты, но и давать им теоретическое, естественно-историческое обоснование, исходить из закономерностей природы.

Специально занимаясь анатомией пчелы, Кожевников отметил весьма странный факт, что один из родоначальников пчелиной семьи — трутень — до сих пор не подвергался сколько-нибудь серьезному изучению. По утверждению молодого ученого, пчеловоды плохо знают строение и физиологию трутня. Мало известно и о его поведении. Так как встреча трутней с матками происходит в воздухе и наблюдать ее невозможно, существовали самые разные, часто противоречивые догадки и предположения о спаривании. И в этом не было ничего удивительного: ведь авторы знали строение половых органов трутня весьма приблизительно.

Надо сказать, что Кожевников посвятил изучению половой системы трутня много времени, исследуя ее в личиночном состоянии, в стадии куколки и у взрослого насекомого разного возраста. В результате Григорий Александрович дал полное и правильное описание полового аппарата, которое помогло составить представление и о процессе осеменения матки. Рисунки половых органов трутня, помещенные в различных пособиях того времени, давали неверное их изображение. Кожевников впервые сделал рисунок полового аппарата трутня с точным воспроизведением всех его частей и размеров. Этот рисунок потом вошел в учебники, в научную пчеловодную литературу, в том числе зарубежную, и воспроизводится до сих пор.

Кстати, трутень как биологический объект интересовал исследователя всю жизнь. Ученый препарировал многочисленных особей и выяснял их анатомическое строение, уточнял происхождение и назначение. Вопрос о роли трутня в пчелиной семье давно вызывал споры у пчеловодов-теоретиков. Утверждение о том, что трутни требуются семье не только для осеменения маток, но и для производства тепла, необходимого расплоду, Кожевников считал бездоказательным и отрицал его. Огромная масса рабочих пчел и без трутней довольно легко справляется с этой задачей, считал он и доказывал, что трутни нужны только для осеменения маток и никаких работ в улье не выполняют, поскольку не приспособлены к ним.

Биолог ответил и на другой, не менее сложный вопрос: для чего семья пчел выращивает так много трутней? В этом eмy помогло доскональное знание особенностей поведения пчел. Матка с трутнями встречается в воздухе и вдали от гнезда, поэтому для большей вероятности спаривания как раз и бывает необходимо большое число трутней, тем более что в естественных условиях нет той скученности семей и скопления трутней, как на пасеках — в обстоятельствах, искусственно созданных человеком. В лесу, где живут дикие пчелы, одна семья от другой находится обычно на значительном расстоянии.

Спаривание матки в воздухе предупреждает близкородственное размножение, которое в конце концов могло бы привести к вырождению вида. Природа подвергает матку многим опасностям во время брачного полета, но она и уменьшает эти опасности, создавая изобилие мужских особей. Поэтому вполне естественно состояние любой пчелиной семьи, если она стремится вывести как можно больше трутней. Кожевников, пожалуй, одним из первых биологов становится на защиту трутня, прямо указывая на то, что подавление естественной потребности пчел в трутнях вредно отражается на состоянии семьи. Известно немало случаев, когда матки из-за недостатка трутней оставались неплодными.

Ученый еще не знал, что для осеменения матки нужен не один трутень, как тогда считали, а несколько. Эта чрезвычайно важная разгадка еще одного закона жизни медоносных пчел с большой убедительностью объясняет их потребность в обилии трутней.

Г. А. Кожевников выдвинул и другую, естественно-историческую гипотезу, объясняющую и значительное число выводимых трутней. Он исходит из того, что в далеком прошлом пчелиная семья не существовала в том виде, в каком мы ее знаем теперь. Основанием для такого теоретического предположения послужил не только общий эволюционный процесс, совершающийся в природе, но и состояние других общественно живущих насекомых, в частности шмелей, находящихся на более ранней ступени развития. Кроме рабочих особей, в семье шмелей бывает много самцов, и все они выполняют определенные работы. Как полагал Кожевников, очевидно, было время, когда и в пчелиной семье трутни, кроме своего основного, предусмотренного природой назначения, тоже делали что-то полезное и для этого были ей нужны в большом количестве. Потом в результате длительной эволюции, которая у общественных насекомых шла в направлении специализации организмов и совершенствования самых важных органов, их польза стала более односторонней, и теперь трутни требуются только как производители потомства. Но, сохраняя еще не совсем угасший инстинкт, семья выращивает мужских особей лишь к роевой поре и избавляется от них сразу же после окончания периода размножения. Не в экономии запасов кормов, следовательно, причина изгнания трутней, а в прекращении роения, которое наступает под влиянием сезонной изменчивости или неблагоприятных условий в природе. Это было принципиально новым и глубоко научно обоснованным объяснением поведения пчел.

В научной деятельности Кожевникова сразу же наметились главные направления, которые определили тематику его работ, направили в единое русло все его исследования и в итоге позволили создать стройную систему взглядов на пчелу, ее строение и жизнь.

В семейном архиве среди бумаг Г.А. Кожевникова сохранилась газетная заметка, написанная в 1912 году по случаю очередного юбилея университета. Она так и называется «Татьянин день» и звучит столь тревожно актуально, что хочется привести из нее небольшой отрывок.
«Грустно современное положение Московского университета. В силу трагической коллизии лишился он крупных своих научных и педагогических сил, насущные нужды университета остаются неудовлетворенными как в смысле постановки преподавания, так и с чисто материальной стороны: ассистенты не получают жалованья, учебно-вспомогательные учреждения не имеют достаточных штатных сумм на покрытие самых неотложных нужд, специальных средств не хватает на сведение баланса громадного университетского хозяйства иначе, как с крупным дефицитом, университетские здания разваливаются в буквальном смысле слова, стены и потолки дали трещины, крыши проржавели, карнизы обвалились, «храм науки» похож на заброшенный дом в глухой усадьбе, а четыре крупных университетских учреждения (кабинеты: геологический, минералогический, географический и антропологический) вовсе не имеют приличного помещения… Нельзя не отметить и того подрыва русскому университетскому делу, который проектирован в виде отдачи молодых ученых, по примеру «доброго старого времени», на выучку немцам. Что бы сказал на это Ломоносов, этот великий поборник русской науки?

Но что же делать? Грустить надо, но бессильно опускать руки в припадке отчаяния нельзя! Надо работать. Работать, несмотря ни на что, работать при самых плохих условиях, работать под гнетом самых неблагоприятных обстоятельств, — работать хотя бы и без надежды на близкое светлое будущее, работать в силу твердого убеждения, что в этом — высшее призвание человека! Пусть злые силы мешают свободе научной работы, пусть у света есть враги, но ведь только ради этого света и правды стоить жить. Пусть торжество света далеко, пусть на наш светоч дует холодный ветер, от которого этот светоч дымит, коптит и не дает всей своей яркости, но мы пронесем этот светоч сквозь холод и ветер и сбережем его святой огонь для будущих поколений...

Светлого будущего дорогому университету!..» Вполне вероятно, что Кожевников не был автором этой заметки, но очевидно, что он был с ним согласен. Не можем не присоединиться к этим проникновенным словам и мы!

09:30
4537

Он принадлежит к славному поколению ученых-эволюционистов, последователей эволюционных идей Ч. Дарвина. Научная деятельность Насонова характеризуется исключительной многосторонностью, посвящена важнейшим теоретическим и прикладным вопросам зоологии. Он автор учебника по энтомологии, солидных работ по естественной истории общественных насекомых, о животном мире различных регионов России. Под его редакцией издан многотомный труд «Фауна России», где достойное место отведено медоносной пчеле.

Работы Насонова о пчелах составили новую страницу в пчеловодной науке. Будучи студентом Московского университета, он на Измайловской пасеке проводил сравнительные наблюдения над ульями разных систем, измерял температуру в вертикальных и горизонтальных ульях в течение суток, следил за ходом медосбора. Установил, в частности, что в жаркое время температура в лежаке держится выше, чем в вертикальном улье, что снижает активность пчел. Стояки имели преимущество и в других отношениях. Выводы начинающего ученого отличались новизной и имели практическую направленность.

В дальнейшем основное внимание Насонова было обращено на изучение анатомии пчелы — кожных желез, пищеварительной системы, желез, вырабатывающих молочко. Эта довольно сложная область морфологии медоносных пчел оставалась далеко не изученной. Данные зарубежных ученых оказались противоречивыми, тем более что никто из них не подходил к исследованию этих важных органов со стороны естественно-исторической, эволюционной.

Насонов проследил за развитием кишечного канала личинки после выхода ее из яйца до взрослого состояния, определил ступени его формирования и функционирования. Он установил, что с опорожнением кишечного канала выбрасывается вместе с неусвоенной пищей не только внутренняя оболочка, но и слой старых, отживших клеток. В кишечном канале остаются молодые, еще не действовавшие клетки, из которых и образуются новые отделы кишечника взрослой пчелы. Это было важно для науки.

Н. В. Насонов подверг сравнительному анализу слюнные железы общественных насекомых — медоносных пчел и шмелей и одиночных пчел и установил, что у одиночных пчел слюнные железы представлены в зачаточном состоянии, у шмелей значительно более развиты, а у медоносных пчел достигли самого высокого развития. Таким образом, со складыванием пчелиных общин и увеличением яйценосности маток одновременно шел процесс развития и совершенствования слюнных желез, вырабатывающих корм для расплода.

Исследователь обнаружил, что в различное время жизни рабочей пчелы слюнные железы имели различный вид, что указывало на их неодинаковое функционирование. Впоследствии ученые установят возрастную профессиональную специализацию пчел в семье, довольно точно определят возраст кормилиц, приемщиц и сборщиц, занятость которых как раз и определяется развитием этих желез. Больше того, слюнные железы в зависимости от развитости, как выяснится, продуцируют молочко разного качества. Эти новые сведения добудут советские биологи.

На годичном заседании отделения пчеловодства Русского общества акклиматизации животных и растений, состоявшемся в 1882 году, Н. В. Насонов сообщил об открытии новой железы на кожных покровах рабочей пчелы. Изучая железистую систему пчелы в лаборатории Измайловской пасеки, он, разрезав брюшко пчелы вдоль, заметил, что на последнем заднем членике находится небольшой желобок, который обычно бывает прикрыт впереди лежащим члеником верхнего полукольца.

Дно этого желобка, по исследованию Насонова, пронизано множеством одноклеточных железок с крупнозернистым содержанием и ясно выраженным ядром. Строение клеток с хитиновыми канальцами-протоками ясно убеждало, что они секреторны. Пожалуй, каждому пчеловоду приходилось видеть, как сильно потревоженные пчелы приподнимают брюшко кверху, оттягивая книзу самый его кончик, открывая эту железу.

Ученый еще не знал физиологического назначения этой железы и не мог предположить, какое огромное значение имеет она для общественной жизни пчел и их поведения.

Сообщение Насонова произвело сильное впечатление. Появилась возможность дальнейших исследований кожно-железистой системы личинок и взрослых насекомых, морфологического строения и биологического значения желез и их секрета.

Железа, открытая Насоновым и носящая его имя, подверглась подробному изучению русскими и зарубежными учеными с применением новых методов микроскопического исследования, помогла понять многие поведенческие акты этих общественных насекомых. Установлено, что железа Насонова содержит до 600 желзистых клеток с зернистой цитоплазмой. Протоки снабжены ампулами-резервуарами с секретом, который выводится наружу по системе канальцев. Этот секрет, основной компонент которого — гераниол, обладает сильным ароматом. Распространяясь во внешней среде, он вызывает определенную реакцию пчел, изменяет их поведение, воздействует на важные физиологические процессы.

Секрет железы оказывает на пчел привлекающее действие. Заблудившаяся пчела, впрашиваясь в чужое гнездо, всегда распространяет запах железы, и охрана впускает ее, как свою. Тысячи пчел роя распространяют аромат насоновой железы при входе в отысканное гнездо и при посадке его в новый улей. Пчелы безошибочно направляются в леток.

Феромоны насоновой железы служат пчелам для отметки трассы полета, что очень важно при обнаружении обильного источника корма — нектара и пыльцы. Всегда поражает быстрота, с которой они безошибочно находят этот источник, следуя по ароматической воздушной дороге, оставленной разведчицами. Следовые феромоны используются для привлечения других пчел и при сборе воды, когда она бывает им очень нужна.

Современные советские биологи обнаружили действие феромонов насоновой железы на внутреннюю жизнь пчелиной семьи — регулирование поведения пчел при роении, информацию о вновь обнаруженной матке. Таким образом, секрет насоновой железы участвует в координации деятельности членов пчелиной семьи, играет очень важную роль в сложных физиологических процессах медоносных пчел. Открытие насоновой железы составило целую область в науке о поведении общественных насекомых.

Железа Насонова, хотя и считается хорошо изученной, продолжает привлекать зоологов и пчеловодов, исследующих «язык запахов» и его роль в мире пчел и их взаимоотношениях.

Н. В. Насонов вошел в историю пчеловодства не только как зоолог, открывший железу, но и как активный деятель по распространению рационального пчеловодства. Он принимал личное участие в подготовке и проведении плавучих выставок, специально для них подготовил брошюру «О пчелах и об уходе за ними», составил коллекцию анатомических препаратов пчелы, сопровождал первую выставку. Устанавливалась связь научных пчеловодных центров с периферией, с крестьянской массой.

Многократно выступал ученый с популярными воскресными публичными лекциями о пчелах и пчеловодстве в Московском политехническом музее и в других «присутственных местах», с демонстрацией всевозможных анатомических препаратов и коллекций медоносных пчел разных пород и рамочных ульев.

Его брошюры об уходе за пчелами, где кратко сообщались основные сведения по толковому пчеловодству, неизменно пользовались спросом у начинающих пчеловодов, служили им практическими руководствами и неоднократно переиздавались. Он говорил в них о выгодности занятия пчеловодством для крестьянина, необходимости знакомства с жизнью пчел, их нравами и обычаями, о том, что «пчеловодство — наука нехитрая, но навыка требует порядочного», о преимуществах разборных рамочных ульев и как в них «ходить за пчелой». Они многих научили толковому пчеловодству.

Музей Измайловской опытной пасеки содержал много изготовленных Насоновым препаратов органов пчелы, матки и трутня — кишечный канал личинки, куколки и взрослой пчелы, половые органы матки и трутня, нервная система пчел, головной мозг пчелы и матки, разрез медового желудочка и прямой кишки, восковые железы. Эти препараты уникальны, хотя были выполнены при очень слабой микроскопической технике. Они служили превосходным материалом для изучения насекомых. Анатомическая коллекция Насонова составляла гордость музея.

С 1878 по 1885 год Н. В. Насонов заведовал Измайловской опытной пасекой, способствуя укреплению этого научно-исследовательского, опытного и учебного учреждения — гордости России.

09:18
3065

Он знал, что пчеловодство — занятие выгодное и доходное, может стать хорошим подспорьем в крестьянском хозяйстве и при самых ничтожных затратах труда, средств и времени улучшить его состояние. «Я считаю пчеловодство заслуживающим самого широкого распространения, охраны и даже затрат со стороны правительства», — писал он. Как и П. И. Прокопович, Кандратьев был убежден в том, что пчеловодство имеет «огромное экономическое, государственное значение, могущее поднять платежную способность и нравственное развитие народных масс».

Нравственное воздействие пчеловодства, как считал Г. П. Кандратьев, заключено в том, что оно приближает человека к природе, приобщает к труду более чем какое-либо другое занятие, объединяет людей разных профессий, общественного положения, разных возрастов и национальностей.

С особой остротой он чувствовал необходимость просвещения народа. Благодаря усилиям А. М. Бутлерова и его сподвижников — Г. П. Кандратьева, И. А. Каблукова, Н. В. Насонова, Н. М. Кулагина, Г. А. Кожевникова и других — свет пчеловодных знаний стал проникать в крестьянскую массу, заметно повысив интерес к рациональному пчеловодству. Увеличилось число рамочных пасек. Вокруг рациональных пчеловодов группировались крестьяне, решившие перестроить свои пчельники, заменить колоды на разборные рамочные ульи, освоить разумный, основанный на науке уход за пчелами. Создавались общества и артели в разных местах России. В 1894 году в стране уже было 14 пчеловодных обществ с семью филиалами. В 1897 году в Киеве открылось Южнорусское общество пчеловодства, потом общества в Воронеже, Твери, Туле, Костроме, Казани, Вятке, Пензе и других крупных центрах. В круг деятельности и сельскохозяйственных обществ входило распространение пчеловодства среди сельского населения. Они устраивали передвижные губернские пчеловодные выставки и передвижные музеи на сельских ярмарках. Благодаря им пчеловодство стало распространяться и в других, соседних губерниях. При сельскохозяйственных школах открывали курсы по пчеловодству для сельских учителей, артельные пчельники, мастерские пчеловодных принадлежностей, ульевые и вощинные.

Начали издаваться новые пчеловодные журналы. В 1893 году вышел первый номер «Вестника Русского общества пчеловодства», в 1900 году в Екатеринославе стал выходить журнал «Пчела», в 1901 году в Ставрополе — «Пчеловодный музей», в Костроме — «Обозрение пчеловодства», в Вятке — «Пчеловодство», в 1905 году — «Труды Казанского общества пчеловодства»; издавались книги.

Открывались учебные пасеки при школах, образцово-показательные пасеки и пчеловодные курсы при обществах, всевозможные выставки. Наконец, в 1893 году в Петербурге состоялся первый Всероссийский съезд пчеловодов, организованный Русским обществом пчеловодства, положивший начало многим национальным съездам пчеловодов.

Покровительствовало деятельности сельскохозяйственных и пчеловодных обществ и правительство России. Большое внимание пчеловодству стали уделять духовенство и Министерство народного просвещения, включившие курс пчеловодства в духовные и учительские семинарии, а также земства. Все это совершалось на глазах Г. П. Кандратьева. «Как счастлив я, — говорил Геннадий Петрович, — что дожил до этого времени, когда зашевелилось на Руси заглохшее почти дело пчеловодства, и так горько подумать, что нет того, кто сеял первые семена рационального пчеловодства в нашей земле». Последняя четверть прошлого столетия — эпоха быстрого развития пчеловодных знаний и роста самого пчеловодства в нашем обширном отечестве.

Г. П. Кандратьев был горячим сторонником организации обществ пчеловодов, причем как маленьких, когда группа людей ведет дело сообща во главе с энергичным, знающим дело человеком, так и крупных, в масштабе территориальных зон и даже целой России. Он сам состоял членом небольшого кооператива, куда входили местные пчеловоды-крестьяне, и одновременно принимал активное участие в организации Русского общества пчеловодства. Геннадий Петрович считал, что с организацией подобных добровольных коллективов пчеловодство получит новый импульс и возможности к развитию. «Пусть растут, крепнут и множатся наши молодые общества, — восклицал он, пусть проникнутся они духом единения, работают на пользу истинного дела с горячей любовью».

Помимо съездов, выставок, печати, задача которых — распространять правильные, основанные на науке сведения по пчеловодству, к одной из важнейших и весьма действенных мер Кандратьев относил систематический обмен пчеловодов мнениями и знаниями. Ведь опыт каждого, пусть даже небольшой, но выстраданный и стократ проверенный, чрезвычайно ценен. Кстати, за рубежом существовали для этой цели так называемые Дома пчеловодов. Здесь любители пчел могли встречаться, обмениваться мыслями, получать квалифицированную консультацию, знакомиться с новейшими усовершенствованиями. Но, главное, люди здесь делились друг с другом опытом и наблюдениями.

Артистическую карьеру в России Кондратьев начал в 1863 году в Тифлисе. В 1865 году был приглашён в Петербург в русскую оперу, где дебютировал в «Руслане и Людмиле». Свою деятельность в русской опере Кондратьев продолжал до 1872 года. Лучшими партиями Кондратьева были Странник в «Рогнеде» и Пётр во «Вражьей силе» Александра Серова, а также заглавная партия в опере Джоакино Россини «Вильгельм Телль». С 1871 года Кондратьев занимал должность главного режиссёра русской оперы. Он был также известен как знаток и любитель пчеловодства.

На одном из заседаний Пчеловодной комиссии Геннадий Петрович предложил открыть в Петербурге такой же постоянно действующий консультационный пункт, где пчеловоды общались бы и куда могли обращаться за помощью. Его предложение было принято. В помещении открытого пункта выставили коллекции рамочных ульев современных систем, установили, дежурство членов комиссии, оповестили пчеловодов. Следуя доброму примеру, подобные пункты появились и в других местах России.

В Лышницы к Г. П. Кандратьеву со всех сторон приходили и приезжали пчеловоды, чтобы посмотреть его пасеку, послушать интереснейшие беседы, посоветоваться, поговорить о пчеловодных делах. Разговоры с ним всегда были поучительными, а его советы — мудрыми. Встречи простых крестьян с таким великим, известным всему миру пчеловодом, обаятельным и добрым человеком, влюбленным в пчеловодство, его страстная убежденность действовали на них неотразимо. Да и наглядное преимущество рамочного улья перед колодой говорило само за себя. Поэтому почти все пчеловоды, посещавшие пасеку Кандратьева, становились рационалистами и его последователями.

С именем Геннадия Петровича Кандратьева связано и разрешение на международную почтовую пересылку пчел и маток. Пересылка маток и пчел у нас была разрешена только внутри страны, и ему пришлось приложить немало усилий, чтобы добиться распоряжения почтового ведомства о беспрепятственном пропуске посылок с живыми пчелами и матками на наших границах. Таким образом, открылась возможность обмениваться пчелами и матками с зарубежными пчеловодами, выписывать маток из Италии и Австрии в любом количестве.

Г. П. Кандратьев обратился к известным итальянским матководам, поставлявшим маток в Англию, Францию, Германию, США, с просьбой высылать их и в Россию. И вот в «Вестнике иностранной литературы пчеловодства» № 8 за 1895 год появилось первое в истории отечественного пчеловодства объявление о выписке маток из Италии.

Теперь и русские пчеловоды могли выгодно продавать своих кавказских маток в Европу и Америку. «Не все же медом да воском торговать, — писал Кандратьев, — нужно отыскивать и новые пути для сбыта того, что без всякого с нашей стороны старания дала нам мать-природа». Во внедрении в практику лучших пород пчел Г. П. Кандратьев видел один из путей развития пчеловодства России, подъема его на современный уровень.

В наше время невозможно себе представить пчеловодство без широких международных контактов пчеловодов, без переброски сотен тысяч маток лучших пород из одной страны в другую, с континента на континент. А зародилось все это именно в те памятные годы. Геннадий Петрович способствовал становлению культурного пчеловодства в нашей стране, формированию пчеловодов нового типа. Многие поколения русских пчеловодов обязаны ему своими знаниями. Просветительская деятельность Г. П. Кандратьева была по достоинству высоко оценена мировой пчеловодной общественностью. Он состоял членом-сотрудником Вольного экономического общества, действительным членом Русского общества акклиматизации животных и растений, почетным членом Североамериканского общества пчеловодства. Главного общества поощрения пчеловодов Италии, а также членом многих пчеловодных обществ России. В историческом ряду выдающихся деятелей отечественного пчеловодства его имя по праву стоит рядом с именем академика А. М. Бутлерова.

09:16
4154

Знакомство со статьями революционеров-демократов, студенческие сходки и дискуссии о будущем России приводят Александра Николаевича в нелегальный кружок. За участие в антиправительственной деятельности студент Федоров вскоре был исключен из университета.

Во второй половине 1883 года А.Н. Федоров в числе пяти активных участников Одесского революционного кружка был сослан в Западную Сибирь на пять лет. Местом пребывания Федорова был определен Усть-Каменогорск, куда он прибыл в августе 1884 года.

Началась полуголодная жизнь. Ему было запрещено поступать на службу в государственные учреждения и в школу. Федоров занимается переплетным делом, дает частные уроки в домах зажиточных людей Усть-Каменогорска.

Еще по прибытию в Усть-Каменогорск Александр Николаевич обратил внимание на редкое изобилие в здешних местах медоносной флоры. Необозримое море цветов раскинулось в долинах рек и горных ручьев, по склонам гор и ущелий. На свои скудные деньги, а также сбережения приехавшей к нему матери Федоров купил небольшую пасеку возле поселка Ульбинского. Для приобретения практических навыков начинающий пчеловод устроился учеником к одному из местных жителей — пчеловоду Петрову.

5 октября 1888 года окончился срок ссылки. Поскольку А.Н. Федорову было запрещено проживать в Центральной России, он решил навсегда остаться в Усть-Каменогорске, чтобы посвятить свою жизнь любимому делу. Александр Николаевич задумал отказаться от ведения пчеловодства по старинке, дедовскими методами. За пять лет он устроил свою пасеку по лучшим мировым образцам, перевел ее на рамочные ульи и снабдил необходимым инвентарем.

Он первым на Алтае самостоятельно начал производство на своей пасеке искусственной вощины с помощью вафельницы Ритше. Посмотреть диковинную пасеку с "пчелиными домиками" и познакомиться с Федоровым потянулись пчеловоды с окрестных мест, а также из ближайших и довольно отдаленных городов России. Освоив рамочное пчеловодство, Федоров скоро ощутил несовершенство ульев европейской и американской конструкции: ни один из них не отвечал довольно суровым морозам. Александр Николаевич вместе со своим другом ссыльным Е.П. Михаэлисом построили улей собственной конструкции и назвали его "Алтайский". Прекрасные качества улья были оценены дипломом Всероссийской нижегородской выставкой в 1896 году. Знаменитый улей стал быстро распространяться среди пчеловодов России. По сообщениям "Русского пчеловодного листка" улей "Алтайский" проник даже в Таврическую губернию (ныне Республика Крым).

В 1910 году А.Н. Федоров был назначен инструктором по пчеловодству Семипалатинской области. Началась просветительская деятельность знаменитого пчеловода. Федоровым было устроено более десяти пчеловодных курсов, несколько выставок, прочитано множество лекций, намечена целая сеть показательных пасек. Александр Николаевич одним из первых в Восточном Казахстане начал выписывать семена медоносных растений и распространять их среди местных пчеловодов. Под его руководством в 1915 и 1916 годах в Усть-Каменогорске были проведены два съезда пчеловода юго-западного Алтая, обобщившие опыт лучших пасек. К маю 1918 года количество рамочных ульев на пасеках Восточного Казахстана увеличилось до десяти тысяч. А.Н. Федоров основал в Усть-Каменогорске уникальный музей по истории пчеловодства, собрал интересную библиотеку. Однако, к большому сожалению, после бурных событий ХХ века ни архив, ни библиотека Федорова, за исключением отдельных документов, не найдены.

А.Н. Федоров принимал активное участие в общественной и научной жизни города. Будучи членом Русского географического общества, выступал в печати по проблемам пчеловодства, принимал участие в строительстве "Народного дома", озеленении города. Федорову и другим политическим ссыльным принадлежит заслуга в развитии библиотечного дела и образования в Усть-Каменогорске.

Первая мировая война, гибель многих его учеников и помощников, продолжительная болезнь надломили здоровье Александра Николаевича. Он умер 22 апреля 1918 года на шестьдесят втором году жизни.

Литература:

  1. Косенкова Н. Улей "Алтайский"//Рудный Алтай. — 1997. — 15 февраля
  2. Черных С.Е. Одна, но пламенная страсть. — Алма-Ата: Казахстан, 1986. — 160 с., ил.
  3. Черных С.Е. Одна, но пламенная страсть//Семь дней. — 2000. — 9 марта; 24 марта; 31 марта
  4. Широков В.П. История села Быструхи. — Быструха: Б. и., 1992. — 29 с.
08:59
2532

Анатолий Степанович Буткевич — родоначальник опытного пчеловодства в России.

опубликовано: xn--80aeahdxpybbevp5e.xn--p1ai
интернет-клуб "Пчеловод"

В 1894 г. на хуторе Русаново близ Крапивны Тульской губернии он завел пасеку, где и занимался наблюдениями за жизнью пчел. Будучи поклонником Дадана, он даже посвятил ему специальную статью: "В защиту улья Дадана", но вскоре на практике убедился в огpaничeнныx возможностях этого улья в борьбе с роением, ослаблением семей во время зимовки и т.д., чего, кстати, не наблюдал в ульях Лангстрота.

Он создал универсальный улей, правда, громоздкий (на 16 рамок) и непригодный для кочевого пчеловождения. До конца своей жизни Буткевич пытался совершенствовать его, но этот улей так и не нашел признания у пчеловодов. Никто, и не только среди отечественных пчеловодов, так основательно не изучил проблему роения пчел, как Буткевич. Не имея возможности управлять процессом роения, он решил использовать его на практике. Результатом стали оригинальные приемы использования роев на взятке. Объединяя по 2-3 роя, Буткевич получал семьи-медовики, которые с максимальной энергией работали на взятке. Создание мощных медовиков стало одним из приемов современного пчеловодства. Наиболее рациональной он считал объединенную семью весом не более 8 — 6 кг. Несмотря на видимую роевую свободу, роение он все-таки регулировал. Не допускал втораков.

Анатолий Степанович доказал огромную роль кормовых запасов в улье. Полностью подтвердил правильность слов американского пчеловода А. Миллера, сказавшего: "Лучшее время весеннего кормления — это предыдущая осень». Подкармливая пчел свекловичным сахаром, он отмечал его отрицательное влияние не только на прирост пчел, но и на их качество — энергию, работоспособность, долговечность. "Мы еще раз убеждаемся", — говорил Буткевич, — "как осторожно надо относиться к естественному, природой обусловленному течению пчелиной ЖИЗНИ». Его опыты показали, что семьи, которым осенью давали стимулирующие подкормки, по сравнению с теми, которых не подкармливали, оказались менее доходными.

Основным критерием высокой яйцекладки матки является содержание семей на обильных запасах меда в течение всего года, а увеличение продуктивности пчел находится в прямой зависимости от их породы. Чистота породы, — говорил А.С. Буткевич, должна быть сохранена в неприкосновенности,

— Развитие пчеловодства вглубь и вширь только тогда может быть вполне плодотворно, если рука об руку с этим ростом идет и организация сбыта продуктов пчеловодства», — писал Буткевич.

Эта проблема остается актуальной и в наше время. Возмущенный появлением так называемых малиновых, черносмородиновых и прочих медов, он говорил: "Таких медов не бывает. Это кухонная макулатура, прошедшая через зобик бедных насекомых, которых пчеловоды, недостойные этого благородного имени, делают орудиями грубой фальсификации, рассчитанной на совершенное невежество покупателя!".

Опыт доказал, что пчелы, занимавшиеся переработкой, например, малинового сиропа, осыпались за зиму.

Возглавив Тульское общество пчеловодства, Буткевич много сил и времени отдавал решению проблем реализации медов пчеловодов области. Он издавал журнал "Опытная пасека" и был инициатором создания опытной пчеловодной станции. Первая опытная пчеловодная станция в нашей стране была создана на базе опытной пасеки Тульского общества пчеловодства. Она стала, как и пасека самого Буткевича, основой опытной базы организованного после революции НИИ пчеловодства.

Анатолий Степанович является автором большого числа статей. Из под его пера вышли также книги, по которым училось не одно поколение пчеловодов. "Самоучитель пчеловодства", "Как живут пчелы и как их водить", "Азбука доходного пчеловодства", "Систематическая энциклопедия пчеловодства", сделали бы честь целому коллективу ученых.

А.С. Буткевич представлял пчеловодство в общественных Российских и международных организациях. Председательствовал на Всероссийском бутлеровском съезде пчеловодов в Казани, был председателем русской секции и делал доклад о пчеловодстве в России на 11 Всеславянском съезде в Белграде, был членом организационного комитета 111 Всеславянского съезда.

Опубликовал: Al-Bee
Источник: журнала "Пчеловодство" 80-90х

23:01
4514

Знаменитый русский пчеловод Петр Иванович Прокопович родился 29 июня 1775 года в селе Местченках, близ Батурина Черниговской губерНИИ.

Отец его был дворянин и сельский священник. Готовя сына к Духовному званию, он дал ему образование в Киевской духовной академии. Но П.И. не же лал быть священником и по окончании Академии стремился поступить в Московский Университет; однако этому воспротивился отец и принудил сына поступить на военную службу, в гусары.

В 1798 Г., пройдя офицером 5 лет военной службы, П.И. сильно заболел и по слабости здоровья ’должен был выйти в отставку. Он приехал к отцу в с. Митченки, но тот был недоволен оставлением сыном службы и между ними пошли нелады. П.И. на небольшие свои сбережения купил 3 десятины землии завел сельское хозяйство. Увидев у соседа пчел, он заинтересовался ими, и в 1800 году завел своих. С этого времени он, до конца своей жизни, Т.е. в течение 50 лет, не переставал заниматься пчеловодством. На следую¬щий год его постигло не счастие сгорела его усадьба, и он лишился почти всего состояния. У него осталось только 6 ульев с пчелами, 2 пуда меда и 10 руб. ассигнациями. Но П. И. не упал духом. Он вырыл себе землянку и, поселившись в ней с плотником-казаком, целую зиму делал ульи.

С неутомимей настойчивостью он в течение 8 лет трудился над своим пчеловодством, присматриваясь, наблюдаяи делая догадки о многом, что было уже известно в Европе. Читать по пчеловодству ему за это время ничего не приходилось. Через 8 лет у него было уже 580 ульев (дуплянок), его средства поправились и до него стала доходить пчеловодная литература. Зная иностранные языки, он читал западноевропейские сочинения по естественной истории вообще и по пчеловодству в частности. Между прочим, он прочел и сочинение Реомюра. В 1814 или, вернее, в 1815 году ему пришла мысль о досчатом в тулочном улье с линеечками и даже с рамками (в магазине); он его сделал собственноручно и потом начал переводить своих пчел из дуплянок в новые ульи.

Улей Прокоповича состоял из четырехугольного ящика, высотою в 1,5-2 аршина, сколоченного из полуторавершковвых досок. Внутри он разделялся на 3-4 отделения, расположенные друг над другом. Каждое отделение закрывалось с боку доскою втулкою, И потому улей Прокоповича получил название "втулочного". Между отделениями вставлялись дощечки с прорезанными в них продольными щелями для прохода пчел. Эти дощечки наващивались натуральной вощиной (сотиками). Впоследствии

Прокопович начал ставить в верхнее отделение рамки, подобные ящичкам Губера, и у него получился улей с рамочным магазином. Таким образом, у нас в России в 1815 году был изобретен П.И.Прокоповичем настоящий рамочный улей, первый в мире. Дзерзону, которого немцы считают первым изобретателем улья с подвижным заносом и называют Колумбом в пчеловодстве, было в то время только 4 года! Американец Лангстрот и француз Гамет признают приоритет Прокоповича. Но изобретение улья не является единственной заслугой П.И. Глубоко убежденный в необходимости распространения научных знаний словом и наглядностью, он в 1828 году открывает в Митченках первую в России школу пчеловодства. 22 года П.И. сам управлял этой школой и выпустил более 500 человек, обученных рациональному пчеловождению. После его смерти школа, перешедшая в заведывание его зятя. Значениее 51-летней деятельности в деле поднятия русского пчеловодства было колоссально она первая положила основание к осмысленному его ведению.

Ученики П.И. рассеялись по всей России и в свою очередь также обучали рациональному пчеловодству и заводили образцовые пасеки. Третьей заслугой Прокоповича является его литературная деятельность по пчеловодству. ДО П.И. у нас встречалась только переводная литература. С 1827 года начали появляться в печати его оригинальные статьи (напр. О матках, О видах гнезд, Об управлении пчеловодством, О гнильце), которых он написал очень много в течение последних 23-х лет своей жизни. Уже после его смерти, в 1866 году был издан в Москве его капитальный труд «Школа пчеловождения или практическое руководство к изучению жизни пчели правильному, рациональному уходу за ними. Книга состоит из 2 частей, со 127 рисунками. Все сочинения П.И., по авторитетному мнению его современника Покорского-Жоровко, «носят на себе печать несомненной самостоятельности, глубокого уменья вглядываться в сущность еще не исследованных фактов, необыкновенной логичности выводов, тонкости наблюдения и оригинальности изложения.

Описание улья Прокоповича и его статья "Правильный уход за пчелами" были в 1841 г. переведены на французский язык и изданы в Париже. Труды П.И Прокоповича и его заслуги не прошли не замеченными и были оценены в свое время. Но после его смерти, к сожалению, их скоро у нас забыли. Министерство ГОСУД. Имущества поощряло Прокоповича, давая субсидию на его школу. То же делало и Московское Общество Сельского Хозяйства.

Кроме того, оно избрало П.И. своим действительным членом и наградило серебряной и золотой медалями и фрауэнгоферовским микроскопом. П.И. был также избран действительным членом в Вольное Экономическое Общество, которое наградило его медалями. Материальное положение П.И. также улучшилось; в 1839 ГОДУ лично у него было уже 2500 ульев, с которых он получал значительный доход (до 20.000 руб. ассигнациями).

П.И.Прокопович скончался 22-го марта 1850 года. Недалеко от его могилы, в м. Пальчиках, имеется достойный его памятник там поставлен первый в мире разборный улей, изобретенный им и сработанный его руками. Но всероссийского памятника этому первому русскому рационалисту-пчеловоду, который шел впереди своих западноевропейских собратьев, до сих пор еще нет. Мало того! Мы совсем забыли о нем, не встретишь нигде даже его портрета. Нет ни одного немецкого учебника, в котором не упоминалось бы о Дзерзоне, улей которого теперь уже нигде не применяется так же, как и улей Прокоповича.

В наших пчеловодных сочинениях, где очень часто повторяются имена иностранных изобретателей и ученых и помещаются их портреты, редко-редко встретишь краткое, упоминание о Прокоповиче.

*1 — 3р.70 к. ассигнациями равнялись 1 сереб. рублю.
*2 — В 1830 году эта школа была переведена из с. Митченки в м. Пальчики Черниговской губернии.

10:34
4864

Знаменитый пчеловод Иоганн Меринг родился 24 июня 1816 года в крестьянской семье в небольшой немецкой деревушке близ г. Франкентайля – провинция Пфальц.

В юношеском возрасте мечтал стать учителем. Но средств у родителей не было и юноша после окончания местной школы поступил в ученики к столяру. Овладев столярным ремеслом Иоганн Меринг превратился в странствующего подмастерья, на протяжении 7 лет бродил из города в город, зарабатывая себе на жизнь.

В 1843 году Иоганн Меринг поселился в Франкентайле, где открыл столярную мастерскую в вскоре обрел славу искусного и умелого столяра. Женился на дочери учителя.

В 1849 году Иоганн Меринг начал изучать пчеловодство и увлекся им. Идея использования в пчеловодстве воскового листа (искусственной вощины) с выдавленными на нем пчелиными ячейками возникла у него сразу же. Однако осуществить эту идею удалось ему только в 1857 году. Большую помощь в этом И. Мерингу оказывали два пчеловода, умелыми руками которых была выполнена эта весьма сложная и кропотливая работа. Искусственная вощина И. Меринга представляла собой отлитую из воска пластинку, на которой были отпечатаны углубления пчелиных ячеек. Полученная таким образом искусственная вощина была помещена в улей и через несколько дней счастливый пчеловод показывал своим друзьям построенный на ней пчелами добротный сот.

В 1860 году Иоганн Меринг получил в Ганновере награду за свое изобретение, а заодно ему было предложено место учителя пчеловодства.

Пчеловод И. Меринг стал широко известен. Его приглашали на заседания всех крупных пчеловодных обществ. Очень высоко ценили И. Меринга видные биологи того времени – Гумбольдт, Денгоф, Берлепш и другие. Он стал членом-корреспондентом многих ученых обществ, имел награды.

Умер этот замечательный талантливый пчеловод, исследователь пчеловодства и изобретатель в возрасте 62 лет. К сожалению, его пасека и библиотека попали в чужие руки, поэтому многие рукописи и проекты утрачены.

19:43
3956

Выдающийся пчеловод Лоренц Лорен Лангстрот родился 25 декабря 1810 года в г. Филадельфии (США). В 1831 году окончил Иельский колледж и с 1834 по 1836 год преподавал в нем математику.

С 1836 по 1838 год был пастором церкви в Эндовере, а затем заведовал женской школой в Филадельфии.

Увидев на пасеке у одного из своих друзей пчел, навсегда увлекся их замечательной и во многом загадочной жизнью. Л Лангстрот часто болел и вскоре оставил преподавательскую деятельность, после чего вплотную занялся пчеловодством. Наблюдая за жизнедеятельностью пчелиных семей, он обратил внимание на существующие в их восковом гнезде улочки-проходы шириной от 4,8 до 9,5 мм, которые пчелы не застраивают сотами и не заклеивают прополисом (так называемое пчелиное пространство). Это очень важное биологическое открытие привело Л. Лангстрота к изобретению (1852) подвижной рамки, которая подвешивалась на плечиках в улье, открывавшемся сверху.

Об изобретении П.И. Прокоповича и об улье Яна Дзержона Лангстрот не знал.

В 1852 году вышло первое издание книги Л. Лангстрота «Пчела и улей», в которой подробно рассказано об его улье и системе ухода за пчелами. В России эта замечательная книга была впервые издана в 1892 году под редакцией известного русского пчеловода Г.П. Кондратьева. Не потеряла эта книга своей значимости и актуальности для пчеловодства и в наше время.

Л. Лангстрот одним из первых заинтересовался итальянскими пчелами и содействовал ввозу их в США. Он пользовался большим авторитетом у пчеловодов и был избран президентом союза пчеловодов США. Его по праву называли отцом американского пчеловодства.

Умер Л. Лангстрот 6 октября 1895 года в Дейтоне. На родине знаменитого пчеловода США в Филадельфии установлена мемориальная доска.

23:18
4043

Великий пчеловод Ян Дзержон родился 16 января 1811 года в местечке Ловковице (Верхняя Силезия).

Начальное образование получил в городской школе, учился в гимназии в г. Бреславль и в университете. По настоянию родителей принял сан священника.

Он обзавелся крупной пасекой и все свободное время от службы в церкви отдавал пчеловодству, изучению жизни пчел. Внимательный натуралист и упорный исследователь, Дзержон открыл явление партеногенеза у медоносных пчел. Он первый установил, что трутни происходят из неоплодотворенных яиц, а из оплодотворенных выводятся рабочие пчелы и матки. Он объяснил ход оплодотворения яиц, причины появления пчел-трутовок и происхождение матки и рабочих пчел из одинаковых яиц, но при различном кормлении.

Открытие Дзержона в то время оказалось настолько невероятным, что многие известные ученые-биологи и пчеловоды сомневались в его правильности и предсказывали этой теории неминуемый крах. Не пришлась она по вкусу и его церковному начальству, поэтому в 1859 году Дзержон был отстранен от должности, что дало ему возможность всего себя посвятить любимой работе – пчеловодству.

Активный пчеловод, он участвует в работе пчеловодных обществ, издает журнал «Силезский пчеловод». Кроме того, Дзержон усовершенствовал улей с подвижными сотами, впервые применил двойные ульи. Только спустя 54 года (1898) его открытие партеногенеза у пчел получило признание на съезде пчеловодов в Зальцбурге и принесло ему заслуженную известность и славу.

Ян Дзержон был избран почетным доктором Мюнхенского университета, членом многих научных обществ. Его не раз награждали орденами правительства различных государств.

Выдающийся пчеловод Ян Дзержон написал много книг, главные из которых: «Теория и практика современного пчеловодства» (1848), «Рациональное пчеловодство» (1861), «Усовершенствованный метод ведения пчел Дзержона», «Двойной улей» (1891) и другие.

Умер Ян Дзержон 26 октября 1906 года.

23:15
3952

Выдающийся пчеловод Франц Грушка родился в 1819 году в Вене (Австрия).

Был кадровым офицером австрийской армии и командовал гарнизоном небольшого итальянского городка Легнано близ Венеции, который до 1866 года принадлежал Австрии. В свободные от службы часы Грушка с увлечением занимался пчеловодством на своей пасеке, проводил опыты. На IV съезде немецких и австро-венгерских пчеловодов, который проходил в г. Брюне в сентябре 1865 года, Грушка сделал доклад о новом способе извлечения меда из сотов. До этого изобретения пчелиный мед из сотов либо выжимали с помощью прессов, либо вытапливали при нагревании, разрушая соты. Новый же способ позволял не только быстро получать мед высокого качества, но и сохранять соты для дальнейшего употребления.

Существует легенда о том, как Грушка пришел к мысли о медогонке. Произошло это так. Его сын, подросток, нес с пасеки домой сотовый мед в корзине. Дорогой он шалил, вертелся волчком и крутил вокруг себя корзину, а когда пришел домой, соты оказались пустыми. Не было его и в корзине. Отец строго наказал сына, а сам стал раздумывать о способе, каким был удален пчелиный мед из сотов.

По другим сведениям, и это более реально, Грушка использовал уже известный в то время метод центрифугирования растворов, который применялся на сахарных заводах при отделении сахара от сиропа. Чистый тростниковый сахар в то время ценился дороже меда. Не подозревая о том, что из меда выкристаллизовывается не тростниковый сахар, а виноградный (глюкоза), Грушка хотел использовать метод получения из меда тростникового сахара. Так или иначе, но идея использования центробежной силы для извлечения меда из пчелиных сотов, как и конструкция первой медогонки, принадлежит австрийскому пчеловоду Францу Грушке. И она, как известно, сыграла исключительно большую роль в развитии мирового пчеловодства.

Умер Ф. Грушка в Венеции в мае 1888 года.

23:12
4384

Михаил Васильевич Жеребкин прожил недолгую, но очень яркую жизнь. Пчеловодством он стал заниматься еще в школьные годы, помогая отцу на совхозной пасеке в Московской области. После окончания биологического факультета Московского государственного университета в 1960 г., где он специализировался по пчеловодству, и аспирантуры НИИ пчеловодства М.В.Жеребкина приняли на работу в НИИ пчеловодства старшим научным сотрудником. Солидное базовое образование и несомненный талант исследователя способствовали тому, что за короткое время Михаил Васильевич оказался в рядах ведущих сотрудников института. После защиты в 1965 г. диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук он возглавил лабораторию биологии медоносной пчелы, а с 1976 г. заведовал отделом профилактики и борьбы с болезнями пчел.

img90Михаил Васильевич провел целую серию капитальных исследований по физиологии пищеварения пчел, определению активности пищеварительных ферментов в разных отделах их кишечника. Он установил тесную связь между активностью каталазы в задней кишке и зимостойкостью пчел разных пород. Вместе с аспирантами, работой которых Михаил Васильевич руководил, была выявлена зависимость медопродуктивности пчелиных семей от активности инвертазы, а также определен характер сезонной и возрастной изменчивости активности некоторых ферментов у пчел основных пород. Так, пчелы осенних генераций тяжелее летних, содержат в теле больше сухого вещества и гликогена, имеют более развитое жировое тело и повышенную активность окислительно-восстановительных ферментов. Данные опыты доказали, что осенние пчелы Урала, Сибири и Дальнего Востока содержат в теле меньше воды, но больше азота, особенно жира, чем южные пчелы этой же генерации.

Важную роль играют исследования по физиологической подготовке пчел к зимовке. М.В.Жеребкин изучил роль хемозина в образовании перетрофической мембраны и обосновал принципиально новые подходы объяснения устойчивости пчел разных пород к нозематозу и разработке профилактики этого заболевания пчел. Под его руководством была создана рецептура минеральных подкормок, повышающих зимостойкость жительниц улья.

Результаты исследований М.В.Жеребкина изложены в монографиях «Возрастные и сезонные изменения некоторых процессов пищеварения у медоносной пчелы (Apis mellifera)» и «О некоторых физиологических изменениях в организме медоносных пчел при подготовке их к зиме» (в соавторстве с Я.Л.Шагуном), в книге «Зимовка пчел» и более чем в 50 печатных работах. Он получил четыре авторских свидетельства, выступал на международных конгрессах по пчеловодству, читал курс биологии пчел в Институте усовершенствования зоотехников-пчеловодов и одновременно готовился к защите докторской диссертации.

За свою короткую жизнь (1933–1978) Михаил Васильевич многое успел сделать и, несомненно, еще больше открытий ждало его впереди, если бы не трагическая гибель в автомобильной катастрофе… Современники помнят энергию и глубокую эрудицию ученого, не забывают и его всегда добрые шутки.

Подготовил А.Д.ГОРИН

03:41
4717

Известный ученый, видный деятель пчеловодства, профессор Ипполит Иванович Кораблев родился в 1871 г. на Смоленщине в семье безземельного крестьянина, служившего у помещика управляющим. Отец по долгу службы ежедневно посещал поля и лес, причем его часто сопровождали сыновья, с детских лет постигавшие азы крестьянской науки. Однажды, обходя лес, они нашли в деревьях два дупла с пчелиными гнездами. Отец вырезал их и принес домой. С того времени маленький Ипполит подолгу просиживал перед колодами, не переставая удивляться четким, размеренным действиям пчелиной семьи. Именно тогда больше всего на свете ему захотелось изучить жизнь этих маленьких трудяг.

В школе маленький Ипполит учился легко и охотно. Обнаружив у мальчика большие способности, учитель посоветовал отправить его в городское училище. Шесть лет Ипполит ходил пешком за несколько верст в училище, показывая при этом отличные успехи в науках и принося домой похвальные грамоты. Закончив училище в 1889 г., он сразу же поступил на Педагогические курсы и через два года успешно сдал выпускные экзамены. Получив свидетельство на звание учителя, Ипполит Иванович начал свою педагогическую деятельность в качестве заведующего Узвозским училищем с уклоном пчеловодства и садоводства в с. Сошно Смоленской губернии. В 1897 г. он был избран «заведующим Узвозским военно-конским участком для наблюдения за правильностью поставки подвод под своз нижних чинов запаса и лошадей по расписанию № 16 для комплектования армии на случай мобилизации». В этих чинах Ипполит Иванович состоял до 1902 г., «был всегда усерден, трудолюбив, добросовестно исполнял свои обязанности при доброй нравственности». За активное участие в первой всеобщей переписи населения страны 1897 г. он был награжден специальной медалью.

Работая в училище, Ипполит Иванович приобрел четыре колоды пчел для практических занятий, но колодное пчеловодство не принесло ему удовлетворения. Рамочные ульи он впервые увидел в 1896 г. на передвижной выставке, устроенной Московским обществом акклиматизации и Измайловской пасекой, которой тогда руководил профессор Н.М.Кулагин. Ипполит Иванович с большим интересом слушал беседы Н.М.Кулагина о пчелах. Вернувшись с выставки домой с несколькими рамками в качестве образца, он собственноручно сделал рамочные ульи и пересадил в них пчел.

С 1898 до 1902 г. Ипполит Иванович обучался в Московском сельскохозяйственном институте. Все свободное от лекций и практических занятий время он уделял пчеловодству, работая под руководством Н.М.Кулагина. По окончании института Ипполита Ивановича зачислили специалистом при Департаменте земледелия и командировали в Полтаву для работы по развитию пчеловодства и шелководства в Полтавской, Черниговской и Харьковской губерниях.

В 1903 г. И.И.Кораблев обследовал состояние пчеловодства на Полтавщине, по результатам которого издал брошюру. Было установлено, что пчеловодство в этих местах велось на низком техническом уровне: господствовали дуплянки, колоды, и роебойная система, при которой ради получения меда уничтожали всю пчелиную семью. Рамочные ульи имели лишь помещики, священники, богатые казаки.

Обследование показало полное отсутствие у «пчеляков» (пчеловодов. — Авт.) знаний по рациональному пчеловодству. Поэтому вся дальнейшая деятельность Ипполита Ивановича была направлена на их распространение: организацию курсов, краткосрочных и длительных в Полтавской, Киевской и Харьковской губерниях, публикацию статей в сельскохозяйственных журналах и календарях, чтению лекций. Им был разработан план развития пчеловодства и шелководства на Украине.

В 1905 г. И.И.Кораблев обследовал состояние пчеловодства и шелководства в Бессарабии и тщательно изучил состояние пчеловодства в центральных областях России, Крыму, на Кавказе и в Средней Азии. Выступая в том же году на Всероссийском съезде пчеловодов в Москве, он сказал: «Не могу промолчать про те страшные тормоза, которые мешают распространению знаний среди народных масс многомиллионных пасынков России, которые разговаривают не на великорусском, а на своем родном языке. Именно поэтому я прошу вас, господа, высказать пожелание, чтобы Императорское Российское общество акклиматизации животных и растений подняло перед правительством вопрос о немедленном предоставлении права проводить занятия и беседы о сельском хозяйстве и его отраслях на родном для населения языке. Господа! За такое решение много миллионов людей скажет вам свое искреннее и горячее спасибо». Съезд принял решение о том, что распространять знания по пчеловодству необходимо на родном языке каждого народа.

В 1907 г. И.И.Кораблев был откомандирован из Полтавы в Умань для преподавания в местном училище пчеловодства и шелководства. Одновременно его оставили в должности специалиста при Департаменте земледелия. Будучи преподавателем, Ипполит Иванович также заведовал шелко- станцией и учебно-опытной пасекой. Он организовал при училище кабинеты пчеловодства и шелководства, а при станции и пасеке — музей. Кроме того, для народных школ было налажено изготовление учебных коллекций, препаратов и пособий по пчеловодству и шелководству. В кабинете пчеловодства специалисты давали консультации по болезням пчел и расплода. При опытной пасеке были созданы мастерские по изготовлению и испытанию новых систем ульев и инвентаря. Так, был изобретен так называемый украинский улей, который используется и сейчас на пасеках Украины. Еще И.И.Кораблев заложил опытный питомник медоносных растений. По результатам своих опытов и наблюдений за ними он написал книгу «Культура главнейших медоносных растений», которая выдержала несколько изданий и получила положительные отзывы в печати.

Особое внимание Ипполит Иванович уделял народным учителям, поскольку считал, что они играют важную роль в развитии определенных отраслей сельского хозяйства. Например, завел учитель рамочные ульи — вскоре и у крестьян появляются такие же; посадил учитель два-три деревца шелковицы, выкормил шелковичных червей — и крестьяне начинают делать то же. Поэтому ежегодно при училище садоводства И.И.Кораблев организовывал полуторамесячные курсы по пчеловодству и шелководству. В иные годы сюда съезжалось до 150 учителей из самых отдаленных губерний. Лучших из них оставляли при пасеке на годичную стажировку, после которой они становились инструкторами.

Постепенно Уманское училище стало центром, куда стекались люди, интересующиеся пчеловодством и шелководством, среди них было немало крестьян. Благодаря полученным знаниям они смогли перейти от колод к рамочным ульям и освоить прогрессивные приемы пчеловождения.

Однако педагогическая и организаторская деятельность И.И.Кораблева этим не ограничивалась. С 1912 по 1917 г. его ежегодно назначали экзаменатором Комиссии по испытанию лиц, желающих получить звание инструктора-пчеловода; привлекали к участию в экспертных комиссиях на всероссийских выставках. Он выступал с докладами на всеславянских съездах пчеловодов в Болгарии (1910 г.) и Сербии (1911 г.). Поездка на очередной съезд в Чехию не состоялась из-за начавшейся Первой мировой войны.

Работа И.И.Кораблева не осталась незамеченной. В феврале 1913 г. «заведывающему пасекой и червоводней Уманского Среднего Училища Садоводства и Земледелия Коллежскому Секретарю Ипполиту Ивановичу Кораблеву» было «предоставлено право ношения на груди Высочайше учрежденной, в память 300-летия Царствования Дома Романовых, светло-бронзовой медали», а в октябре того же года он стал кавалером ордена Святого Станислава третьей степени.

С 1921 г., когда Уманское среднее училище было преобразовано в сельскохозяйственный институт, И.И.Кораблев заведовал кафедрой пчеловодства и шелководства, на которой вел одноименный курс. Наряду с этим Ипполит Иванович развернул огромную работу по подготовке пчеловодов для колхозных пасек. Его содержательные и увлекательные лекции о пчелах с большим интересом слушали студенты и пчеловоды-практики. Почти ежедневно, особенно в воскресные дни, на пасеке Ипполита Ивановича собирались люди из окрестных сел.

В 1932 г. И.И.Кораблев был назначен деканом садового факультета. Когда бывшую при институте шелкостанцию выделили в самостоятельное преприятие, Ипполит Иванович стал по совместительству ее директором и занимал эту должность вплоть до реорганизации станции в Грен-завод на Мелитопольщине. Решением Высшей аттестационной комиссии от 16 февраля 1946 г. И.И.Кораблев был утвержден в звании профессора по кафедре пчеловодства и шелководства Уманского сельскохозяйственного института.

Обладая огромным практическим опытом и эрудицией, И.И.Кораблев написал много книг по пчеловодству. Основная его работа — «Пчеловодство» выдержала несколько изданий.

Скончался И.И.Кораблев в 1951 г. Все знавшие Ипполита Ивановича, вспоминают его с чувством глубокого уважения и признательности. Память о нем увековечена мемориальной доской на стенах Уманской сельскохозяйственной академии.

О.А.КОРАБЛЕВА
02:51
5613

Просвещенной России было хорошо известно имя Александра Михайловича Бутлерова: академик, родоначальник русского промышленного органического синтеза, автор научных трудов по химии, переведенных практически на все языки мира, основатель знаменитой химической школы.

Однако он прославил нашу страну не только открытиями в области химии, но и своими неслужебными интересами. В Вольном экономическом обществе академик был избран первым председателем отделения пчеловодства. Откуда же пошло это увлечение?

Родился А.М.Бутлеров 25 августа 1828 г. в г. Чистополе Казанской губернии в семье отставного полковника. Мать умерла рано и детьми занимался отец. Это был высокообразованный человек, дельный помещик и заботливый хозяин. Такими же ему удалось воспитать и своих детей. Студентом Александр Михайлович стал в 16 лет, окончив закрытый пансион и Казанскую гимназию.

Начало творческой деятельности ученого совпало с эпохой промышленного развития России, сопровождавшегося появлением крупных химических предприятий. В 60-е годы XIX в. Александр Михайлович занимался экспериментальными исследованиями, направленными на разработку теории химического строения. Благодаря ему сформировалось современное представление о строении органических соединений. Руководствуясь бутлеровской теорией строения, можно было теперь объяснить открытое ранее явление изомерии и описать таутомерию. Его теория открыла путь для правильного понимания связи между строением и свойствами органических молекул. Идеи ученого были признаны известными русскими химиками, в том числе Д.И.Менделеевым и Н.А.Меншуткиным. Интерес к научным работам А.М.Бутлерова был столь велик, что его учебник «Введение к полному изучению органической химии» практически сразу после публикации перевели на немецкий язык.

Докторскую диссертацию А.М.Бутлеров защитил при Московском университете и с 1854 г. стал экстраординарным профессором химии в Казанском университете. Спустя несколько лет он занял кафедру своего учителя Н.Н.Зинина. В Казани Александр Михайлович прослужил 17 лет, потом, по рекомендации Д.И.Менделеева, стал читать химию в Петербургском университете. В 1874 г. А.М.Бутлерова избрали действительным членом Петербургской академии наук. По существовавшим в те времена правилам университетские профессора уходили в отставку после 25 лет преподавательской деятельности, но по просьбе ученого совета А.М.Бутлерову этот срок дважды продлевали на пять лет. И не потому, что не было достойных претендентов...

Ежегодно с мая по сентябрь ученый жил в своем имении Бутлеровке, где внедрял передовые приемы агротехники и технические новшества. Он мог часами проводить в поле, испытывая трехлемешную сеялку Гузьера или дисковую борону Рандаля, а затем работать за токарным станком или у слесарного верстака, доводя до совершенства какое- либо орудие. Бутлеровка служила своеобразной школой передового опыта для соседних помещиков. В Бутлеровке была построена изумительная по красоте и удобству ажурная оранжерея, посмотреть на которую съезжались со всей округи. Кстати, статью Александра Михайловича «О культуре камелии» опубликовали в парижском журнале «Revue horticole», а на заседании Вольного экономического общества он сделал великолепный доклад «О персиковых шпалерах».

Анализ естественных связей между растительным и животным миром привел А.М.Бутлерова к изучению старинной, но крайне примитивной по своей организации отрасли сельского хозяйства — пчеловодству. Пасека из 10–20 колод существовала в Бутлеровке с незапамятных времен, и Александр Михайлович решил «разобраться» с нею не только как ученый, но и как настоящий сельский хозяин. Первые десять лет его занятий пчеловодством ушли на глубокое изучение зарубежного и отечественного опыта. Он внимательно прочитал работы Люденецкого, Берлепша. Появился и собственный опыт.

Александр Михайлович убедился в практической целесообразности ульевого и рамочного содержания пчел, провел сравнительные испытания кавказской, итальянской, среднерусской пород. Результаты своих наблюдений он опубликовал в 1871 г. в небольшой книге «Пчела, ее жизнь и главные правила толкового пчеловодства», составленной в виде вопросов и простых ответов на них. Читателями книга была принята восторженно и выдержала несколько изданий. После выступления с докладом «О мерах к распространению в России рационального пчеловодства» на заседании Вольного экономического общества Александра Михайловича утвердили почетным «неплатящим» членом. Пасека в Бутлеровке стала одним из интереснейших пчеловодных хозяйств России. Александр Михайлович поставил ульи в виде шестигранника. По соседству располагались украшенный затейливой резьбой омшаник и оригинальные весы, позволявшие без особых хлопот следить за заполнением ульев. Отделение пчеловодства при Вольном экономическом обществе А.М.Бутлеров возглавлял до конца жизни. В пчеловодстве он видел не только экономически выгодное направление сельскохозяйственного производства, но и увлекательное творческое занятие, развивающее у людей научный подход к делу, а также эффективное педагогическое средство, способствующее воспитанию «аккуратности, терпения, догадливости, сметливости». Понимая сложность задачи, А.М.Бутлеров обратился к печатному слову. Он выпустил десятки обращений, статей, брошюр, книг, в том числе книгу «Как водить пчел». Объем последнего сборника статей, вышедшего уже после смерти ученого, превышает 600 страниц.

А.М.Бутлеров всячески пропагандировал опыт лучших пчеловодов России. При вступлении в должность председателя пчеловодного отделения он опубликовал имена 26 лучших пчеловодов России в трудах Вольного экономического общества. Со временем список энтузиастов пчеловодства увеличился до 400 человек.

Заслуги замечательного русского ученого-химика А.М.Бутлерова в области пчеловодства получили высокую государственную оценку. Благодаря его стараниям не были забыты и обычные пчеловоды-практики. Указом Николая II при Императорском русском обществе акклиматизации животных и растений была учреждена серебряная медаль «За труды по пчеловодству лицам, принадлежащим к среде сельских обывателей».

Р.В.БОБРОВ
103473, г. Москва,

ул. Делегатская, д. 9, кв. 108

02:49
5052

Мы по праву можем гордиться замечательным соотечественником Анатолием Петровичем Богдановым (1834–1896), положившим в России начало научным исследованиям в антропологии — науке о происхождении и эволюции человека, а

Родился А.П.Богданов в Нижнедевицком уезде Воронежской губернии. Гимназию окончил в 1851 г. с серебряной медалью и поступил на естественное отделение Московского университета. В 1855 г. он защитил диплом на тему «О признаках для определения форм осадочных пород», за что также был удостоен серебряной медали. По окончании университета Анатолия Петровича зачислили магистром (преподавателем) в Земледельческую школу Московского общества сельского хозяйства. По его инициативе в 1857 г. при школе было организовано Общество акклиматизации животных и растений, где первые два года А.П.Богданов состоял ученым секретарем и получил еще одну серебряную медаль.

С 1858 г. А.П.Богданов — адъюнкт Московского университета на кафедре зоологии. По программе, составленной заведующим этой кафедры профессором К.Ф.Рулье, Анатолий Петрович во время летних каникул изучал организацию учебного процесса за рубежом. На следующий год А.П.Богданов продолжил стажировку за границей, побывав в Берлине, Лейдене, Брно, Лондоне, Париже. С 1863 г. он стал экстраординарным профессором, с 1867 г. — ординарным профессором, с 1883 г. — заслуженным профессором Московского университета.

Уже в 60-е годы XIX в. А.П.Богданова утвердили членом-корреспондентом Петербургской академии наук по биологическому отделению. Вместе с тем перечень научных интересов Анатолия Петровича постоянно расширялся. В этом он видел не только «собирательство» разрозненных фактов для изучения отдельных направлений науки, но и разработку узловых проблем естествознания. По инициативе Анатолия Петровича в 1864 г. при Московском университете было создано Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии, которое вскоре стало императорским. Его избрали членом совета этого общества, а затем председателем зоологического и антропологического отделения. С 1869 г. А.П.Богданов начал заведовать зоологическим музеем.

В 1867 г. Анатолий Петрович познакомился с организацией научных исследований в Голландии, Бельгии, Англии и Франции. Он не только освоил весь имевшийся в российской и мировой науке запас знаний, чтобы «излагать науку от ее начал», но и предпринял энергичнейшие меры для популяризации ее в обществе. В этом Богданов видел самую важную задачу времени. Он утверждал, что просвещение — необходимая ступень в культурном развитии страны. Его главная задача — воспитание и приобщение к знаниям всех и каждого. Будучи гласным Московской городской думы, А.П.Богданов сделал доклад о пользе открытия в Москве Музея прикладных знаний (Политехнического) и других подобных учреждений, способных стать просветительными центрами науки и передовой практики. В связи с этим он отправился за рубеж для ознакомления с организацией музейного дела в крупных городах Западной и Центральной Европы. И вот с середины 70-х годов XIX в. в Москве при активном участии А.П.Богданова начал работать Политехнический музей. Кроме того, Анатолий Петрович был директором прикладной зоологии в Московском музее прикладных знаний и директором Комитета шелководства. Он организовал первые в стране выставки по этнографии и антропологии, которые переросли в крупные российские музеи. Авторитет А.П.Богданова как ученого и общественного деятеля был столь велик, что большинство российских и иностранных научных обществ хотели видеть его в своем составе.

Самой главной своей внеслужебной деятельностью этот выдающийся ученый считал работу в Московском обществе пчеловодов, которое он сделал одним из лучших в России. Практически благодаря А.П.Богданову в 1864 г. в Подмосковном Измайлове была организована пасека — первый в нашей стране научный центр по изучению пчел и обучению пчеловодов. На пасеке изучали пчел и их болезни, проверяли и разрабатывали методы пчеловождения, испытывали отечественный и зарубежный инвентарь и оборудование. Курсанты Измайловской пасеки наряду с теорией пчеловодства изготовляли ульи, рамки, вощину.

Специалисты пасеки не замыкались в узкие рамки исследовательской работы, а умело сочетали ее с активной пропагандой рамочного пчеловодства. С этой целью выезжали в губернии для консультаций, собирали съезды и выставки пчеловодов, первая выставка прошла в 1867 г.

Опыт работы Измайловской пасеки и новые разработки в пчеловодстве были великолепно продемонстрированы на Всероссийской политехнической выставке в 1872 г. В 1887 г. по инициативе Анатолия Петровича прошла передвижная выставка по пчеловодству. Экспозиция разместилась на барже. Ее маршрут начался в Москве и закончился в Бронницах. В 1893 г. подобная выставка останавливалась в Бронницах, Коломне, Кашире, Прилуках, Серпухове, Калуге. По идее А.П.Богданов был задуман первый научный кинофильм о пчелах, съемки которого прошли на Измайловской пасеке.

Рядом с Анатолием Петровичем постоянно находились энтузиасты. Среди его учеников такие крупные зоологи и деятели пчеловодства, как академик Н.М.Кулагин, профессора Г.А.Кожевников и Н.В.Насонов. Достойным продолжателем дела Анатолия Петровича стал и его сын — известный ученый-зоолог и замечательный педагог Е.А.Богданов (1872–1931).

Р.В.БОБРОВ
103473, Москва, ул. Делегатская д. 9, кв. 108
02:48
4418

Анна Маурицио родилась во Львове 26 ноября 1900 г. Отец Анны, Адам Маурицио, был профессором сельскохозяйственной ботаники сначала в Технической высшей школе во Львове, а позже в университете в Варшаве.

В Швейцарии Адам Маурицио познакомился с двумя известными учеными — Эдуардом Фишером, профессором ботаники университета в Берне, и Робертом Бурри, профессором сельскохозяйственной бактериологии в Технической высшей школе в Цюрихе. Эти известные ученые и повлияли на выбор жизненного пути и направления научной деятельности А. Маурицио.

По рекомендации отца, Анна в 1923 г. едет в Берн, где продолжает учебу. Здесь она работает над докторской диссертацией под руководством профессора Э.Фишера, который специализировался в области грибов-паразитов и общей паразитологии. Докторская работа А. Маурицио была посвящена исследованию подосферы — одному из видов грибов молочной росы.

Защитив диссертацию, А. Маурицио изучает микробиологию под руководством профессора Р.Бурри и в 1928 г. начинает работать в НИИ молочного хозяйства, директором которого его назначили. В январе 1929 г. в институте был создан отдел пчеловодства, который возглавил профессор О. Моргенталер. Доктор А. Маурицио стала одним из ведущих научных сотрудников этого отдела и занялась изучением грибковых болезней расплода пчел. В 1935 г., исследуя грибок, вызывающий так называемую известковую болезнь (аскосфероз), она пришла к неожиданному выводу, что его можно без особенных трудностей вырастить в благоприятных для этого условиях из каждой здоровой пчелиной личинки, особенно личинки трутня.

Это открытие относится к основному вопросу патологии пчел и заразных болезней. Возникла идея, что возбудители некоторых болезней вообще распространены повсюду и проявляются патологически лишь под воздействием внешних обстоятельств, в данном случае — высокой влажности воздуха. К сожалению, эта работа не была доведена до конца, поскольку отделу, где работала А. Маурицио, была поручена другая тема — определение происхождения медов. Это был жизненно важный вопрос для швейцарских пчеловодов, так как дешевые импортные меды под видом швейцарских заполнили рынок страны. Невозможно было решить вопрос с таможней без точного определения происхождения этого продукта пчел.

Анна Маурицио взялась за решение этой проблемы вместе с профессором Цандером. Исследования показали, что анализ пыльцы в меде может быть надежным способом определения его происхождения. Она применяла новые методы и доказала, что недостаточно просто распознать ботаническую принадлежность пыльцы (хотя это нелегкое дело), надо брать во внимание и строение цветка, что поставляет пыльцу, и проследить сложный ход развития меда из нектара. Надо было не только рассмотреть анатомию, физиологию и биологию пчелы, но и обратить внимание на химические процессы, которые протекают при изменении Сахаров в меде. Она убедительно доказала эффективность применения методов бумажной хроматографии.

Эта работа оказалась важной не только для уточнения происхождения меда, но и для изучения физиологии кормления пчел. Так, Анне Маурицио удалось обнаружить причину пагубной бетлахской майской болезни, которую вызывала пыльца одного вида желтой кульбабы — куриной слепоты (Ranunculus puberulus). Она пришла к заключению, что гибель пчел зависит от взаимодействия многих факторов. Если насекомые посещают только ядовитые растения, то возможно преждевременное отмирание особей, вызывающее ослабление семей. Вероятно поэтому майская болезнь проявляется только в определенные годы и в определенных местах, несмотря на то, что разные виды кульбабы и другие ядовитые растения цветут каждый год. А.

Маурицио исследовала также отравления пчел пестицидами.Эти исследования логически привели к изучению сроков жизни нормальной, здоровой пчелы. А. Маурицио доказала, что разница в длительности жизни летних и зимних пчел не связана с определенным временем года, а может возникнуть как реакция на изменения внешних условий, что сказывается на ритме жизни пчелиной семьи в целом и физиологическом состоянии отдельных обитательниц улья. Работа пчелы вне улья, которую раньше рассматривали как решающий фактор, устанавливающий лимиты жизни рабочих особей, играет лишь незначительную роль. Эти важные выводы вызвали также большой интерес у медиков. Геронтологи пригласили в 1960 г. Анну Маурицио на Международный конгресс геронтологии в Сан-Франциско, где она выступила с докладом.

А. Маурицио вела большую общественную деятельность. Она переводила работы о пчелах польских и чешских ученых, ее статьи печатались в польских изданиях, по приглашению ветеринарно-медицинского факультета Варшавского университета она два раза читала курс лекций по болезням пчел. По ее инициативе в 1951 г. была основана Международная комиссия пчеловодной ботаники, которую А. Маурицио возглавила и долгие годы была ее президентом. Она была также членом Международного союза биологических наук, который объединил 145 научных работников из 30 стран мира. Комиссия состояла из семи групп. Доктор А. Маурицио возглавляла группу анализа пыльцы и исследования меда.

А. Маурицио была активным участником многих международных конгрессов и симпозиумов Апимондии, работая в комиссии по медоносной флоре и опылению. Она была почетным членом Апимондии.

Доктор А. Маурицио известна в первую очередь по работам, связанным с анализом пыльцы и меда. После смерти профессора Цандера она была, безусловно, лучшим экспертом в этой области. Эти работы принесли ей мировую известность. А. Маурицио написала работу "Типы меда" для любителей-пасечников и издала прекрасно иллюстрированную книгу "Цветы, нектар, пыльца и мед".

Доктор Анна Маурицио проработала в пчеловодстве 37 лет. За это время она написала свыше 200 научных работ. После выхода на пенсию в 1965 г. А. Маурицио получила возможность больше заниматься литературным трудом и написала несколько интересных работ. Так, в соавторстве с французским ученым Ж.Луво была написана книга "Пыльца медоносных растений Европы", которая вышла во Франции в 1965 г. Позже, в 1969 г. вышла книга В.Клофта, А. Маурицио и В.Кезера "Лесной мед". Книжное издательство "Энервирд" в Мюнхене опубликовало совместную работу Анны Маурицио и Ины Графид "Книга медоносов" (Das Trachtpfanzenbuch). Это очень ценное пособие для исследователей кормовой базы пчел. В 1974 г. она выпустила фундаментальную работу о меде "Der Honig".

Скончалась Анна Маурицио 24 июля 1993 г. в возрасте 93 лет, оставив богатое научное наследие и добрую память о себе не только у ученых и пчеловодов Швейцарии, но и во всем мире.

Б.РУДКА
Киев, Институт пчеловодства им. Прокоповича
02:08
4403
← Предыдущая Следующая → 1 2
Показаны 1-25 из 27

Текстовый блок

Мир пчеловодства - сайт пчеловодов - открывает для вас возможность познавать пчеловодство, общаться и обмениваться опытом, делиться интересной информацией с друзьями! 

Каждый может публиковать свои статьи, обзоры, объявления купить продать продукты пчеловодства, инвентарь и многое другое! Включайтесь - энциклопедия пчеловодства открывает перед вами свои границы!