История пчеловодства

ЗНАЧЕНИЯ ДРЕВНИХ СЛОВ

Мы забыли множество слов которые для наших предков значили очень много, которые вносили в наш язык неповторимый, яркий колорит. Предлагаем вам вспомнить смысл многих забытых слов, которые когда-то в детстве слышали от своих бабушек, и постараться многие из них применить в современной жизни.

Абы — как бы.
Абие — тотчас, сразу
Агнец — ягненок, барашек.
Аер — воздух
Аз — местоимение «я» или наименование первой буквы алфавита.
Аз, боги, веди — названия первых букв славянского алфавита.
Аки — как.
Алтын — старинная серебряная монета достоинством в три копейки.
Алчешь — от слова «алкать» — жадно хотеть.
Ан, аже — если же, между тем, ведь.
Армяк — мужская верхняя одежда из суконной или шерстяной ткани.
Аршин — мера длины, равная 0,71 метра.
Ащё — если, ежели, когда.

Бабка — четыре снопа овса — колосьями вверх, накрытые пятым — колосьями вниз — от дождя.
Баженый — любимый, от слова «бажать» — любить, желать, иметь склонность.
Базланить — реветь, кричать.
Барда — гуща, остатки от перегона хлебного вина, используемые на откорм скоту.
Басок — краткая форма от слова «баской» — красивый, пригожий, украшенный.
Бадог — батог, палка, посох, хлыст.
Бахарь — говорун, краснобай.
Баять — говорить, болтать, беседовать.
Безвременье — беда, тяжелое испытание, время.
Безмен — ручные весы с неравным рычагом и перемещающейся точкой опоры.
Безобычный — не знающий обычаев, житейских правил, приличий.
Бердо — бремя, тяжесть, ноша; охапка, сколько можно обнять руками.
Беремя — бремя, тяжесть, ноша; охапка, сколько можно обнять руками.
Бечева — прочная веревка, канат; бечевая тяга — передвижение судна бечевой, которую тянули по берегу люди или лошади.
Бирка — палочка или дощечка, на которой зарубками или краской кладутся знаки, заметки.
Бирюк — зверь, медведь.
Бить челом — низко кланяться; просить о чем-либо; подносить подарок, сопровождая подношение просьбой.
Биться об заклад — спорить на выигрыш.
Бо – так, потому что
Бобыль — одинокий, бесприютный, бедный крестьянин.
Боден — бодец, шпора на ногах петуха.
Божедом — сторож на кладбище, могильщик, сторож, староста дома для престарелых, инвалидов.
Бортник — человек, занимающийся лесным пчеловодством (от слова «борт» — дуплянистое дерево, в котором гнездятся пчелы).
Ботало — колокольчик, колокольный язык, било.
Бочаг — омут, яма, залитая водою.
Блядь – обман, вздор
Блядивый – празднословный, лживый
Блуд – похоть, разврат
Блудно – развратно
Бражник — пьяница.
Брашно — пища, еда, хлеб-соль.
Бредень — сеть, небольшой невод.
Буерак — сухой овраг.
Буза — каменная соль, которую давали животным.
Булава — знак начальственной власти, также оружие (палица) или набалдашник.
Бурачок — кузовок, небольшой короб из бересты.
Бученье — от слова «бучить» — вымачивать, белить холсты.

Вадить — манить, привлекать, приучать.
Ващец — ваша милость.
Ведрина — от слова «вёдро» — ясная, теплая, сухая погода (не зимняя).
Вежество — воспитанность, учтивость, вежливость.
Верея — один из столбов, на который навешиваются ворота.
Верстень — верста.
Верша — рыболовный снаряд, сделанный из прутьев.
Веселко — мешалка.
Вица, вичка — хворостинка, прут, хлыст.
Водильщик — вожак медведя.
Войт — старшина в сельском округе, выборный староста.
Волок — от слова «волочить», путь на водоразделе, по которому переволакивают грузы и лодки.
Волостник — женский головной убор, род шапочки.
Ворогуха, ворогуша — ворожея, гадалка, злоумышленница.
Воровина — сапожная дратва, также веревка, аркан.
Вотчина — родовое именье землевладельца, переходящее по наследству.
Временьщик — человек, достигший высокого положения благодаря случаю.
Вскую — попусту, напрасно, зря.
Всугонь — вдогонку.
Вчуже — со стороны, не будучи в близких отношениях.
Выть — время еды, также доля пищи, часть еды.

Гарчик — горшок, кринка.
Гатки, гать — настил из бревен или хвороста на топком месте. Нагатить — настлать гать.
Гашник — пояс, ремень, шнурок для завязки штанов.
Гинуть — сгинуть, пропадать.
Говеть — соблюдать пост, воздерживаться от пищи.
Говоря — речь.
Гоголь — птица из породы уток-нырков.
Годы годуй — годы живи, от слова «годовать» — жить.
Голбчик — голбец, отгородка в виде чулана в избе между печью и полатями, припечье со ступеньками для всхода на печь и полати и и с лазом в подполье.
Голдеть, голдобить — шумно разговаривать, кричать, браниться.
Голик — веник без листьев.
Голица — кожаная рукавица без подкладки.
Голомя — открытое море.
Голь — оборванцы, голяки, нищие.
Горка — погост, место, где жили служители церкви.
Горница — чистая половина избы.
Гривна — старинная монета достоинством в десять копеек.
Грош — старинная монета достоинством в две копейки.
Грумант — старинное русское название архипелага Шпицберген, открытого нашими поморами в ХV веке.
Грунь, груна — тихая конская рысь.
Грядка — шест, жердь, подвешенная или приделанная лежмя, перекладина, жердочка в избе, от стены к стене.
Гуж — петля, которая скрепляет оглобли и дугу.
Гумно — место для хранения хлеба в снопах и молотьбы, крытый ток.
Гуня, гунька — старая, истрепанная одежда.

Даве — недавно.
Дабы – чтобы.
Дворница — хозяйка постоялого двора.
Дежа, дежка — квашня, кадка.
Дел — дележ.
Делёнка — женщина, постоянно занятая делом, рукоделием.
Деньга — старинная монета достоинством в две полушки или в полкопейки; деньги, капитал, богатство.
Доброхот — доброжелатель, покровитель.
Довод — донос, обличенье, жалоба.
Доволе, доволи — сколько хочешь, сколько нужно, достаточно.
Докука — надоедливая просьба, также скучное, надоевшее дело.
Долить — одолевать.
Доля — участок, пай, надел, жребий; участь, судьба, рок.
Домовина — гроб.
Донце — дощечка, на которую садится пряха и в которую вставляется гребень и куделя.
Доправить — стребовать подать, долг.
Дресва — крупный песок, который употребляется при мытье некрашеных полов, стен, лавок.
Дубец — молодой дуб, дубок, полка, посох, розга, хворостина.
Дышло — одиночная оглобля, укрепленная к передней оси для поворота повозки, при парной запряжке.

Едь — еда.
Ежа — еда.
Ежеден — ежедневно, каждодневно.
Елень — олень.
Елей — оливковое масло, которое употребляли в церковной службе.
Елка — еловая ветка на крыше или над дверью избы — знак, что в ней находится трактир.
Елоза — непоседа, проныра, льстец.
Ендова — широкий сосуд с носком для разливания жидкостей.
Епанча — старинный длинный и широкий плащ.
Ерычется по брюху — от слова «ерыкать» — ругаться, сквернословить.
Етчи — есть.

Железа — оковы, цепи, кандалы.
Жеребей — жребий.
Животы — живность, достаток, богатство.
Жир — добро, имущество; хорошая, привольная жизнь.
Житник — ржаной или ячменный печеный хлеб.
Жито — всякий хлеб на корню, рожь, ячмень.
Жнива — жатва, уборка хлебов; полоса после выжатого хлеба.
Журливый — ворчливый.
Жялвей, желвь, жоль — нарыв, опухоль на теле.

Завертка — веревочная привязь оглобли к повозке.
Загнетка — площадка печи между утьем и топкой, заулок на шестке русской печи, куда сгребают жар.
Заговенье — последний день перед постом, когда можно употреблять скромную пищу.
Закорм — искаженное: закром, сусек.
Залучать — заманивать.
Замиренный — переставший ссориться.
Заневоль — поневоле.
Зарод — стог, скирд сена, снопов, удлиненной формы.
Затулье — ограда, защита.
Зернь — игра в кости или зёрна.
Зимник — дорога зимняя, санный путь.
Злыдень — несчастье, злая, жестокая судьба.
Зобать — собирать, есть, хватать.
Зуй — птица из рода куликов.

Иванов день, Купала — день летнего солнцестояния.
Избыть — погубить, извести, сбыть.
Извадиться — приучиться к дурным привычкам.
Изветлив — от слова «извет» — клевета.
Извоз — отхожий промысел крестьян, которые нанимались перевозить грузы на своих лошадях.
Изруч — из руки, от руки, руками.
Имут — имеют.
Инда — даже.
Инде — далеко.
Инно — как, будто.
Ино — иногда.
Исподний — нижний.

Кайка — каяние, от слова «каяться», признавать, сознавать проступок, грех.
Калика — паломник, странник, нищий.
Камка — шелковая, узорчатая ткань.
Канун — время, предшествующее какому-либо празднику; поминки по покойнику.
Кастить — пакостить, вредить, грязнить.
Кат — палач.
Каять — ругать, проклинать, порицать, осуждать, хаять.
Кила — грыжа.
Кистень — старинное оружие, состоящее из тяжелого набалдашника на короткой рукоятке.
Китайка — сорт хлопчатобумажной ткани.
Китина, кита — стебли долгоствольного растения.
Кичижки, кичига — молотило, заменяющее цеп.
Клеть — отдельная нежилая постройка для хранения имущества, кладовая, чулан, холодная половина избы.
Кляч — короткий шест, распорок.
Клятва — присяга, заклинание, проклятие.
Кныши — лепешки с маслом; пирожок, пшеничный хлебец.
Кожух — тулуп из овчины.
Колок — небольшая рощица, перелесок.
Колпица — птица из разряда цапель.
Колышка — ком, кучка.
Комелек — нижний толстый конец дерева.
Копыл — деревянный брус с торчащим концом (см. накопыльник).
Коренье — укор.
Косица — висок.
Костер, костерь, костра — сорная трава из семейства злаковых.
Кошмичка, кошма — войлочный коврик.
Кочедык — инструмент для плетения лаптей.
Крома — ломоть хлеба, горбушка, сума нищего.
Кросна — крестьянский домашний ткацкий станок.
Кружало — вертящийся гончарный круг; кабак, питейный дом.
Крупитчатый — из белой муки высшего качества.
Кряж — колода, короткое бревно.
Кулижка, кулига — лесная поляна, расчищенная для земледелия.
Куна — старинный денежный знак, когда собольи, куньи шкурки заменяли деньги.

Ладер — ток (от: плоский как ладонь).
Ладыга — лодыжка, щиколотка.
Лалы — болтовня, пустословие.
Ланской — летошний, прошлогодний.
Летник — летняя дорога.
Лизун — коровий язык.
Лихва — что-либо излишнее, корыстные доходы, барыши.
Лобанить — бить по лбу; забрить в солдаты.
Лог — широкий овраг, с пологими склонами.
Луб, лубяной — подковровый слой липы, идущий на лыко, из которого делают корзины, плетут лапти.
Лытать — уклоняться от дела, бегать от работы, праздно шататься, скитаться.
Лычный — сделанный из лыка.
Лутошко — липовый прут без коры.
Ляда, лядина, лядо, ляшин — пустошь, покинутая и заросшая земля.

Мамка — нянька, кормилица.
Мана — от манить, обманывать, дурачить.
Масляна — масленица, языческий праздник встречи весны.
Мат — беда, конец.
Матица — осевая балка, скрепляющая стены, на нее кладут потолок.
Маяк — прасол, перекупщик, скупавший по деревням лен, холсты и прочее для перепродажи на торгах.
Меледа — кедровые орехи.
Месячина — продовольственный паек, который помещик помесячно выдавал крестьянину.
Мех — мешок.
Мзда — награда, вознаграждение, плата, возмездие, барыш, корысть, прибыток.
Мизгирь — паук.
Мїръ — сельское общество.

21:29
46
Немного истории.

Истории известно использование меда еще в глубокой древности. 

Даже тогда, на заре веков мед и другие продукты пчеловодства широко применялись не только в пищу, но и в целительстве.
Дошедшие до наших времен папирусные свитки повествуют о том, как древние египтяне с ульями путешествовали в лодках по Нилу. О популярности меда говорят и те факты, что уже тогда его применяли и в косметических, и в консервирующих целях.
Продукты пчеловодства настолько ценились, что египетские пчеловоды представляли собой отдельное сословие.
Древняя эмблема. Афродита изображена в виде пчелиной матки.
Во многих древних египетских, индийских и греческих культурах, пчелы олицетворяли божественный дух… В древней минойской культуре они были символом бессмертия и возрождения. В кельтских мифах, пчелы считались существами великой мудрости. Мед считали магическим веществом и применяли во многих древних ритуалах.
В Индии и Китае пчеловодством занимались еще 4000 лет назад и рассматривали мед, как полноценное лечебное средство.
Древние мыслители и врачи, такие как Авиценна, Аристотель, Демокрит, Гален, Гиппократ, Пифагор, считали мед продуктом долголетия и употребляли его в пищу.
Интересный факт: Гиппократ, Демокрит и Пифагор дожили до 100 лет!
На Руси продукты пчеловодства также были в почете. Огромные просторы нашей страны благоприятствовали развитию бортевого пчеловодства. Русские лекари медом лечили экземы и раны. В деревнях пили чай вприкуску с медом, а также готовили из него напитки. Воск использовали для религиозных нужд.
15:00
36
История крем меда

Вряд ли вы найдете в старых книгах по пчеловодству ответ на вопрос, что такое крем-мед. Первое объяснение, которое приходит на ум, почему этот белый продукт получил такое название – из-за его нежной кремовой структуры. И понятно, что к этому приложил руку человек, потому как в природе меда во взбитом состоянии не существует.

Придумали эту чудо-технологию канадские пчеловоды еще в 1928 году. Американцы, канадцы и европейцы не просто предпочитают обычному меду белый кремовый продукт из-за его вкуса, нежности и удобства в применении, но и практически совсем отказываются употреблять севший засахаренный мед. И пчеловодам в этих странах не остается ничего другого, как перемешивать большую часть полученной продукции и налаживать массовое производство взбитого меда.

На российском рынке кремовый мед появился не так давно, но уже многие любители меда интересуются этим продуктом. Он становится невероятно популярным и его используют в качестве альтернативы жидкому или засахарившемуся лакомству.

12:44
82
У древних славян было божество пчел - Пчелич

В древности славяне считали божеством пчел ПЧЕЛИЧА. Согласно их представлениям Пчелич был внуком Велеса.

На Руси всегда почитали пчел и относились к ним с особым уважением. Им нельзя было причинять вред и тем более убивать, так как это считалось великим грехом. Такое отношение можно объяснить одной из легенд, согласно которой прародителями всех славян являлись богиня красоты и любви – Лада и Небесный пчельник, от вибраций которого Лада породила всех русичей.

Пчелич является богом пчеловодства и имеет несколько имен. Его часто называли Бука, Бучело и помимо хранителя пчел он являлся духом страшных снов. Возможно, именно про него пели колыбельные наши предки, когда отправляли Буку ночью на конюшню кормить животных овсом или сеном, чтобы он дурными снами не нарушал покой детей. Колыбельная была своего рода заговором, отгонявшим беспокойного хранителя.

На Руси был свой пчелиный праздник, который отмечали 17 апреля. В этот день Пчеличу приносили требы, которые являлись символом любви и благодарности славян покровителю всех пчеловодов. Еще два дня, в которые приносились дары «сладкому богу» — это 27 июня и 3 августа. Требой Пчелича являлся мед.

21:44
583
Развитие пчеловодства после отмены крепостного права

После отмены в 1861 г. крепостного права крестьяне с новой силой двинулись на восток в поисках свободных земель. Вместе с переселенцами «ехали» и пчелы.
Тобольская губерния. Пчеловодство неизвестно совсем. Что делать пчелам в комарных болотах да хвойных лесах? Для них это пустыня.

Томская губерния. Огромные сплошные леса прерывисто тянутся на север и исчезают в болотистых тундрах. В южной части губернии пчеловодство быстро развивается. Усть-Каменогорск и Бухгарминская крепость становятся центрами алтайского пчеловодства, его основу составляет серая русская пчела. В 1849 г. в этих районах насчитывается 12 тыс. ульев, которые ежегодно дают до 1 тыс. пудов меда (1 пуд = 16,38054 кг.).

Пермская губерния. Здесь природные условия для пчеловодства намного лучше, да и развивалось оно гораздо раньше, в основном пчеловодство лесное. В лесу ставят борть и оставляют без присмотра на все лето и только в августе забирают мед. (Воровство бортей или меда неизвестно. Не позволяют законы древнего бортничества.) На зиму пчелам оставляют некоторое количество меда. Часто его бывает недостаточно, и пчелы гибли. Чтобы молодые рои не улетали далеко, рядом со старой бортью ставят несколько свободных бортей.
К концу XIX в. климат в Пермской губернии стал более мягким и потому благоприятнее для пчеловодства. На север начали быстро продвигаться тополь и липа.
Леса и благоухающие разнотравные луга Русской равнины составляли приволье для бортевых пчел.

Тверская губерния (1848 г.). Порубки, лесные пожары, расчистка лесов под пашни и сенокосы, продажа целых участков на вырубку, переселение крестьян и, наконец, заведение фабрик и заводов — все эти обстоятельства до чрезвычайности способствуют истреблению лесов. Пчеловодство захудалое.

Костромская губерния (1848 г.). Русские жители Варнавинского, Макарьевского, Ветлужского уездов имеют до 50 ульев и более, «которые по большей части подняты в лесах на деревьях. Здешний мед отличается своею белизною, прозрачностью и особенно ароматом; воск тоже хорошего качества.
Однако пчеловодство в губернии находится в зачаточном состоянии. У русских крестьян нет достаточного умения в уходе за пчелами по сравнению с черемисами.

Ярославская губерния (1851 г.). Эти места прежде изобиловали лесами, но легкость сбыта древесины и нужда помещиков в деньгах привели к постепенному истреблению лесов. Пчеловодство не существует как промысел.

Нижегородская губерния. Пчел разводят преимущественно мордва и черемисы. Ульев насчитывается до 20 тыс. Собирают меда 9,8 тыс. пудов, воска 1,5 тыс. пудов.

Казанская губерния (1850 г.). Пчеловодство приходит в упадок. Где было 400 ульев, осталось едва 100. За стоянку ульев в казенных лесах взимают плату. Каждый улей дает 15-45 фунтов. Разведения лесов нет, что и служит сокращением пчеловодства (1 русский фунт = 0,40951241кг = 1/40 пуда).

Симбирская губерния (1853 г.). Пчеловодство — занятие второстепенное. Несколько более оно развито в уездах, где большие посевы гречихи.

Самарская губерния (1853 г.). Пчеловодство довольно развито. Некоторые хозяйства имеют до 500 ульев. Всего в губернии насчитывается до 10 тыс. С каждого улья собирают меда 30-40 фунтов.

Саратовская губерния (1852 г.). Пчеловодством занимаются в основном мордва и мещеряки. Некоторые из них содержат до 200 ульев. В южных районах промысел часто убыточен из-з а засух.

Астраханская губерния (1852 г.). В степях растут низкий кустарник граба, вишня и калмыцкая малина… Пчеловодство в этом крае в весьма нецветущем состоянии. Основу ему положил Петр I, повелевший доставить сюда 50 семей из Малороссии (южная часть современной Украины), но дальнейшего развития промысел не получил.

Леса центральных губерний России стали родиной бортевой пчелы, переносившей засухи, мощные лесные пожары или необычайно холодные и дождливые сезоны. К XIX в. численность этих пчел заметно сократилась. Бортевые ухожеи стали приносить недостаточный доход. Медовый оброк заменили денежным. Бортевые угодья все чаще дарили монастырям, которым нужен был лес, а не дикие пчелы.

Тамбовская губерния (1851 г.). Пчеловодство, бывшее в давнее время главной отраслью, ныне весьма незначительно. Мед продают по 4-6 руб. за пуд.
Пензенская губерния (1867 г.). Пчеловодство довольно хорошо развито в основном за счет мордвы. По некоторым уездам насчитывается «колодок с пчелами: 470 + 1555 + 5744 + 6223 + 17895 + 8499».
Рязанская губерния (1860 г.). Липовые рощи сохранились только кое-где в степной стороне. «Упадок бортевого пчеловодства следует приписать уничтожению лесов».
Калужская губерния (1864 г.). Леса поредели. Нет уже дубов былой величины. Бортевое пчеловодство приходит в упадок.
Смоленская губерния (1862 г.). В старину пчеловодство было очень развитым. Теперь же оно упадает все более и более. Всего в губернии насчитывается 30 345 ульев. С 1 улья получают до 20 фунтов меда.
Воронежская губерния (1850 г.). Лесов мало. В губернии около 70 тыс. ульев. Собирают 35 тыс. пудов меда.
Земли Войска Донского (1863 г.). Пчеловодство любительское, занимаются им мало. С хорошего улья получают до 1 пуда меда.
Курская губерния (1850 г.). Некогда богатая лесами губерния «становится малолесною и, наконец, может сделаться совершенно безлесною»… Пчеловодство могло бы давать большие доходы, однако занимаются им плохо. Новые ульи и уход за ними плохо воспринимаются населением.
Ковенская губерния (1861 г.). Раньше из здешнего меда готовили знаменитый «липец» или «малиньяк», который хранили в погребах и передавали из рода в род как важную часть наследства. Бортевое пчеловодство теперь упало, но пасечное еще держится, хотя далеко не в таких размерах, как было прежде. Борти в казенных лесах уничтожены совершенно.
Минская губерния (1864 г.). Уменьшение количества лесов… было, конечно, причиной упадка пчеловодства. Еще 30 лет назад можно было насчитать много пасек в 60-80 ульев. Сейчас это редкость. В губернии 84 655 дворов с пасеками. Всего ульев 80 320. Крестьяне предпочитают лесных пчел и содержат их в бортях, в выдолбленных пустотах деревьев.

Земли, на которых располагались южные губернии Российской империи, в большинстве своем уже России не принадлежат.

Черниговская губерния (1898 г.) Лес отдают промышленникам на сруб в течение 3-18 лет. Пчеловодство влачит жалкое существование.
Херсонская губерния (1849 г.). Большие степные пространства богаты медоносами. Губерния получает от пчел дохода 200 тыс. руб. Улей с пчелами стоит 2,5-3 руб., пуд меда — 2,5-3 руб., воск — до 6 руб.

Таврическая губерния (Крым) и Бессарабская область (1849 г.). В Крыму пчеловодство в полном упадке, в Бессарабии незначительно.
Земли Терского казачьего войска (1881 г.). Пчеловодство было во всех станицах, но развивалось крайне неравномерно. Аки-Юртовская станица — 105 дворов, в каждом от 1 до 10 сапеток (ульев). Арханская станица — на 52 двора 1703 улья; самая большая пасека насчитывает 150 ульев, из каждой сапетки добывают 1 пуд 10 фунтов меда. Ессентукская станица — на 98 хозяйств 4251 улей. Кисловодская станица — в каждом из пяти хозяйств имеется 300, 130, 20, 10, 4 улья. Фельдмаршальская станица — на 19 дворов 432 улья. Екатеринославская станица (1850 г.) — пчеловодство довольно.
Ставропольская губерния (1851 г.). Пчеловодство хорошо развито в Кабарде. Беднейшие кабардинцы имеют 10-20 ульев, богатые — до 500. В 1847-1848 гг. на «пограничную с русскими черту» было вывезено и продано 69 тыс. пудов меда.
В остальной части губернии промысел ничтожен: во всех уездах меда добывают 1,1 тыс. пудов. В казачьем войске Кавказской линии получено 3606 пудов.
Эриванская губерния (1853 г.). Пчеловодство успешное — обычно в уездах, богатых садами, лесами, лугами, но все его продукты идут на местные нужды.
Кавказский край. Кутаисское генерал-губернаторство (1858 г.). Сведений о пчеловодстве мало. Отмечено только, что пчелы часто собирают мед с дурмана. Он отличается темно-желтым цветом, горьковатым вкусом и может вызвать опьянение, длительный сон, сильный бред.

Бортевое пчеловодство, бортничество (от слова «борть» — дупло дерева) — старейшая форма пчеловодства, при которой пчёлы живут в дуплах деревьев. Дупла могли быть естественные или по несколько дупел выдалбливали в толстых деревьях на высоте от 4 до 15 м. Внутри дупел для укрепления сот создавались т. н. кресты, или снозы. Для отбора мёда использовались узкие длинные отверстия — должеи. Люди, занимающиеся бортничеством, именуются бортниками или бортевиками.

Бортничество было известно на Руси до XVII века и являлось тогда одной из важных отраслей её хозяйства. Особое развитие оно получило в лесах Приднепровья, Десны, Оки, Воронежа, Сосны и других рек, пограничных со степью. Мёд и воск наряду с мехами служили главным предметом экспорта из Руси. В XI веке в Правде Ярослава говорилось: «А от двоих пчел на 12 лет приплода роев и старыми пчелами 200 и 50 и 6 роев...». Паоло Джовио в XVI веке пересказывает со слов российского посла историю, похожую на байку, о том, как «один крестьянин из соседственного с ним селения, опустившись в дупло огромного дерева, увяз в меду по самое горло».

По мере освобождения площадей от леса и развития земледелия бортевое пчеловодство постепенно вытеснилось пасечным пчеловодством. Так, уже в начале XVI века леса вокруг Москвы были основательно вырублены, и Сигизмунд Герберштейн заметил, что «в московской области не найти мёду».

В наше время бортевые деревья с дикими бурзянскими лесными пчёлами сохранились лишь в Бурзянском заповеднике Башкирии (ныне — заповедник Шульган-Таш). Развитию бортничества в Башкирии способствовали особые природные условия — обилие липовых и кленовых лесов, источника массовых медосборов. К тому же местное население занималось в основном кочевым скотоводством, охотой и сбором мёда, долгое время оставляя леса нетронутыми. Массовая распашка земель и сведение лесов в Башкирии начались лишь во второй половине XIX века. Нетронутые леса сохранились в глухих и почти бездорожных отрогах Уральских гор. Именно здесь в 1958 году природная зона обитания чёрной лесной пчелы была объявлена заповедной.

История зарождения бортничества

Итак, пчела появилась на 25-55 миллионов лет ранее человека. Познакомился с ней человек уже тогда, когда ещё неуверенно чувствовал себя на двух конечностях, когда он не стал ещё даже охотником, а был просто собирателем. Человек добывал мёд из дупел деревьев и расщелин скал, в которых в то время жили пчёлы. В восточной Испании, неподалеку от Валенсии, есть пещера Паука, где на стене изображён такой момент. Одни датируют этот рисунок седьмым тысячелетием до нашей эры (эпоха неолита), другие считают еще старше.

Письменные памятники Древнего Египта 5000-летней давности свидетельствуют, что там разводили не только кур, но и пчёл. В древнем Египте пчёлы входили в герб наиболее древней нижней части страны. Ульи перевозили в верховья Нила, где было много медоносных растений, а потом возвращали назад с собранным медом. Получается, что уже тогда было известно кочевое пчеловодство. Мёд широко использовался для пропитывания пелён мумий, а также для консервирования пищи, особенно при дальних военных походах.

В это же время пчёлы были известны и китайцам, которые занимались пчеловодством и использовали мёд как лечебное средство. В третьем и втором тысячелетии до нашей эры их медицина рекомендовала мёд как самостоятельное лечебное средство.

В Древней Индии за 4000 лет до Рождества Христова пчела уже считалась священным насекомым. Бога Вишну изображали в виде пчелы, бога Кришну — с пчелой над головой.

В Ассирии в третьем тысячелетии до нашей эры пчеловодство также было широко развито. Были известны лечебные свойства не только мёда, но и воска. Во времена Сарагонта и позднее тела умерших намазывали мёдом и покрывали воском.

Древние греки занимались пчеловодством уже серьезно, а Аристотель за 750 лет до н. э. положил начало пчеловодству научному. Именно в его трудах есть первое упоминание о гнильцовых заболеваниях пчел.

Известный ученый и врач Гиппократ за 400 лет до н.э. знал об антисептических свойствах мёда и лечил им желудочно-кишечные заболевания, гнойные раны и язвы.

Пчеловодство было сильно развито и в Палестине. Пчёлы там обитали в основном на скалах, по которым в жаркие летние дни тёк мед. Палестину называли «землей, где течет мёд и молоко». Греческий путешественник Страбон (63 г. до н. э.) сообщает о большом производстве и потреблении мёда, который называли эликсиром, в Аравии. Арабы считали мёд божьим даром.

Пчеловодство хорошо было развито и в Римской империи. Римский ученый Варрон (116-27 г. до н. э.) в своем работе «О сельском хозяйстве» много пишет о развитии пчеловодства, разведении пчёл, ульях, продуктах пчеловодства. Римлянам были известны не только питательные и лечебные, но и консервирующие свойства мёда. Известный римский ученый и врач Диоскрид, живший за сто лет до нашей эры, в своем произведении «Materia medica» пишет об успешном применении лечения мёдом при желудочных заболеваниях, гнойных ранах и фистулах.

Наибольшего развития пчеловодство достигло в эпоху распространения христианства. Пчелиный воск тогда употребляли для религиозных целей. Воск ценился очень высоко. Ростовщики брали проценты воском. Церковь за воск отпускала грехи.

До XVI века медоносные пчёлы были известны только Старому Свету — Европе, Африке и Азии. Но уже в 1530 г. португальцы завезли пчёл в Новый Свет — в Бразилию и, вероятно, в другие части Америки. Первое упоминание о завозе медоносных пчёл в Северную Америку относится к 1638 году. В Австралию в 1822 году пчёл завезли англичане, а в Новую Зеландию еще позже — в 1842 г., или около 160 лет тому назад.

Европа еще не была той индустриальной клоакой, которой является сегодня. Еще не дымили тысячи труб, застилая «смогом» огромные территории. Обширные лесные массивы были насыщены медоносными деревьями и кустарниками. Лес с его полянами, поймы многочисленных рек и ручьев, луговое разнотравье являлись богатейшим пастбищем для пчёл на всей территории Европы. Все эти благоприятные природные и климатические условия способствовали быстрому их размножению и расселению по континенту вплоть до «Уральского камня».

Пчелиный промысел был, по существу, охотой за мёдом. Человек занимался ею на протяжении многих столетий. Он находил дупло диких пчёл и забирал весь мёд, отнюдь не задумываясь о том, что будет с разоренной пчелиной семьей.

Позднее охотники за мёдом стали метить найденные деревья с пчелами (как метят до сих пор охотничьи угодья промысловики в Сибири) и считать эти дупла (борти) своей собственностью. Чтобы пчёлы не погибли, они оставляли им на зиму часть мёда. Затем бортники научились сами делать дупла в деревьях, куда заселялись пчёлы. Так на смену системе дикого пчеловодства пришло бортничество, когда люди изготовляли уже жилье для пчёл, выдалбливая в деревьях дупла и отмечая их личным знаком. Дерево с бортью называлось бортевым, а участки леса с бортевыми деревьями — «бортевыми угодьями».

В те времена пчеловодство было одним из основных, наиболее доходных и просто любимых промыслов русского народа. Ни в одной другой стране пчеловодство не было так широко развито. Ни в одной другой стране нет такого отношения к пчёлкам, как у нас.

Полибий, византиец IV века н.э., писал в своих книгах, что основой торговли славян были воск и мёд.

Пчеловодный промысел быстро развивался во времена Киевской Руси. Мёд и воск тогда были одними из основных экспортных товаров, очень дорогих товаров, надо подчеркнуть. Причем воск стоил дороже мёда в 15 раз. Мёд тогда был единственным сладким продуктом (сахар из свеклы научились делать лишь в XIX веке). Кроме кушаний, мед использовали для приготовления хмельных напитков (водки тогда тоже, к счастью, не знали), морсов, квасов, сбитней и т. д. Воск же, для тех, кто позажиточней, был основным материалом для освещения.

Один иностранный путешественник, побывавший в XI веке на территории современной Украины, писал: «Я видел в этой земле удивительное множество пчёл, пчельников, пасек на степях и бортей в лесах, я заметил в ней чрезвычайное обилие мёда и воска».

20:49
163
Сколько лет пчеловодству?

Пчеловодству столько лет, что даже мировая историография не дает ответ на вопрос, когда именно оно началось. Во времена древней Греции Аристотель написал свои труды о жизни пчел и их разведении. Это было 750 лет до нашей эры. Известны также трактаты Гиппократа, описавшего лечебные качества пчелиного меда. Пока не был изобретен полис обязательного медицинского страхования, медом лечили практически все. Сам Пифагор хвастался, что с помощью меда прекрасно «сохранился» и дожил до 80 лет. Аналогичного мнения придерживался и Демокрит. В древнем Риме мед использовался повсеместно и как лакомство, и как «дежурная аптека».

Самым известным ценителем меда в Римской Империи был Вергилий, кстати, имевший свою пасеку. Интерес к продукту, созданному пчелами, не ослабевал никогда. В разное время пчел разводили Чарльз Дарвин, основатель современной эволюционной теории. Лев Николаевич Толстой, классик русской литературы. Именитый отечественный художник, непревзойденный мастер морского пейзажа Иван Айвазовский. Новозеландец сэр Эдмунд Хиллари, первый покоритель Эвереста. Томас Эдисон, всемирно известный американский изобретатель. Билл Гейтс, основатель корпорации Microsoft и богатейший человек планеты по версии журнала Forbes. Даже жена Барака Обамы пробовала ставить ульи перед Белым домом.

Каждые 20-30 лет человечество изобретает новые виды сладостей и лекарств, но вот уже не одну тысячу лет обладатели крупнейших состояний планеты, а также интеллектуалы и гении искусства предпочитают новинкам прогресса мед с собственной пасеки. Может пчелы знают секрет успеха?

Криминальный мёд. Немало великих людей оставили следы в истории пчеловодства. Но попадали они и в криминальную хронику. Например, с расположенной в Шотландии пасеки, принадлежащей королевской семье, украли 8 ульев, стоимостью по 5000 английских фунтов каждый. Всего пропало около полумиллиона пчел. Причина проста. Из-за болезней популяция этих полезных насекомых в Великобритании резко сократилась, поэтому ульи и мед подорожали в несколько раз. Впрочем, о том, что мед надо хорошо охранять, предупреждал еще Винни Пух!

источник:

vk.com/wall-149179012_2732 

15:22
132
ИСТОРИЯ МЕДА НА РУСИ

Еще первобытные люди научились добывать мед. Для этого они разыскивали гнезда диких пчел в лесу. Позднее люди научились разводить пчел в домашних условиях. Пчеловодством человек начал заниматься приблизительно в 600 году до н.э. Этот период можно считать началом истории меда. Достаточно долго мед у людей считался священным продуктом, потому что он очень сладкий, его совсем мало, а также благодаря тому что его редко можно найти. Для кулинарии позволить себе мед могли только очень обеспеченные люди, ведь он в то время был очень дорогой.

Приблизительно тысячу лет мед считался довольно-таки престижным продуктом. Здесь следует отметить, что в то время не стоял вопрос где можно купить натуральный мед, поскольку всевозможные подделки и фальсификаты появились значительно позже с всеобщим распространением меда. Так бы и было, если бы не открыли рафинированный сахар, который люди научились добывать из сахарного тростника и сахарной свеклы. С тех самых пор сахар стал вполне доступным продуктом для всех, и он покорил, почти всю кулинарию, а мед сейчас используют на кухне и в основном только для кондитерского дела.

История развития меда на Руси имеет давние традиции и особое значение. Мед – это одна из важнейших составляющих русской кулинарии. Он входил в большое количество сладких и несладких блюд. Издревле из меда делали разнообразные напитки. Не тронутые цивилизацией древнерусские леса были благоприятны для жизни пчел. По наблюдениям иностранцев того времени, Русь дословно: «текла медом». Известно, что в те времена важным экспортным товаром у русских был сладкий, тягучий, и по настоящему золотой мед.

Более 1000 лет назад (а именно в 911 году) между греческим императором и князем Олегом был заключен договор о торговле. Главными продуктами торговли стали: воск и мед. А уже в 945 году подобный договор заключил уже князь Игорь.

Места русские издревле богаты медоносными угодьями: поля с разнотравьем, леса с медоносами, тёплый климат способствует развитию пчёл. Самое древнее – дикое пчеловодство: пращуры находили гнёзда диких пчёл и отбирали мёд. Сложно сказать, какие даты считать зарождением пчеловодства. По свидетельствам Геродота, древнегреческого историка, жившего около 5 века до н.э., скифы вели торговлю мёдом и воском.

Бортевое пчеловодство

На Руси письменность зародилась около 10 века, к тому времени предки перешли к бортевому пчеловодству: бортники (древние пасечники) делали борти.

Борть – искусственно сделанное дупло: попросту колода с выдолбленной сердцевиной. Развешивали по нескольку на дерево, для удобства в работе, иногда строили настил. В такой колоде спереди делали довольно широкую щель, закрывали её двумя кусками дерева, оставляя пчёлам леток. Вытащив эти две деревяшки, получали доступ к содержимому, можно было подрезать мёд или провести другие работы. Понятно, особо много через щель не сделаешь, и всё же так проще, чем в диком дупле.

Борти были личным имуществом, ценились высоко: В «Русской правде», укладе законов Ярослава Мудрого, штраф за княжескую борть, как и за княжеского коня: 3 гривны. А за порушенную межу бортевых угодий 12. Интересно, что штраф за порубку дерева с живущими пчёлами был 6, а не 3 гривны, как за разрушение подвешенной борти – естественно жившие пчёлы ценились выше. В дуплах может быть мёд за несколько лет. Известны случаи, когда, при хорошем медосборе, пчёлы полностью заливают все ячейки мёдом и потом улетают – некуда матке откладывать яйца, тесное гнездо, надо менять…

Приход христианства на Русь увеличил потребность в воске: оправление религиозных церемоний требовало много свечей. Борти убирались из лесов и устанавливались в подворьях, для удобства обслуживания. Многие монастыри содержали пчёл, обеспечивающие их мёдом и, главное, воском – для изготовления свечей.

Работа с пчёлами объявлялась богоугодным делом, святые пустынники питались «мёдом и акридами», что признавалось особо богоугодным. Святые Зосима и Саватий, монахи Соловецкого монастыря, объявились покровителями пчеловодства на Руси. Леса вырубались для хозяйственных целей, а пчёл в бортях, колодах, дуплянках, сапетках расставляли на земле. Появилось слово «пасека» – дословно «на месте сечи», то есть рубки.

Наступил следующий этап – колодное пчеловодство.

Разрабатывались и разные приёмы присмотра за пчёлами. Придумывались разнообразные надставки на колоды на время медосбора или, наоборот, подкапывание под дуплянкой или сапеткой для увеличения обьёма. Сапетки, сделанные из жгутов обмазанной глиной соломы, больше распространены в степных, безлесных районах.

Краткая история развития пчеловодства на Руси

Выросла и мобильность таких пасек – это не деревья, их уже можно было перевозить в районы массового цветения медоносов. В жизнь пчелиной семьи пасечник вмешивался мало. Осенью часть, причём лучшая, (семьи, собравшие больше всего мёда), закуривалась серой. Шёл отрицательный отбор – на развод оставались самые никчёмные, ройливые, малопродуктивные пчёлы…


При правлении Ивана Грозного в 1950 г. в «Московском судебнике» использовались большие штрафы за преступления, связанные с воровством или уничтожением пчёл. Алексей Михайлович (отец Петра I) ещё увеличил наказания. Сам Пётр I был единственным императором, содержавшим личную пасеку, размещена была на берегу Финского залива. Пчеловодство была важная государственная статья доходов: основными торговыми товарами с Руси были меха, мёд, воск. Раньше только в Англию вывозилось больше 50 000 пудов мёда. Пётр I заменил натуральный оброк с пасек денежным, отменил безналоговое пчеловодство в монастырях, известны именные его указы о пчеловодстве.

В больших количествах изводились леса – требовалась древесина на военные нужды, постройку флота, строительства городов и крепостей, экспорт. Много древесины требовала зарождавшаяся промышленность, производство дёгтя, древесного угля, селитры, скипидара и др. Расширялись площади под пахотные земли, промышленные постройки. Всё это сильно сократило бортевое пчеловодство. Сильно подкосил пчеловодство и прогресс, как ни удивительно на первый взгляд. Производство пива и водки, распространившись, стремительно вытесняло сбитни и меды, сахар обходился дешевле мёда, а парафин, лигроин, керосин – доступнее воска для освещения. Пчеловодство становилось невыгодным…

От имевшихся к началу 19 века 40-50 млн. семей к сороковым осталось около 5-6 млн… а неизвестного до того сахара около 300 сахарных заводов России выпускали в 1948г. уже свыше 60 000 тонн. Концентрация семей из разбросанных по лесам в пасеках на одном месте, как и кочёвки, недостаточная приспособленность дуплянок (главное – удобство пчеловода, а не пчёл), вели к распространению болезней.
Преёмница Петра I, Екатерина II, пошла другим путём. В 1775 выдала Высочайший Манифест: «отрешаем, где есть сбор с бортевого или пчелиного угодья, и повелеваем впредь оного не собирать и не платить», то есть избавила пасечников от любых сборов и налогов. Наверное, не зря на её родовом знаке изображении улей, цветок и пчела.

Рациональное рамочное пчеловодство

Указы указами, но ещё большую роль сослужило изобретение Прокоповичем в 1814 г. рамочного улья. На его основе Пётр Иванович разработал совершенно новую систему содержания пчёл, когда пчеловод мог вмешиваться в пчелиную жизнь, направлять и руководить развитием семей.

Краткая история развития пчеловодства на Руси

Он открыл специальную школу, обучал желающих, распространял знания. Наступило время рамочного пчеловодства.

В 1858 г. м Меринг изобрёл «вафельницу» для производства вощины, в 1865 г. Ф. Грушка сделал первую медогонку. Стало возможным отбирать мёд не ломая сотов, запас сот в рамках использовать по усмотрению пчеловода. Это и время изобретений и споров по поводу «самых лучших» конструкций ульёв. Хотя спорят и поныне…

На 1900 г. в России насчитывалось около 5,2 млн. пчёлосемей, из них в рамочных ульях 1,2 млн. В последующем процент рамочных только рос, дуплянка в наше время – редкость. Революция и последующая война разоряла хозяйства и пасеки. 19 апреля В.И. Ленин подписал указ «Об охране пчеловодства», первый закон молодой власти, защищающий права пчеловодов и регулирующий имущественные отношения с ними. Во времена Сталина, с 1939 г. («закон о сельскохозяйственном налоге» от 1 сентября) подати платили со всего, в том числе и с каждого фруктового дерева, с каждой семьи пчёл. Пасечники сами втихомолку уничтожали семьи, снижая налог… Великая Отечественная совсем подкосила пчеловодство, после неё отрасль пришлось поднимать буквально из руин.

В 1958 г. на юге Китая обнаружили новую напасть: с индийских пчёл на медоносную пчелу перешёл клещ Варроа-Якобсони. В 1964 г. болезнь диагностировали в Приморском крае РСФСР. За считанные десятилетия инвазия поразила все пасеки Европы и Азии…

Пчеловоды были не готовы к борьбе. Испробовались самые разные методы: муравьиная и щавелевые кислоты, препараты серы, термообработка, всякие пахучие травы, пытались выращивать и удалять трутневой расплод, лечить разными мед. препаратами. В современное время пасечники научились работать с более-менее заклещёнными семьями, стараясь хотя бы минимизировать урон от клеща. Понятно, что постоянное присутствие сосущих соки паразитов не добавляет пчёлам здоровья и не повышает их производительность…

07:39
1002
ПАСЕКА жителя Касумкента по фамилии Мамедов

ПАСЕКА

Тот, кто обладает какими-либо полезными знаниями, наверняка употребит их во благо себе и землякам. Не зря в одном из своих стихотворений лезгинский историк и просветитель Хасан-эфенди Алкадари призывал соплеменников к умножению знаний.

К примеру, житель Касумкента по фамилии Мамедов в конце XIX века поступил в учительскую семинарию и вернулся в родное село, чтобы обучать детишек. Он устроился учителем в местной школе и в скором времени прославился на весь Кавказ. Не как учитель, а как пчеловод.

Официальная газета Кавказского наместничества приводила его в пример тому, как местные жители постепенно переходят от патриархальных порядков к нормам цивилизованного общества. И первым шагом к этому является усвоение русской грамоты. А написано было («Кавказ», № 95. Тифлис, 1900) следующее:

«Добрым примером того, что может сделать туземец, получивший образование в русских учебных заведениях, и вообще, как хорошо влияет на него такое образование, хотя бы в ограниченной сфере, является деятельность учителя Касумкентского сельского училища, господина Мамедова, получившего образование в учительской семинарии».

Далее сообщается о том, что в Кюринском округе повсеместно занимаются пчеловодством, но доход получают от этого маленький, потому что пользуются привычными методами в этой сфере.

С приходом господина Мамедова всё изменилось в лучшую сторону, поскольку на имевшейся при школе пасеке он заменил дедовские улья усовершенствованными системами и ввёл новые приёмы ухода за пчёлами. В результате за один сезон он получил с 32 ульев 18 пудов (около 300 кг) ароматного мёда, даже несмотря на засуху предыдущего года.

Затем он лично обошёл всех пасечников округа, провёл общее совещание с ними, передал им собственный опыт. Сообщение о господине Мамедове завершается характерным резюме:

«Таким образом, живой пример и личная энергия одного человека заставили восторжествовать знание над рутиною, и весьма возможно, что подобные старания будут увенчиваться успехом, и пчеловодство явится большим подспорьем в экономической жизни населения округа».

09:55
108
Храмовое подворье: итоги лета

Из приходской газеты «Зёрна»

Храмовое подворье: итоги лета

Весной этого года на нашем приходе актуальной стала идея о создании храмового подворья. Главным вдохновителем и человеком, реализующим идею на практике, является дьякон Александро-Невского храма Виталий Полухин. Мы решили поговорить с ним о том, что уже сделано, и каковы ближайшие планы.
— Отец Виталий, расскажите, что нового произошло на храмовом подворье за лето?
— Достраиваются омшаник и дом пчеловода. Сейчас там идут отделочные работы, чтобы зимой поставить пчел в это помещение. Я бы хотел пока развивать пчеловодство, так как опыт и желание есть, да и вообще, это хорошее дело.
Вагончик сделали для проживания, поэтому можно уже выезжать на подворье с людьми, там есть где разместиться. Места много, хватит всем желающим.
Распахали землю под огород, на следующий год будем делать посадки. Сейчас пытаемся решить вопрос с приобретением дополнительной земли для сельскохозяйственных работ, ищем подходящие участки. Земля нужна, чтобы делать посевы медоносов для пчел – это донник, фацелия. Их маловато в природе. Также эти посевы планируем использовать на силос для скота.
— Кроме приобретения земли есть еще какие-то планы на осень-зиму?
— Забор поставить. Пока сильно ничего не планируем: делаем то, что можем сделать в данный момент.
— Скажите, появились заинтересованные люди из прихожан?
— Есть люди, которые заинтересовались, их немного. Прежде всего нужен костяк, который будет не только говорить, но и делать, потому что работы на подворье хватает. В этом году, например, у нас не получилось скосить всю траву, так как участки огромные.
Правда, я на народ сильно не рассчитывал: у каждого свои заботы. Вот организовать фермерское хозяйство, взять туда людей – это другое дело. Когда есть оплата, люди будут работать. Другого пути я не вижу.
— Чем и как на данный момент можно помочь подворью?
— Рабочей мужской силой. Например, мы сейчас окапываем омшаник, чтобы сделать гидроизоляцию. Это важно: сырость не должна проникнуть к пчелам, так как если улей заплесневеет, они могут погибнуть. Затем все надо будет снова засыпать, поэтому нужна рабочая сила, одному тяжело это сделать.

***
Мы выбрали участок для подворья,
Подальше от дорог и суеты,
В деревне нежилой… Тайги приволье,
Грибов и ягод множество, и ты,
Сюда приехав, сразу убедишься,
Что воздух чист, и тишина вокруг,
И ночью звезды за макушки елей,
Цепляясь, освещают тебе путь.
Через дорогу озеро, и рыба
Играет в нем, блистая чешуёй,
И рыбаки сидят и отдыхают,
Входя в гармонию с природой и собой.
И журавли частенько прилетают,
Вдоль берега гуляя не спеша,
И утки дикие на озере ныряют,
Кормясь и плавая по озеру с утра.
И это место освятив с молитвой,
Прошли, кропя святой водой вокруг,
И приступили к стройке, и за лето
Мы с Божьей помощью выстроили тут
Зимовник пчелам, дом для пчеловода,
В котором летом будем мед качать.
Ремонт инвентаря и все работы
Мы будем в нем для пчелок выполнять.
На медосбор мы пасеку возили
К цветам, чтоб было легче собирать
Нектар с пыльцой, и заготовить меда,
И нам его подольше накачать.
Косили мы траву почти все лето,
Чтоб на участке был приличный вид.
Наполовину справились мы с этим,
Другая половина всё ж стоит.
Снесли строения, что были на участке,
Собрали мусор, распахали целину.
Пятнадцать соток под картошку будет,
Весной посадим репу и свеклу.
Осталось нам огородить участок,
Чтобы границы были бы видны.
Ворота сделать и не расслабляться,
Готовимся к другому году мы.
Ведутся поиски сельхоз земли для сена,
Где будем для коровок мы косить,
И медоносы сеять, чтобы пчелки
Нектар с полей могли нам приносить.
«Земля важна, и без неё не сможем
Построить мы подворие Твоё,
Так помоги нам в этом деле, Боже!» —
Возносим мы прошение своё.

Автор пожелал остаться неизвестным.

07:16
155
В 19-м веке Русь называлась «медовой державой».
В 19-м веке Русь называлась «медовой державой».

Если говорить о причинах смертности в США (по России данных нет), то на первом месте стоят сердечно-сосудистые заболевания, на втором — рак, на третьем — побочные действия лекарств.

В 19-м веке Русь называлась «медовой державой». Чтобы выжить в 21-м веке, ещё не поздно вернуть всё хорошее, чем обладали наши предки. В 1827 году, когда в Российской империи налаживались статистика и учёт, в Томской губернии имеющей огромные территории, объединяющие современные Новосибирскую, Томскую, Кемеровскую области и Алтайский край, было по 4,5 пчелосемьи на одного проживающего человека, и это в ульях, а в лежаках — ещё больше.

Не случайно для молодых после свадьбы зажигали пудовую свечу из 16 кг воска для того, чтобы в момент зачатия затянуть душу ребёнка более высокого уровня. Поэтому не было в то время алкоголиков, наркоманов, педерастов и лесбиянок.

Сегодня русский народ употребляет мёда в среднем 0,2-0,3 кг в год, это примерно в 200 раз меньше, чем полтора века назад, а норма потребления составляет 50-100 грамм в день! Были созданы условия для деградации людей, появились алкоголики и наркоманы и люди, зависимые от лекарств. А если потреблять 50-100 грамм мёда в день, то тогда будет не нужен сахар и лекарства, аптеки и врачи.

Алкогольная и медицинская мафия делает всё, чтобы скрыть правду о мёде и мёдолечении. Вот, к примеру, лживые данные в учебниках по пчеловодству: «В России пчеловодство начало развиваться в начале 19 века с привозом дадановского улья и медогонки.» А фактически на Руси использовали мёд как лесных, так и домашних пчёл. В 1523-24 годах Альберто Кампензе в донесениях Римскому папе «о делах московии» сообщает о значительном сборе мёда и воска на Руси, он указывает, что население держит близко от своих жилищ домашних пчёл, которые передаются по наследству.

Вот ещё пример: московский царь за провинности князя Ромодановского конфисковал его поместье, в описи значилось 543 улья, изба, конюшня, 4 омшаника, где хранилось ещё 644 порожних улья, доски шли на ульи, а горбыль на хозпостройки.

Исстари мёд преподносили в подарок. Все слышали про медовый месяц, но мало кто знает, что название это пошло от древнерусской традиции дарить брачующимся бочонок с мёдом. Молодые муж и жена должны были съесть подаренный им мёд в течение месяца, тем самым родные и близкие заботились о здоровье новоиспеченных супругов и их будущих детей, поскольку продукт этот насыщен различными витаминами, аминокислотами, ферментами и имеет высокую питательную ценность.

Давайте защитим себя и своих близких, используя вековой опыт русского народа! В каждую русскую семью — участок земли и несколько ульев, которые будут передаваться по наследству — тогда выживем и будем сильны.

В данной статье использована картина художника Хитровой Тамары Александровны.

11:08
100

Мед, полученный из сладкого золотого нектара цветов и деревьев, всегда имел глубокие связи с Богом и природой. Мед не может быть создан человеком, поэтому мы надеемся на пчел, чтобы они для нас сотворили свое волшебство, пишет sunhome.ru.

Пчеловодство (наука разведения пчел) возникло за 700 лет до н.э. Наибольшее распространение оно нашло в Древнем Египте; сосуды с медом были найдены в гробницах почитаемых умерших в качестве подношения, которое могло бы им пригодиться в загробной жизни.

Согласно древним находкам в храме Ра в Гелиополисе, в Египте: “Бог Ра плакал, и его слезы упали на землю и были превращены в пчел”. Эта строфа говорит о вере в то, что боги действительно сотворили пчел, которые в свою очередь создают это драгоценное лакомство. Упоминание о меде в те времена также часто встречалось по всей Северной Африке.

О том, насколько высоко ценили мед в этих странах, говорит тот факт, что ульи хранили в храмах, как подношение богам, а также использовали для производства лекарств и мазей.

Знатные женщины Египта использовали мед в косметических целях; его также употребляли в качестве возбуждающего средства. Из пчелиного воска египтяне вырезали священные статуэтки и делали священные надписи. Мед мог также использоваться в процессе мумификации тела из-за его антибактериальных, противогрибковых и антивирусных свойств.

Некоторые полагают, что упоминание о меде в Ветхом Завете символизировало приятные и желанные стороны жизни. Кушанье из мелко нарезанных яблок с медом – еврейский обычай, означавший пожелание приятного нового года.

В индусской религии полагают, что мед дарит хорошее здоровье и телу и душе и что он помогает организму быстрее справиться с болезнью.

В старом буддистском мифе рассказывается о том, как обезьяна принесла мед Будде Шакьямуни в качестве подарка, и эта сцена часто изображается в буддистском искусстве. Использование меда имеет длинную историю в традиционной медицине всего мира. Его прикладывали на открытые раны, язвы и ожоги. И сегодня мы используем мед как болеутоляющее средство от ран, больного горла и как компонент в натуральной микстуре от кашля.

Имея такую долгую и впечатляющую историю, мы можем предположить, что люди всегда любили сладкое, и сегодня мед остается таким же популярным, как когда-то.

Недавно, мед Манука признали одним из натуральных продуктов высшего качества для лечения токсических язв и инфекций. Его получают из чайного дерева, встречающегося, главным образом, в Новой Зеландии и Австралии. Некоторые врачи и ученые верят, что способность меда Манука к исцелению может сыграть в будущем важную роль в уничтожении редких вирусов, которые часто поражают больницы.

Покупая мед, я рекомендую покупать, если возможно, местный необработанный мед. Каждая область имеет особый аромат, поскольку медоносные пчелы собирают нектар с разнообразных деревьев и цветов. Общее правило: чем более темный цвет, тем более насыщенный аромат.

Когда Вы посещаете местную пасеку, помните, что некоторые люди имеют аллергию на протеины пыльцы в меде, пчелиную пыльцу и маточное молочко, поэтому разумно учесть это перед тем, как дарить мед.

источник: e-news.com.ua

06:00
4303

Люди использовали мед с очень давних времен, и в пищу, и для медицинских целей. Появление пчеловодства датируется семисотым годом до н.э. Очень долгое время мед считался священным продуктом из-за редкого появления и необычной сладости. Промышляли им с древних времен, потом производить мед стали в древней Греции и Древнем Египте, об этом можно найти упоминания в найденных благодаря раскопкам изображениях. Этот продукт использовался чаще всего в религиозных церемониях, для бальзамирования умерших или для лучшего выражения благодарности богам. Ещё, мед использовали в косметических целях. Благодаря историческим сведениям, продолжительный период времени мед использовали только в высших сословиях или у богатых людей, так как стоил он очень дорого.

На протяжении около 1000 лет, мед занимал очень престижное место в питании, а потом открыли рафинированный сахар, произведенный из сахарного тростника или сахарной свеклы. Мед начал сдавать позиции. Со временем сахар стал доступен каждому, и цена на него стала падать, так легко он вошел в повседневную жизнь. В конечном счете, мед был почти полностью вытеснен из кулинарии, так как был найден более дешевый подсластитель. Сейчас мед чаще всего используют в кондитерстве.

В древние века мед считали пищей богов, и был символом счастья. В так называемые средние века он был основным ингредиентом для приготовления алкогольных напитков, которые от страны к стране терпели изменения. Мед обладает антисептическими свойствами и благодаря им, врачи давно стали использовать мед для заживления ран, как и золотой ус.

Одна из самых древних форм животноводства — пчеловодство. Пчеловоды древних цивилизаций делали для пчел цилиндрической формы дома из соломы, древесной коры, камыша и глины. Но когда соты вынимали из этих домиков, вся колония пчел умирала. В Восточной Европе в 10 веке, зародилось новое ремесло — бортничество, оно происходит от борть — дерево с дуплами, в котором жили пчелы. Бортничество помогало Киевской Руси в торговле со странами Западной Европы. Ближе к середине 17 века, из-за вырубки лесов стал вопрос о переселении пчел, так появились ульи, которые сначала привязывали их к деревьям, а потом начали устанавливать на землю.

В середине 17 века, в Северную Америку завезли пчел. Там были свои пчелы, но мед они производить не могли. Первые поселенцы заметили, что пчелы любят пустые дупла, чтобы колония не умирала, а соты вытащить стало бы возможным, они придумали свой способ: соты лежали на двух скрещенных палках. В середине 19 века пчеловодство ульевого вида появилось в Америке и его связывают с именем Моузеса Квимби.

В 19 веке, когда Запад перенял пчеловодство, их ученые занялись усовершенствованием пасеки, так появилась медогонка, многокорпусный улей и вафельница для вощины. Первое общество пчеловодов, было основано в России в 1891 году.

13:39
5017

Первые свидетельства о разведении пчел скифами имеем с V ст. до н.э. Так, «отец» истории Геродот (484-420 гг. к н. е.) писал, что славянские земли издавна известны богатством пчел, а следовательно меду, а скифы широко использовали воск для бальзамирования умерших. То есть, на территории Украины пчеловодство приобрело развитие по меньшей мере 2,5 тысяч лет потому.

Мед и воск были одними из главных предметов экспорта из земель Прикарпатья. Уже в древности, как свидетельствует греческий философ Павсании, в Грецию ввозили наилучший мёд земли алазонов (земли нынешней Львовской, Ивано-Франковськой и Тернопольской областей) на Днестре.

По мнению историка украинского пчеловодства Т. Юрченко, у скифов оно находилось уже на бортнической стадии развития, то есть человек умел не только отыскать пчелиное гнездо в лесу и выбрать мед, уничтожив насекомых, а начала заботиться о жилье для пчел, самостоятельно выдалбливая дупло в дереве, которое получило название «борть». В свое время в европейськой научной литературе состоялась дискуссия, существовало ли пчеловодство в ранние времена только у oседлыx народов, занимались ли им также кочевники или полукочевые. Более обстоятельные аргументы были приведены на защиту первого тезиса. Аналогичных взглядов придерживается польский исследователь бортничества А. Жабко-Потопович, который, опираясь на свидетельство Геродота и других античных авторов, склоняется к мысли, что начала бортничества достигают времен до нашей эры и что его сосредоточием и начальной территорией распространения были лесные массивы, приблизительно между 50-м и 60-м градусами северной широты. Очевидно, что должен был пройти определенный период, пока человек сумел перейти от содержания пчел в натуральных дуплах деревьев к разведению их в искусственных дуплах — бортях. Украинский исследователь пчеловодства М. Витвицкий вполне справедливо заметил, что «борть была изобретена тогда, когда установилось понятие о моем и твоём».

Существуют немало более поздних как археологических, так и письменных, свидетельств о развитии этого промысла на украинских землях. Археологические находки доказывают, что бортничество выступало одним из занятий племен черняховськой культуры — славянского населения II-V ст. н.э. бассейна Среднего Днепра и междуречья Днестра и Западного Бугу. Византийский историк Приск Панийский, который в 448 году в составе посольства Феодосия II посетил столицу Полянской Руси и оставил письменные воспоминания о жизни и быте наших предков, извещал, что с переходом через Днестр наметились изменения в рационе питания персонала посольства, в частности, в «поселениях отпускали нам вместо вина — так называемый у туземцев мед». Достаток меда прямо указывает на развитие бортьевого хозяйства, мед и воск, в те времена были традиционными статьями экспорта в славянских землях. Выдающийся украинский историк М. Грушевский, опираясь на свидетельство греческого историка Полибия о большом значении меда и воска в понтийской торговле IV-VII ст., допускал, что славяне принимали в ней определенное участие, поскольку продукты бортничества выступали позже в русской торговле как восточно-европейские товары, которые посылались в греческие города. Богатством меда славились Древлянськая, Киевская и Галицкая земли.

Развитие феодальных отношений заметно повлияло на все отрасли народного хозяйства давней Руси. В пчеловодстве создались условия для последующего развития «бортных урожаев» — деревьев, где гнездились пчелы, и даже целых бортных боров, которые закладывались издавна, дупла расширяли, прорабатывали дверцы и на дереве с пчелами каждый владелец ставил свой знак — «клеймо», «знамя». Знаки собственности, за обычным правом, закрепляли за семьей пчелиное дерево (борть). Согласно с обычным правом, которое кодифицировал князь Ярослав Мудрый (1019-1054), бортневое дерево со «знаменем» рассматривалось как частная собственность и тщательным образом охранялось обществом с помощью системы высоких штрафных санкций для тех, кто ее нарушил: «Аже разменаеть борть, то 12 гривен». Если кто-то занимал большое количество бортних деревьев, могло все пространство пообносить межевыми знаками. В «Руский Правде» выражение «борть» означало и одно бортне дерево, и всё бортневое пространство с большим количеством деревьев. За нарушение межевых знаков регламентировались значительные денежные наказания: «Аже межю перетнеть бортьную, то 12 гривен продажа». Величина «продажи» свидетельствует, что уничтожение межевых знаков считалось опасным противозаконным действием и законодательная власть защищала от нее общество, установив высокие штрафы. К более легким поступкам, направленным против собственности борти, наказания, за которых составляло лишь 13 гривен, принадлежали: сруб борти («аже борть подътнеть, то 13 гривны продаже») и изимка пчел, причем если борть была пуста, без меда, виновник должен был заплатить как возмещение хозяину, кроме штрафа, еще 5 кун, если же с медом — «аже пчелы выдереть, то 13 гривны продажи, а за мед, аже будеть пчелы не лажены, то 10 кун; будет олек ли, то 5 кун».

Одним из доказательств высокого развития бортничества на Киевской Руси есть содержание статьи 62 III редакции «Руской Правды» — предметом ссуд были не только деньги, но и зерно и мед, причем от одолженного брался определенный процент; такую кредитную операцию называли «наставой на мед».

Оформление обычного права государственным законом стабилизировало и регламентировало бортнические угодья. Бортничество приобрело особое значение: появилась отдельная прослойка людей, которые непосредственно занимались пчеловодством, — бортников. Его существование утверждает следующий факт: в 1370 году господин Вятслав Дмитривский купил дворик с землей у Скибичив, а в грамоте купчей, составленной во Львове, свидетелями выступали бортники — Пашко из Емелина, Тихон Великопольский и др. Бортние угодья находились во владении частных лиц, которыми они распоряжались по своему усмотрению, могли их продать и передать в наследство. В 1361 году Король Ягайло подарил и подтвердил грамотой владения какого-то Ходка Чемерича в Красной Руси «с лессом, и с бортями». Владельцы бортних угодий платили князю чинш, нанимая при этом свободных крестьян. Кроме того, были и прикреплены княжеские бортни.Великими бортними угодьями владели церкви и монастыри. Князья наделяли церкви земельными участками «с бортями, бортневыми землями», которые освобождались от налогов. Даже впоследствии татарские ханы освободили руськое духовенство от уплаты медовых данин, чтобы никто не вступал в их угодья и борти.

бортьевая технологияОтносительно самой бортнической техники, существовали разные способы добираться до борти, места гнездования роя. Для подъема на бортные деревья, которые часто достигали 10-15 м, использовали шест — ствол тонкого ветвистого дерева с небольшими суками. Кроме того, изготовляли специальное устройство — «лазиво», который состоял из трех частей бечевки, длиной до 20 м (плетива), прикрепленной к одному концу плетива деревянной дощечки, на некотором расстоянии от конца плетива у нее вплетали деревянный крюк, и меньшей бечевки (лежеи). Що6 влезть на дереве, бортник пользовался лишь плетивом — составив его свободный конец вдвое, он охватывал им ствол, связывал бечевку узлом в петлю и ставил одну ногу в эту петлю как в стремя. Немного поднявшись и крепко держась ствол левой рукой, пчеловод правой опять бросал бечевку кверху, ловил ее и делал петлю. Поднявшись еще на шаг выше, он распускал ненужную уже первую петлю и освобожденную часть бечевки использовал для образования следующей. Добравшись к борти, перебрасывал малую бечевку (лежею) через толстую ветвь и с помощью деревянного крюка вешал на нее кресло, садился, опускал бечевку, чтобы помощник привязал ему нужные приналежности и начинал работу.

Выломленные соты с медом опускал бортник в кадке вниз, затыкал отверстие борти. Закончив вырубать, чистить или вижолобливать борть или выбирать мед пчеловод, сидя опускался вниз и снимал бечевку из дерева. Бортники заглядывали к борти периодически: весной, когда подметали ее, чистили, выбирали сухие соты и останки меда с ними, и в июле — сентябре во время медосбора и подготовки борти к зиме и следующего сезона.

Характерной чертой бортевого пчеловодства было совершенствование борти. Естественные дупла преимущественно имели небольшие размеры ей были очень неудобны для постоянного пользования. Поэтому бортники пытались предоставить гнезду, когда оно еще было пустым, удобную для них форму: с помощью долота («пешни») или топора прорубали отверстие для вынимания сот и углубляли или расширяли гнездо.

Развитие бортничества требовало не только модернизации пчелиного гнезда, но и появления некоторых инструментов пасечников: подкуривателей, ножей и тому подобное. Да, среди археологических достопримечательностей Юго-западной Киевской Руси ХII века представленные ножи для вырезания сот — «медорезки». Известны особенные железные шипы, которыми пользовались бортники при подъеме на дерево, что привязывались к ногам ремешками.

Древнее бортевое хозяйство, в частности в Карпатах и Прикарпатье, было примитивным и грабительским, поскольку бортники не отбирали мед, а подкуривали пчел с помощью серы и забирали весь сладкий продукт. Свидетельством этого есть приведенная в «Галицко-волынском летописи» поговорка: «Не подушив пчел — мед не есть». Насекомые погибали, подкуривших пчел выбрасывали к потоку.

Степень распространения бортничества зависела от многих факторов, в первую очередь от лесистости местности. Одним из доказательств широкого распространения бортного хозяйства в Украине есть географические названия, связанные как с ним непосредственно. так и из пчеловодством, например: Бортники, Бортниця, Медуха, Мединя, Пчелинное, Воскодавы, Воскобойня, Вощилиха. Среди феодальных даней, которые собирали в интересах князя, почтенное место занимала медовая дань. Платили ее как бортники, так и те. для которых бортництво было вспомогательным занятием. к наистаршим известным нам документам, которые вспоминают медовые дани на украинских землях, принадлежит «Летопись Нестора» (1056-1114). Описывая поход княгини Ольги на древлян, вспоминает он об уплате ими дани, которая состояла из меда и кожи: «древляне же спросили: Что ты хочешь от нас? Мы совету тебе дать меда и дорогих шкур».

Продукты бортничества занимали весомое место в хозяйстве Украины княжеских времен. На широкое потребление меда в виде хмельного напитка указывал в IV ст. арабский писатель Ибн-Даст. Князь Владимир Святославович, «избежав опасностей разгрома печенегами, поставил церковь св. Преображення в Василёве, устроил празник, сварив 300 перевар меду». Немало меда использовал во время захоронений и поминальных обрядов (тризн): «Наготовьте меду много около того места, где убили мужа, устрою поминки-тризну. Они же навозили меда много и заварили его». В годовщину смерти на могиле собиралась семья покойника, которая поминала его, выпивая до 20 кружек меда. Важность меда как продукта питания удостоверяют как летописные упоминания, так и археологические находки. Да, «Галицко-волынский летопись»(ХIII ст.) сообщала, что: «Данило и Василько позволили ему [князю Михаилу. — В. М.] находиться в земле своей, и дали ему пшеницы много, и меда, и скота». За Владимира, рассылая по городу припасы для убогих, возили «мед в бочках».

В «Киево-печерском патриархате» неоднократно вспоминается об употреблении меда как сладкой приправы: «да сваривь пшеницу и смесив с медом, представиши на трапезе братии». в Сумском краеведческом музее экспонируется горшок с остатками меда тысячелетней давности, найденный на городище Василева гора поблизости с. Ворголь. С внедрением христианства много воску шло на удовлетворения религиозных потребностей — для изготовления свеч, которое стимулировало увеличение его производства. Так, сосуды с воском и остатки свеч были найдены во время раскопок курганов в верхнем течении Серета, которые датируются IV ст. Танку восковую свечу времени давней Руси, длиной 20 см и диаметром 0,4-0,5 см было обнаружено в городище Забаровка на Днепре (замок рогачиських князей). Процесс монастырского изготовления свеч («свечи скаше») представлен на одной из древнерусских миниатюр: на столе лежит большой желтый круг, рядом — кусок воска, который человек сщипывает руками. Здесь же — пять готовых длинных прямых свеч с фитилями.

Значение бортничества в экономике страны подтверждает тот факт, что мед и воск принадлежали к основным предметам внешней торговли. По большому водному пути «из варяг в греки» и другими торговыми дорогами отправлялись целые караваны с этими товарами в Византию и страны Европы. Так называемым «залозним путем» по Днестру из Галичины в подунайськие города вывозили мед и воск. Воск из Юго-западной Руси вывозили в страны Северной Европы через Новгород и он шел в торговое обращение кругами. Различали воск-сырец и чистый, перетопленный воск. В 945 году князь Игорь подписал договор с греками: «Отпустил послов, наделив их дарами — хутрами, дворней, воском». Летопись свидетельствует, что после визита к Константинополю византийский император настоятельнее просил княгиню Ольгу присылать «дворню, воск и скору».

Князь Святослав сообщал матери о стремлении учредить новую столицу: «Хочу жить в Переяславце на Дунае, потому что то середина земли моей. Туда сходятся все блага… из Руси же — меха и воск, мед и дворня». По свидетельству арабского писателя Ибн-Фадлана, мед и воск были среди товаров, которые вывозили к востоку через порты Хозарского государства. Важное значение воска в экспорте Руси удостоверяет Рафельштетенский таможенный устав 906 года, который регулировал сбор пошлины из купцов на верхнем Дунае: «Что касается славян, которые приходят ради торговли (...), то они обязаны платить пошлину; если они привозят воск, то платят из 1 вьюка две меры воска, стоимостью в 1 скоти, из ноши одного человека — одну меру этой же стоимости».

Из изложенного становится ясно, что в IХ-ХIII веках пчеловодство было одним из главных национальных промыслов, потому что мед и воск выступали источниками богатства государства. Бортницкая стадия развития пчеловодства была шагом вперед в сравнении с начальной (дикой); на ней бортник уже в известной мере подчинил пчел своей воле, беспокоился о насекомых, устраивая для них дом. Однако к полному одомашнению диких пчел было еще далеко — выбор гнезда преимущественно в отдаленных местностях полностью принадлежал им, что значительно усложняло уход за насекомыми и отбор меда.

Рядом с существованием бортничества, историки допускают достаточно ранние начала «домашнего», приусадебного пчеловодства (пасечництва) в Украине. Кстати, первый известен нам европейский колодный улей, найденный на территории Германии (Ольденбург), датируется V-VI веками. Некоторые авторы относят начало пасечнитства к XIV веку, другие считают, что первые пасеки появились еще в "домонгольський период". В интересах последнего утверждения свидетельствуют как тогдашние источники, так и современные археологические находки. Так, известен арабский писатель и путешественник Ибн-Даст (Ибн-Дусте, Ибн-Русте), который в начале IV века посетил Русь , в «Книге дорогих сокровищ» отмечал, что славяне «из дерева производят подобное кружкам, в которых и ульи для пчел и мед пчелиный прячется; это зовется у них — улишдж, и одна такая кружка содержит круг 10 поставцов её». По мнению М. Грушевского, нет оснований отбрасывать весть о существовании пасечнитства.

Ha наличие одновременно с бортничеством пасечного пчеловодства указывает и польский хронист ХII века Галл: .«Я видел в этом крае на удивление много пчел, пасек на степных землях и бортей в лесах». Как показали археологические находки — обнаружены деревянные рамки с сотами на Райковецком городище (Подилля), в ХІ-ХІІ веках здесь уже существовало пчеловодство в ульях. Результаты.археологических раскопок на городище Монастирек (Середне Поднипровье) также доказывают существование пасечников у давних славян в домонгольський период, поскольку в жилье, датированном VII-X веками, был найден кусок колодного улья («дуплянки») со следам и сотов, меда и хитиновых оболочек медоносных пчел.

Аналогичные обугленные остатки зафиксированы еще в целом ряде других жилищь и хозяйственных ямах. Это открытие удостоверяет, что обитатели городища были знакомы со строительством дуплянок; они не просто собирали мед в случайно найденных деревьях, а специально ставили колоды в определенных местах. Именно к этому времени следует отнести зарождение пасечного пчеловодства на украинских землях. Поэтому, полностью подходящим является, по нашему мнению, утверждение Т. Юрченко, подкрепленное данными современной археологии, который видит истоки хозяйства пасечника в IV веке, а распространение пасек по всей территории современной Украины датирует XIV веком. Что же касается Карпат и Прикарпатья то первая известна нам весть о существовании пасек на этой территории датируется началом XV века, хотя они, бесспорно, существовали значительно раньше, чем появились о них есть упоминания в источниках. Да, в дарственной грамоте князя Свидригайла Максиму Власть Драгосиновичу в с. Косово, Верезово и Жаб’е что на Гуцульщини (в 1424 г.), читаем: "А такое даем и дали єму с лесы, с бортми, с пасеками".

Процесс зарождения пасек выглядел следующим образом: когда буря вывернула или сломала бортное дерево, не повредив борти, ее обрубали с обеих сторон топором, отделяя от колоды. Это способствовало отделению пчелиного гнезда в специальное устройство — колоду, которую старались поместить в условия, приближенные к естественным. то есть среди деревьев; сначала считалось. что пчелы больше любят и оседают в ульях помещенных высоко. Так появился первый улей — самостоятельная, отсеченная от дерева борть, дав начало хозяйству пасечника на территориях, раньше исключительно бортницьких. Впоследствии начали специально валить пустые деревья и производить из них ульи-колоды которые устанавливали здесь же в лесу на расчищенных опушках или пнях, которые остались на срубе. Лес вырубали («иссекли», «высекли»), через то опушки с ульями назывались «пасеками».

Так начинались лесные, а в дальнейшем и приусадебные пасеки, потому что в меру уничтожения больших лесов пчеловоды начали свозить ульи в одно место неподалеку от своих помещений, чтобы облегчить уход за пчелами и предотвратить побег роев. В колодах насекомые получили лучший досмотр, потому что их прятали на зиму, вывозили на те же «пасеки» или в поле. Появление ульев имело большое значение, потому что они дали возможность разводить больше пчелосемей, лучшее использовать медоносные растения. Улей был первым шагом до знания пасечника. Когда на стадии бортничества человек заботился лишь о жилище для пчел, помогал природе, то при хозяйстве пасечника начал учиться, как лелеять пчел. Одной из причин, через которую колодные ульи пришли на смену борти, были намного более безопасные и более легкие условия труда относительно их производства и обслуживания.

Автор: Уляна Мовна, канд. исторических наук, ст. наук. сотр. отдела истории этнологии Института народоведения НАН Украины, г. Львов

Источник: Украинский Пасечник, №10-2008

11:08
4479

Замечательные свойства воска привлекали внимание человека еще в древние времена. Установлено, что в Древнем Египте он широко применялся при жертвоприношениях. В Древнем Риме и Греции на праздниках в честь богов в храмах горели восковые свечи. В дореволюционной России также расходовались огромные количества воска для освещения церквей. С древних времен и вплоть до изобретения бумаги для письма употреблялись плоские деревянные дощечки, покрытые с одной стороны ровным слоем воска, на который наносились буквы.

О применении воска, в частности навощенных кусков полотна, рассказывали в своих произведениях Гомер, Аристофан и др. Воск обладает высокими консервирующими свойствами. Скифы, иранцы и другие народы применяли воск для бальзамирования трупов видных государственных деятелей. На протяжении многих столетий художники пользовались восковыми красками, обладающими красивым блеском и большой прочностью. Об этом свидетельствуют не только литературные источники, но и археологические находки. В результате раскопок городов Помпеи и Геркуланума, произведенных в 1706 г., была обнаружена стенная восковая живопись, украшавшая много веков назад гостиные богатых помпейцев и геркуланумцев. Не взирая на то, что восковая живопись находилась под землею почти 18 столетий, она сохранила свою красоту и яркость красок. И хотя в настоящее время новые технические приемы вытеснили восковую живопись, воск остается составной частью масляных красок. Широко применялся пчелиный воск и в ваянии. В России восковые бюсты и муляжи изготовлялись еще в XVIII веке.

Сохранилось немало прекрасно исполненных восковых портретов, поражающих своей свежестью и изяществом. Большое значение имеет пчелиный воск и в изготовлении медицинских муляжей, играющих исключительно важную роль в учебном процессе. Они дают возможность увидеть болезни, особенно кожные, проявления которых встречаются редко. До 1918 г. пчелиный воск служил главным образом для выделки церковных свечей. Теперь воск имеет исключительно важное значение для народного хозяйства: 40 отраслей промышленности используют его в качестве сырья.

Он широко применяется в литейном деле, в электротехнике, гальванотехнике, телефонной технике, в оптике, радиотехнике, на железнодорожном транспорте, в текстильной, кожевенной, парфюмерной, авиационной, металлургической, стекольной, автомобильной, фармацевтической, кондитерской, полиграфической, лакокрасочной, химической, бумажной, деревообделочной и других видах промышленности. Воск входит в состав лыжной мази, мастики для прививки деревьев, мази для сбруи, ваксы для обуви, сургуча, цемента для склеивания мрамора и гипса, карандашей для рисования на стекле и др. Недавно канадский ученый С. Пич (1971) сообщил о применении воска при фотографических работах. Добавление пчелиного воска в фотопроявители уменьшает расход реактивов на 20 — 25%. Воск используют в стоматологии при изготовлении зубных протезов.

опубликовано: xn--80aeahdxpybbevp5e.xn--p1ai

01:42
4456

Перемещение яиц из пчелиных ячеек в мисочки, «прививка яиц», как можно выразиться по аналогии с «прививкой личинок», несколько смелое предприятие.

Яйца так чувствительны к малейшему прикосновению, что даже при самом осторожном переносе их нельзя не рассчитывать на большой отход. Как отмечал венгерский исследователь Эреши Пал, учитель Рейденбах незадолго до конца прошлого века пытался осуществить «прививку яиц» (1893). Он использовал для этого крючкообразно согнутую иглу, которую он вводил под яйцо, чтобы поднять его со дна ячейки. На донышке мисочки он вжимал иглу в воск и вытягивал ее из-под вертикально стоявшего яйца. Иглой пользовался также Дикель (1896) в своих приведших к ошибочным выводам опытах по определению пола у медоносной пчелы. Не так давно Дитц (1964) снова попытался использовать ее. Тейбер (1961) попытался улучшить инструмент, сконструировав «яичные щипцы». Речь идет о пинцете с согнутыми под прямым углом навстречу один другому концами, которые имеют выемки для яиц. Но для практического матководства этот способ оказался непригодным. Для манипуляции с яйцами необходимо большое искусство и терпение. Матководство — требует больших затрат времени, которым матководы вряд ли в состоянии пожертвовать для этой цели.

Если яйца так уязвимы, что не выдерживают малейшего прикосновения, можно было подумать о том, чтобы предоставить самой племенной матке возможность отложить яйца в мисочки. Затем их южно было бы, отобрав матку, оставить для дальнейшего выращивания в своей семье, или передать в другую семью-воспитательницу. Попытки эти несколько раз повторялись. Племенной матке давали для откладки яиц мисочки, причем их укрепляли ибо на соте семьи, либо на прививочной рамке. Трудность состояла в том, что семью сначала надо было привести в роевое состояние, только тогда матка могла заинтересоваться мисочками. Но и в этом случае она откладывала яйца лишь в отдельные ячейки и не равномерно, что было бы желательно в интересах успешного матководства. Вся процедура оказалась слишком ненадежной и затруднительной, чтобы она могла приобрести практическое значение.

Наконец возникла мысль проводить вывод из яйца при помощи плосок сота или вычлененных из него ячеек, подобно тому как это делается при выводе из личинок. При этом было установлено, что наиболее удобный способ с отдельными ячейками не годится. Пчелы принимают лишь отдельные ячейки, содержащие вместо личинок яйца, или не принимают их вовсе. Даже если и удавалось улучшать прием путем использования ячеек с яйцами, готовыми к вылуплению из них личинок (и введенными перед этим в семью-воспитательницу), или применения в качестве воспитательницы семьи, находящейся в роевом состоянии, удовлетворительного способа вывода разработать не удалось. Прием не должен зависеть от случайностей, но быть, по-возможности, гарантирован самим методом.

19:36
3756

История и современное состояние пчеловодства Республики Башкортостан

Описывая башкир, многие исследователи отмечают, что эти люди называли себя «башкирцами и башкуртами» (Е.М.Петров, 1983). Слово «башкурт» в одном из вариантов перевода на русский язык означает «главный пчеловод» («баш» — голова, «курт» — пчела). Такое название башкирам, по мнению некоторых исследователей, было дано по роду их основного занятия (Н.В.Казанцев, 1866; М.Лосиевский, 1883).

Башкортостан не случайно называют медовым краем, «классической страной пчеловодства» (С.И.Руденко, 1955). Е.Л.Аренс (1930) и Г.А.Кожевников (1931) приводят убедительные доказательства тому, что медоносные пчелы на Южном Урале обитают много веков.

Бортничество как народный промысел процветало на территории современного Башкортостана с глубокой древности. Об этом повествуют записки арабского путешественника Ахмеда ибн-Фадлана, датированные 922 годом нашей эры (А.П.Ковалевский, 1956). Об этом свидетельствуют и находки открытого в 1902 г. Бирского могильника, возраст которого примерно полторы тысячи лет: среди прочей утвари в нем найдено полное снаряжение бортника — добытчика лесного мёда (Н.А.Мажитов, 1968; Р.Ш. Вахитов, 1992). В Большой Советской Энциклопедии (1971) также отмечено, что буртасы, предшественники мордвы, жившие по берегам Волги (между нынешними городами Сызранью и Волгоградом) в V-X веках н.э., занимались не только земледелием, скотоводством и охотой, но и бортничеством. Интересные данные о пчеловодстве башкир приведены в «Книге Большому Чертежу», написанной в 1627 г., где сообщается: «А от устья реки Белые Воложки, вверх и по реке по Уфе по обеим сторонам и до Аральтовы (Уралтовой) горы и далее все живут башкиры, а кормля их мед, зверь, рыба, а пашни не имеют» (С.И.Руденко, 1925).

В историческом плане различают две ступени развития пчеловодного промысла в далеком прошлом башкирского народа: примитивное бортничество и бортевое пчеловодство (Е.М.Петров, 1983). Примитивное бортничество — это зачаточная форма использования медоносных пчел, в которой еще преобладают элементы «охоты за мёдом» — разорения пчелиных гнезд в естественных дуплах деревьев. Бортевое пчеловодство — более высокая организация пчелиного промысла, характеризующаяся сосредоточением в собственности человека больших количеств бортей, отмеченных родовым знаком (тамгой).

В настоящее время в государственном природном заповеднике «Шульганташ», находящемся в Бурзянском районе Республики Башкортостан, и близлежащих деревнях бортничество сохраняется как народный промысел. А древние приемы башкирских бортников описаны во многих исторических документах (Р.Ш.Вахитов, 1992).

Во второй половине XVIII в. бортничество башкир достигло своего расцвета. Ценные сведения об этом промысле на Южном Урале были собраны и опубликованы ученым-географом и историком Петром Ивановичем Рычковым, участником Оренбургской экспедиции, организованной в 1760-х гг. Первый член-корреспондент Российской Академии наук П.И.Рычков, изучая природу и быт народов Южного Урала, заметил в своих трудах, что «… повсюду же леса, в которых множество пчел», а главная экономия башкир состоит «в конских заводах, содержании скота и бортевых пчел.… Башкирцы, у которых лесные места, от сих пчел бортевых получают себе великий доход, и в размножении оных так искусны, что много таких, из которых у одного по нескольку тысяч бортевых деревьев имеется, а на одном дереве бывают по два, а иногда и по три бортя с пчелами.… а редкой в лесных местах живет, который бы ничего у себя не имел. Из такого бортя вынимает мёду с вощиною близ пуда, иногда больше и меньше» (П.И.Рычков, 1760, 1762).

П.И.Рычков стал основателем отечественной пчеловодной науки, причем рождалась она на уральской земле. Изучение башкирского пчеловодства позволило ему обобщить собранный материал и опубликовать четыре статьи по этой отрасли в «Трудах Вольного экономического общества». Они открыли путь русской научной пчеловодной литературе. Материал о бортничестве оказался сосредоточенным в статье «Третье продолжение о пчелах», где автор писал: «… разсудилось мне объявить теперь о бортевом содержании, сколько я сам сведом и по сие время известить об нем мог» (П.И.Рычков, 1767).

Свои работы П.И.Рычков снабдил интересными рисунками сцен отбора мёда из бортей, охоты башкир на медведей и способов защиты бортей от них, колодных и плетеных ульев, пчелиной матки, трутней и рабочих пчел.

Сын Петра Ивановича, Н.П. Рычков, путешествуя в 1769-1770 гг. от Уфы на северо-запад в вятские и пермские земли, восхищенный искусством башкирских бортников, писал: «… едва ли сыщется такой народ, который бы мог их превзойти в пчелиных промыслах» (Н.П.Рычков, 1770).

Изучая Южный Урал и Приуралье, талантливый русский натуралист И.И. Лепехин отмечал в своем дневнике, что в этих местах «редко можно было видеть чистую и гладкую сосну, около которой бы не жужжали толпы медоносных пчел» (И.И. Лепехин, 1772).

О том, что пчеловодство на протяжении многих веков было одним из основных видов хозяйственной деятельности башкир, сообщают также П.С. Паллас (1770), П. Небольсин (1850), А.Алектров (1883) и П.П.Семенов-Тянь-Шанский (1914).

Доказательством важного значения пчеловодного промысла в экономике башкирского края являлось то, что на протяжении столетий мёд и воск, наряду с пушниной, были не только продуктами сбыта (А.Александров, 1883), но и служили для уплаты ясака за право пользования землей, взимавшегося с башкир до русского подданства, а также после присоединения к Русскому государству (В.М.Черемшанский, 1859).

В конце XVIII в. новые социально-экономические условия способ-ствовали снижению роли бортевого пчеловодства в экономике коренного населения башкирского края. Массовые вырубки лесов вели к уничтожению бортевых угодий. Развитие промышленного производства сахара, спиртоводочных изделий, керосина было причиной резкого снижения потребления мёда и воска. Отрасль старинного пчеловодного промысла оказалась на пути постепенного отмирания. Спасти ее мог только переход на новую систему содержания пчел. Жизнь сама подсказывала, что пчелиные семьи надо собирать из лесов в определенные охраняемые места, то есть создавать пасеки.

Первые сведения о переселении башкирами пчел к своему жилью относятся к 1753 г. (Материалы по истории Башкирской АССР, 1956). Спасая борти от уничтожения, их выпиливали из поваленных древесных стволов и в виде обрубков (колод) доставляли в нужное место и привязывали к деревьям для стихийного заселения пчелиными роями. Таким образом, постепенно создавались предпосылки для перехода от бортевого пчеловодства к колодному (А.В.Евдокимов,1852; В.М.Черемшанский, 1859).

По пути создания колодных пасек шло развитие пчеловодства на всей территории Приуралья с той разницей, что в горно-лесной зоне переход к пасечному пчеловодству запаздывал на 60-70 лет. В середине XIX века в недрах бортевого пчеловодства сложилась новая, более прогрессивная система ведения пчеловодного промысла — пасечная, которая стала основой современного пчеловодства Башкортостана.

Характерной особенностью пчеловодства башкирского края было то, что с переходом от бортевого пчеловодства к пасечному оно по-прежнему сохраняло значение промыслово-товарного производства. На смену промысловым бортевым угодьям пришли крупные промышленные колодные пасеки (Е.М.Петров, 1983).

Первые упоминания о промысловых колодных пасеках, появившихся в окрестностях городов Уфы и Стерлитамака, относятся к первой половине XIX века (А.А.Юрьев, 1901).

Бортевое содержание пчел в лесах было доступно преимущественно башкирам, потомственным бортевикам. С появлением колодных ульев пчеловодство стало доступным всем желающим заняться этим доходным промыслом. Во второй половине XIX в. в связи с массовым переселением в Уфимскую губернию жителей из других мест России началось создание так называемых «домашних» (приусадебных) пасек. Краткое описание башкирского пчеловодства в конце XIX века приводится в «Справочной книжке Уфимской губернии»: «Пчеловодство в Уфимской губернии ведется пасечное, огородное и бортевое, последнее довольно редко и преимущественно у башкир, мещеряков и у некоторых крестьян..., живущих на таких башкирских землях, где много лесов. Кроме сельского населения занимаются пчеловодством и другие сословия, в особенности сельское духовенство, затем мещане, живущие в селениях и также городские, бывшие же помещичьи крестьяне теперь, как и прежде, мало занимаются пчеловодством» (Н.А.Гурвич, 1852).

Колодные пасеки существовали в Башкирии вплоть до шестидесятых годов XX в. Сегодня уходят в прошлое последние колодные ульи, сохранившиеся у населения в самой глубинке башкирских лесов (Р.Ш.Вахитов, 1992).

В 1814 г. выдающийся русский пчеловод П.И.Прокопович изобрел первый в мире рамочный улей, а в 1828 г. организовал первую в России школу пчеловодства. Он набирал учащихся прежде всего из губерний с развитым пчеловодством. Поэтому неудивительно, что в 1838 г. у него обучались шесть башкир, которым в награду за старание оренбургский военный губернатор выслал 100 рублей с лестным отзывом об их успехах, а вскоре потом поместил в школу еще шесть мальчиков также из башкир. П.И.Прокопович писал, что эти ученики были «удивительно понятливы» (П.И.Прокопович, 1838, 2002). Воспитанники Прокоповича несли идею содержания пчел в рамочных ульях в разные уголки России.

Первая попытка ведения рамочного пчеловодства в Башкирии относится к 60-м годам XIX-го в. (А.А.Юрьев, 1939). Однако поставить на промышленную основу этот новый способ производства удалось лишь спустя два десятка лет (И.Я.Вейнберг, 1882; Н.В.Ремезов, 1889).

Пасечное содержание пчел способствовало быстрому росту отрасли. В 1871 г. в Уфимской губернии впервые была проведена перепись пчелиных семей. По ее данным, в губернии насчитывалось 323,9 тыс. семей пчел (Памятная книжка Уфимской губ.,1873). А в 1900 году только в Уфимском и Бирском уездах по сравнению с 1871 г. количество пчелиных семей увеличилось в два с лишним раза и достигло 268,3 тыс.

В конце XIX-го столетия пчеловодством в Уфимской губернии занималось и башкирское население, и частично промышляли русские крестьяне, духовенство, помещики и городские жители. Многое делалось для того, чтобы любовь к пчелам, пчеловодные навыки прививать детям. При начальных школах устраивались учебные пасеки (Р.Ш.Вахитов, 1992).

В 1892-1893 гг. недалеко от Уфы в имении Петровском помещица М.Н.Ляхова организовала Ляховскую казенную школу пчеловодства, плодоводства и огородничества. Ученики в нее набирались преимущественно из местных крестьянских семей и обучались бесплатно. В 1896 г. в Уфимской губернии было организовано еще одно сельскохозяйственное учебное заведение — Аксеновское, имевшее отделение пчеловодства (Е.М.Петров, 1983; Р.Ш.Вахитов, 1992). Аксеновский техникум готовит пчеловодов и в настоящее время.

Башкирский мёд уже в то время был знаменит. Сотнями пудов его закупали на уфимском рынке и поставляли в другие губернии. К 1900 г. ежегодная продажа мёда в Уфимской губернии превышала 180 тыс. пудов. Наибольшим спросом пользовался сотовый мёд (Е.М.Петров, 1983).

В 1900 г. слава о башкирском мёде перешагнула границы не только Уфимской губернии, Урала, но и Российского государства. В столице Франции состоялся II Международный конгресс по пчеловодству. К этому событию приурочили проведение Всемирной парижской ярмарки. На ней был представлен и уфимский сотовый мёд, собранный с липы. Он получил золотую медаль (В.Н.Власов, Л.Г.Хайретдинов, И.В.Шафиков, 1987; И.В.Шафиков, 1992).

В 1900 г., несмотря на ряд предшествовавших крайне неблагополучных для пчеловодства лет, Уфимская губерния занимала по количеству пчелиных семей одно из первых мест в России (Н. Черницин, 1904). По данным Е.М.Петрова (1983), здесь содержалось более 550 тыс. пчелиных семей, из них всего около двух процентов в рамочных ульях, а остальные по-прежнему в колодах и бортях.

В 1909 г. в г. Уфе под председательством В.И.Чащихина впервые открылось Общество пчеловодства (В.П.Попов, 1913).

В 1910 г. была основана Ключаревская (Юматовская) практическая трехгодичная школа пчеловодства, садоводства и огородничества (Пчеловодная жизнь, 1911).

Определенный вклад в распространение рационального пчеловодства в башкирском крае внесли известные пчеловоды-практики П.Шуктеев, И.Вейнберг, А.Блинов, В.Казаков, М.Крылов, Д.Билев, Т.Сабанцев, А.Юрьев и другие (А.А.Юрьев, 1901; Е.М.Петров, 1983; Р.Ш.Вахитов, 1992).

В 1893 г. в Петербурге состоялся первый съезд русских пчеловодов. На нем пасечник из Уфимской губернии М.Крылов представил изобретенные им ульи — «Натура» и «Ларчик», за которые был награжден бронзовой медалью (Р.Ш.Вахитов, 1992).

«Русский пчеловодный листок» в 1903 г. сообщал, что в селе Байки Бирского уезда Уфимской губернии организована выставка животноводства, на которой представлен и отдел пчеловодства, созданный по инициативе крестьян-пчеловодов. Демонстрировались там рамочные ульи, пчеловодный инвентарь, продукты пчеловодства, фотографии пчеловодной тематики. Семь пчеловодов по результатам выставки были награждены медалями и денежными премиями. Одним из этих пчеловодов был башкир Д. Билев («Русский пчеловодный листок», 1903).

Большую известность в начале XX столетия приобрела промышленная пасека братьев Юрьевых, организованная на реке Сим в 1879 г. главой семейства А.М.Юрьевым. Один из младших братьев, Александр Александрович Юрьев, стал не только крупным пчеловодом-промышленником, но и первым губернским инструктором по пчеловодству. Такая должность впервые была введена в Уфимской губернии в 1911 году (Е.М.Петров, 1983; Р.Ш.Вахитов, 1992).

Необходимо отметить, что, несмотря на значительный прогресс, вносимый местными пчеловодами, рациональное пчеловодство в Уфимской губернии оставалось достоянием лишь небольшого числа промышленных пасек и отдельных любителей-пчеловодов из сельской интеллигенции. Так, в 1910 году из 321,5 тыс. пчелиных семей, имевшихся в губернии, только 28,9 тыс. (9 %) содержались в рамочных ульях (Ежегодные обзоры Уфимской губернии в сельскохозяйственном отношении, 1914).

Интенсивное развитие пчеловодства в башкирском крае началось после Октябрьской революции. На это указывает рост количества пчелиных семей: если в 1921 г. их насчитывалось 142,2 тыс., то в 1929 г. количество пчелиных семей значительно увеличилось и достигло 393 тыс. (Путь Октября, 2001).

Успешному развитию пчеловодства в общественном секторе способствовало создание в начале 30-х годов XX столетия республиканской конторы пчеловодства и опытной станции (Е.М.Петров, М.Г.Гиниятуллин, Р.А. Зарипов, 1996).

В 1929 году Академия наук СССР с целью изучения пчел, населяющих горные районы Башкирии, организовала экспедицию, руководил которой профессор МГУ Г.А.Кожевников. Эта экспедиция положила начало изучению башкирской пчелы. Дело в том, что природно-климатические условия Башкирии еще со времен бортевого и колодного пчеловодства выделили местных пчел как особую башкирскую популяцию среднерусской породы (И.В.Шафиков, 2002).

Исследователи, принимавшие участие в экспедиции, установили, что в Бурзянский район Башкирии не завозились пчелы из других мест. Ядро чистопородных (профессор Г.А.Кожевников назвал их «доисторическими») бурзянских пчел находится вблизи деревень Галиакберово, Гадельгареево, Мунасипово, Старо-Субхангулово. Исследования проб пчел показали отсутствие у них нозематоза. Итоги работы экспедиции имели большое значение для создания Прибельского филиала Башкирского государственного заповедника. Участник экспедиции А.А.Перов (1947) опубликовал сведения о некоторых хозяйственно полезных признаках данной популяции бортевых пчел, привлекшие внимание многих пчеловодов нашей страны.

В своих работах Г.А.Кожевников (1929, 1931) о бурзянских пчелах отмечает, что дикая бортевая пчела сохранилась с древнейших времен в чистоте в лесах горно-лесной зоны Башкирии. По внешним признакам она ничем не отличается от среднерусской пчелы, но важно то, что она в течение тысячелетий благополучно выдержала жесткую борьбу за существование в суровых условиях климата горно-лесной зоны Башкирии и вследствие этого является весьма выносливой пчелой. Далее автор ставит задачу по сохранению бурзянской пчелы от метизации, подчеркивая, что необходимо всемерно беречь эту первобытную лесную пчелу, «которая в настоящее время, с точки зрения генетики, представляет величайшую драгоценность».

Профессор В.В.Алпатов промерил размеры ячеек на сотах, добытых профессором Г.А.Кожевниковым из бортей бурзянских пчел. В.В.Алпатов (1948) также отмечает, что «экстерьер бортевой пчелы ничем не отличается от экстерьера среднерусской лесной пчелы».

В защиту бортевого пчеловодства выступали видные ученые Г.А.Аветисян (1948, 1958, 1960, 1962, 1975), Н.М.Глушков (1953), С.А.Розов (1958), Ф.А.Тюнин (1960), В.С. Коптев (1969). Они отмечали большую ценность башкирской бортевой пчелы и необходимость ее сохранения.

В 1958 г. в горно-лесной зоне Башкирии в местах сохранившегося бортевого пчеловодства был создан Прибельский филиал (ныне государственный природный заповедник «Шульганташ») Башкирского государственного заповедника. Одной из основных задач, поставленных перед научными сотрудниками филиала, было изучение условий существования бурзянских бортевых пчел (Е.М.Петров, 1961).

Сведения о морфологических и хозяйственно полезных признаках бурзянских бортевых пчел можно найти в исследованиях В.Г.Генрих и В.А.Тюльпановой (1958), а также у А.Л.Дулькина и Г.И.Пироговой (1959).

В 1965 г. в столице Румынии г. Бухаресте состоялся юбилейный XX Международный конгресс по пчеловодству, где башкирская пчела получила диплом и серебряную медаль. Первой премии на этом конгрессе Апимондии был удостоен кинофильм «Башкирский мёд» (Пчеловодство, 1965).

Научные исследования башкирской популяции пчел продолжались и в последующие годы. Сотрудники НИИ пчеловодства К.П.Цветкова и Г.Ф.Таранов (1959) на основании проведенных опытов сообщают, что у башкирских пчел восковые железы более развиты и выделяют больше воска, чем у пчел других отечественных пород. Е.М.Петров (1983), будучи научным сотрудником Башкирского государственного заповедника, изучал причины гибели и ослабления семей бортевых пчел. Интересные работы по изучению биологических и хозяйственно полезных особенностей местных пчел в естественных условиях их обитания были проделаны научным сотрудником того же заповедника Г.И. Чиглинцевым (1961). И.В.Шафиков (1978) оценил бурзянских пчел по комплексу биологических, экстерьерных, и хозяйственных признаков. В результате селекционной работы он выделил линию пчелиной матки-родоначальницы № 79 с повышенной плодовитостью маток и медовой продуктивностью пчелиных семей. Профессор М.Г.Гиниятуллин (2001) и автор данной статьи провели углубленную работу по комплексному использованию местных пчелиных семей.

Пчеловодство в Башкирии наиболее динамично развивалось в послевоенный период: в начале 60-х гг. количество пчелиных семей составляло 400 тыс., производство товарного мёда достигало 5-6 тыс. тонн в год (М.М.Акчурин, В.Н.Власов и др., 1997). В этот период в республике создаются специализированные пчелосовхозы.

В середине 1950-х гг. в г. Стерлитамаке на заводе «Сельхозтехника» начали изготовлять первые изделия для пчеловодов. С 1968 г. это предприятие было передано в подчинение государственному объединению по пчеловодству РСФСР «Пчелопром» и переименовано в «Стерлитамакский механический завод пчеловодного инвентаря». В настоящее время завод работает исключительно на пчеловодную отрасль, его продукция поставляется во все регионы России, значительная ее часть реализуется в Башкортостане.

В 1963 г. вышло правительственное постановление о начале подготовки специалистов-пчеловодов в сельхозвузах городов Новосибирска и Уфы. В этом же году в Башкирском сельскохозяйственном институте была организована кафедра пчеловодства, которую возглавил Д.Т.Шакиров Первый выпуск одиннадцати ученых зоотехников-пчеловодов состоялся в апреле 1964 г. В настоящее время факультет «Технология производства и переработки продукции животноводства» Башкирского госагроуниверситета ежегодно принимает 25 студентов, которые получают специализацию по пчеловодству (Н.С.Чернов, 2001).

В течение второй половины XX столетия Башкирия наряду с Дальним Востоком и Алтайским краем занимала одно из ведущих мест по количеству пчелиных семей и производству мёда. Лучшие пчеловоды республики получали от 100 до 150 кг мёда и по 1,5-2 кг воска от каждой пчелиной семьи (В.Н.Власов, 1991; А.М.Ишемгулов, 1997; И.В.Шафиков, 1999).

В 1961 г. в ГДР в Эрфурте состоялась Международная выставка, на ней экспонировались и достижения советского пчеловодства. За высококачест-венные образцы мёда, воска и пчеловодный инвентарь в числе других организаций были удостоены золотых медалей Башкирская контора пчеловодства и колхоз «Серп и Молот» Кугарчинского района Башкирской АССР. А спустя 10 лет в Москве проходил очередной XXIII Междуна-родный конгресс пчеловодов, где башкирский мёд, собранный с липы, вновь получил высшую награду — золотую медаль. Дипломов и медалей были удостоены 4 образца продукции Стерлитамакского завода пчеловодного инвентаря (ж. Пчеловодство, 1971).

Пчеловодство в большой мере подвержено влиянию экологических и социально-экономических факторов. В силу этих и многих других причин в последнее десятилетие ХХ в. в Башкортостане сократилось количество пчелиных семей в хозяйствах всех форм собственности, заметно снизилась экономическая эффективность отрасли, под угрозой исчезновения оказался генофонд башкирской пчелы. На состоянии отрасли сказались нарушения плана породного районирования пчел — бесконтрольный завоз на территорию республики южных пород пчел из разных регионов страны, недооценка племенного обеспечения пасек, игнорирование матководства со стороны пчеловодов, слабое ветеринарное обслуживание, отсутствие интереса у руководителей хозяйств к отрасли в целом и к организации пчелоопыления энтомофильных сельскохозяйственных культур, в частности.

В период реформирования агропромышленного комплекса для более эффективного развития пчеловодства в республике предпринимались меры государственной поддержки отрасли. В 1995 г. в Башкортостане, первом из субъектов Российской Федерации, был принят Закон Республики Башкортостан «О пчеловодстве».

Затем вышел ряд правительственных документов, направленных на дальнейшее развитие отрасли. В 1998 году распоряжением Кабинета Министров республики № 559 создано государственное учреждение «Башкирский научно-исследовательский центр по пчеловодству и апитерапии» (ГУ БНИЦ по пчеловодству и апитерапии). Переломным в возрождении отрасли пчеловодства стал 2000 г. — был принят Указ Президента Республики Башкортостан № УП-704 «О государственных учреждениях и предприятиях по пчеловодству Республики Башкортостан», в котором научный центр по пчеловодству определен ведущим учреждением отрасли по проблемам науки и производства в области пчеловодства и апитерапии, на него также возложены функции республиканской инспекторской службы по пчеловодству. В 2001 г. принято постановление Кабинета Министров республики № 313 «О мерах по развитию пчеловодства и апитерапии в Республике Башкортостан», в котором намечен целый комплекс мероприятий по дальнейшему развитию отрасли. основе продукции пчеловодства.

В декабре 2002 г. принят Закон Республики Башкортостан «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Башкортостан «О пчеловод-стве» (новая редакция утверждена в 01.10.2004 г). В нем заложены правовые основы развития пчеловодства, отражены вопросы сохранности местного генофонда медоносных пчел, охраны окружающей среды, страхования и государственного контроля, качества продукции пчеловодства, налогообложения и льгот. Ежегодно постановлением Кабинета Министров республики отдельным пунктом выделяется выплата дотации на поддержку пчеловодства.

Работа, направленная на успешное развитие пчеловодства в Башкортостане, высоко оценена на российском уровне. Об этом свидетель-ствует письмо на имя Президента Республики Башкортостан М.Г.Рахимова, подписанное начальником Пчелопрома РФ Е.М.Ульяничевым и директором НИИ пчеловодства Н.И.Кривцовым. В нем отмечается, что Президент и Правительство Башкортостана проводят большую работу по совершенство-ванию управления отраслью пчеловодства в республике. На Всероссийском совещании руководителей и специалистов пчеловодства (г. Пермь, 2003 г.) структура и деятельность ГУ БНИЦ по пчеловодству и апитерапии были приняты в качестве образца для внедрения в других регионах России.

По состоянию на 1 января 2006 года в республике в хозяйствах всех форм собственности насчитывалось 283,2 тыс. пчелиных семей, из них в общественном секторе — 51,0 тыс., в крестьянских (фермерских) хозяйствах — 13,8 тыс., в частном секторе — 213,3 тыс. пчелиных семей. В республике было произведено 10815 т валового меда (39,0 кг на одну пчелиную семью), в том числе 4490 т товарного меда (16,1 кг на одну пчелиную семью). В послед-ние 5 лет наблюдается ежегодный прирост пчелиных семей от 4 до 10 %.

В ГУ БНИЦ по пчеловодству и апитерапии разработана программа выведения пчел высокопродуктивного породного типа «Башкирский». Для ее реализации создан и успешно функционирует крупный селекционный центр со статусом племенного завода, имеющий российскую лицензию. В его составе 5 научно-экспериментальных станций по пчеловодству — «Нурмановская», «Кугарчинская», «Архангельская», «Гафурийская» и «Зианчуринская», на 40 пасеках которых содержатся 5 тыс. пчелиных семей.

В Башкортостане, как и в других регионах страны, у пчеловодов были и есть проблемы со сбытом готовой продукции. Поэтому важнейшими задачами отрасли являются организация переработки продуктов пчеловодства и системы централизованного закупа мёда у населения. Для решения данных задач было принято специальное распоряжение Кабинета Министров Башкортостана, на основании которого научному центру по пчеловодству для создания республиканского комбината по переработке продуктов пчеловодства передано отдельное здание. Вышел Указ Президента Республики Башкортостан, предусматривающий выделение средств на завершение капитального ремонта здания. Функционирование комбината во много раз увеличит возможности пчеловодов в реализации продуктов пчеловодства, позволит лучше контролировать их качество, а также расширит ассортимент продукции медового рынка. Кроме того, у пчеловодов появится стимул для увеличения количества пчелиных семей и производства продуктов пчеловодства, и что самое главное, расширятся возможности для создания дополнительных рабочих мест на селе, а значит, в целом улучшится социальный уровень жизни населения.

В настоящее время потенциал республики в развитии отрасли пчеловодства остается высоким. Башкортостан способен обеспечивать ценнейшими продуктами пчеловодства как отечественные, так и зарубежные рынки. Гарантия тому — всесторонняя государственная поддержка и постоянное внимание руководства республики к пчеловодству как одной из важнейших отраслей сельского хозяйства.

А.М. Ишемгулов,
генеральный директор,
доктор биологических наук.
заслуженный работник сельского хозяйства
Республики Башкортостан.

07:46
5841

Жестокая засуха 1921 г., принудительное изъятие у сельского населения продуктов питания, в том числе и мёда, в период военного коммунизма, затем непомерный налог на пчел (8 фунтов меда с рамочного улья и 4 фунта — с колоды или дуплянки) стали причиной того, что к началу сезона 1922 г. в стране оставалось всего лишь около 1,5 млн. пчелиных семей.

Однако отмена продовольственного налога на пчел, переход к НЭПу, введение обеспеченного золотом рубля, а также ускоренное развитие пчеловодческой кооперации, способствовали довольно быстрому восстановлению' былой численности пчелиных семей и продолжению рационализации пчеловодства, прежде всего ускорению перехода от примитивных ульев к рамочным. Так, к 1925 г. количество пчелиных семей возросло до 4, 842 млн. (в том числе 55% содержащихся в рамочных ульях).

история пчеловодства

Накануне массовой коллективизации, т.е. в начале 1930 г., только в Российской Федерации насчитывалось 3,93 млн. пчелиных семей (в том числе 83% содержащихся в рамочных ульях). Но к весне 1932 г. их количество вновь сократилось до 2,67 млн. Гибли прежде всего оставшиеся без присмотра пчелиные семьи репрессированных крестьян.

Однако по мере укрепления колхозного строя общественное пчеловодство (да и приусадебное тоже) стали быстро развиваться. Этому способствовали организация предприятий по производству ульев, пчеловодного инвентаря и оборудования, воскозаводов, системы научных и опытных учреждений и учебных заведений по пчеловодству, а также областных (краевых, республиканских) контор пчеловодства, на которые была возложена ответственность за агрозооветеринарное обслуживание и материально-техническое обеспечение пчеловодческих хозяйств.

К 1941 г. количество пчелиных семей в Российской Федерации достигло 6,4 млн. (все 100% в рамочных ульях), из которых 67% находилось в общественном секторе, а 33% — в приусадебном.

После Великой Отечественной войны в России осталось 4,1 млн. пчелиных семей, но к 1963 г. их численность возросла до 6,5 млн. Приусадебное пчеловодство при этом стало превалировать над общественным (60% к 40%).

Сильнейший ущерб российскому пчеловодству в 70—80-е гг. нанесла пандемия варроатоза. К 1986 г. численность пчелиных семей снизилась до минимального уровня — 3,89 млн., а затем стала медленно возрастать и составила на начало 1994 г. 4,34 млн., в том числе 9,6% в колхозах, совхозах и государственных предприятиях, 72,4% — у пчеловодов-любителей и фермеров, а остальные 18% — в хозяйствах, относящихся к категории новых форм собственности (акционерные общества, кооперативы и др.).

Что же касается продуктивности пчелиных семей, то в течение многих лет она составляла в общественном секторе примерно 10 кг товарного меда на одну семью, а в приусадебном — 20—25 кг.

Однако статистические органы в последнем случае искусственно занижали ее до тех же 10 кг, чтобы не показывать преимущество второго сектора над первым. Сегодня не надо, наверное, никому объяснять, почему так сильно сократилось количество пчелиных семей в общественном секторе России.

Причины этого сокращения — в развале социалистической экономики задолго до.введения эффективных мероприятий по становлению экономики рыночной. Сложнее ответить на вопрос, почему так медленно развивается пчеловодство приватное, в том числе любительское, тем более что варроатоз давно уже перестал представлять собою сколь-нибудь серьезную угрозу для пчел.

Тормозом развития частного пчеловодства в настоящее время являются факторы экономические, прежде всего крайне низкие оптовые закупочные цены на мед, устанавливаемые перекупщиками, в сравнении с рыночными ценами.

06:03
4194

Посвящается 130-летию Тобольского государственного Историко-архитектурного Музея-заповедника.

Сегодня, в начале XXI века, трудно представить, что немногим более двухсот лет назад на огромной территории от Урала до Тихого океана медоносных пчел не было. Однако найденные учеными наскальные изображения позволяют говорить об их существовании в Сибири в очень древние времена. Вероятно, в позднейшие периоды область распространения медоносных пчел не пересекла Уральский хребет, так как климат Зауралья был для них довольно жестким. Даже в 60-е гг. XX в., когда с пасек южной части тайги Тюменской области (Тобольский, Вагайский районы) улетали рои, сообщения о нахождении пчел в дуплах деревьев зимой на лесоразработках были весьма редки.

В истории первого завоза пчел в Сибирь много необычного. Их завозили из европейской части России через Западную Сибирь на Южный Алтай. Доставка пчел была организована по просьбе крестьян-переселенцев. Кто же были люди, знакомые с пчеловодством и волею судьбы оказавшиеся в глубине Сибири? Это были староверы — своеобразная в бытовом отношении группа русского населения, обосновавшаяся на Южном Алтае. В связи с церковным расколом эти люди бежали из внутренних областей России в Польшу, где стали жить, имея одним из своих занятий пчеловодство. В дальнейшем, в период военных действий, несколько тысяч семейств староверов были обнаружены, возвращены в Россию и между 1764 и 1770 гг. сосланы на юг Сибири. Местом их поселения стали села Бобровское и Секисовское, находящиеся рядом с Усть-Каменогорской крепостью (Бийский округ Томской губернии). В 1776 г. село Бобровское имело около 200 домов, Секисовское — до 300.

Весной 1776 г. главный доктор пограничных сибирских войск Беренс осматривал военные лазареты частей, квартировавших от Усть-Каменогорской крепости вдоль Алтайской горной линии. В поездке он обратил внимание на горную местность, изрезанную долинами, с богатой полевой и кустарниковой растительностью. В беседах с переселенцами Беренс выяснил, что они хотели бы, как и в Польше, заняться пчеловодством, чему, по их мнению, способствовали и местный климат, и разнообразие цветущих растений. Вернувшись в крепость, доктор доложил о пожелании крестьян начальнику пограничных сибирских войск генерал-майору Скалону. Тот приказал казакам-башкирам, служившим на Сибирской линии, доставить пчел из Башкирии. Зимой 1776/77 г. 30 колод с пчелами были привезены усть-каменогорскому коменданту, который раздал их жителям сел Бобровское и Секисовское. Семьи пчел дали по два-три роя, но во время зимовки 1778/79 г. они погибли в основном из-за недостатка кормов. Излишнее изымание меда из колод осенью произошло потому, что пчелы находились в ведении коменданта, а не в собственности переселенцев. Так пчеловодство здесь прекратило свое существование, но первая попытка разведения пчел показала его возможность.

Повторное "введение" пчел в Сибирь связано с именем командира сибирского драгунского полка, располагавшегося в Усть-Каменогорской крепости, полковника Николая Федоровича Аршеневского. Зимой 1792 г. он выписал из своего имения колоды и опытного пчеловода. Место для пасеки было определено в 27 верстах от Усть-Каменогорска. Заботливое отношение к пасечному хозяйству позволило Н.Ф.Аршеневскому через два года продавать пчелиные семьи крестьянам ближних деревень. Цена была 15 руб. за семью, в дальнейшем она снизилась, а бедным полковник отдавал их бесплатно. Крестьяне селений Бобровское, Секисовское, Выдринское, ранее знакомые с пчеловодством, развели собственные пасеки и начали продавать пчел не только в ближние, но и в дальние деревни по цене от 30 до 50 руб. за семью.

Таким образом, полковник Н.Ф.Аршеневский стал основателем пчеловодства в Западной Сибири. Известно, что Николай Федорович родился в Смоленске в 1760 г. Этот человек обладал лучшими качествами русского офицера. Он был любим и уважаем сослуживцами, а к солдатам относился с вниманием. В Сибири Н.Ф.Аршеневский дослужился до звания бригадира.

В период с 1795 по 1800 г. пчеловодство перешло от "поляков" к подзаводским крестьянам Алтайского горного ведомства и распространилось по Колывановской и Бийской линиям. Сибирские казаки полков, сформированных в 1810-1817 гг. корпусным командиром Глазенапом, также участвовали в распространении пчеловодства. "Число сих Козаков достигает ныне до 100000; главные занятия их состоят в скотоводстве и пчеловодстве..." (В.В.Пассек, первая половина XIX в.).

Лучше всего пчелы разводились на южных склонах Алтайских гор, в долинах, защищенных от северных ветров. В горных лесах появилось много диких пчел. Их стали отыскивать и отбирать мед. К 1862 г. на пасеках Алтайского горного округа, сопредельных местах Бийского и частично Семипалатинского округов насчитывалось до 250 тыс. колод. Меда от них получали до 130 тыс. пудов (цвет его был белым, слегка желтоватым), воска — до 13,5 тыс. пудов. Большая часть этих продуктов шла на ярмарку в Ирбите.

В 1800 г. томские мещане Василий Петров, Степан Дулетов, Дмитрий Ложников и Андрей Антипин получили пчел из окрестностей Усть-Каменогорска. Это послужило началом их разведения в Томском округе. За развитие небывалого в этих краях промысла император Павел I наградил всех четверых серебряными медалями.

В 1803 г. императорский указ разрешил "предоставление найденной способной к пчеловодству подле Томска земли в пользу тех, кто в том упражняться пожелает".

В 1807 г. купец Черногубов купил на значительную сумму пчел около Усть-Каменогорска и довольно быстро развел их вокруг Кузнецка, откуда пчеловодство распространилось в другие места.

Из Томской губернии в 1823 г. пчел завезли в Енисейскую губернию. В 20-30-х годах пасеки возникли в Минусинском и Ачинском округах, в 40-х — в Красноярском и в начале 60-х годов — в Канском округе. Пчелиный промысел довольно быстро распространялся на восток, одновременно в среду крестьян проникали и знания о пчеловодстве. До 60-х годов считалось, что заниматься пчеловодством в Канском округе невозможно. Но священник села Рыбное этого округа доказал обратное на деле. К 1892 г. в Рыбном имелось до 2 тыс. колод и столько же в других селениях округа. В Красноярском округе в это время насчитывалось не менее 3 тыс. колод, а у владельцев самой большой пасеки Ларионовых был завод восковых свечей. Общее число семей пчел по всей губернии составляло свыше 30 тыс.

К концу 1893 г. пчеловодство распространилось по всей территории Енисейской губернии. Общее годовое производство пчеловодной продукции всего края выражалось следующими цифрами: ежегодно производилось около 13 тыс. пудов меда и 1 тыс. пудов воска на сумму около 100 тыс. руб. Население имело от пчеловодства свыше 85 тыс. руб. заработка или около 60 тыс. руб. чистого дохода.

Доходы могли быть выше, если бы пчеловодство в Сибири велось рационально. Но сельское население имело недостаточно специальных знаний, кроме того, крестьяне традиционно не доверяли новым приемам работы на пасеке. В результате от каждой пчелиной семьи местные пчеловоды получали только 12,5 фунта меда в год.

В 1859 г. появились сведения о пчелах в Забайкалье. В 1865 г. их впервые привезли в Приамурье. Таким образом, за короткий исторический период область распространения медоносных пчел увеличилась в несколько раз.

А.И.БЕЛЬСКИХ
626157, г. Тобольск, 7 о/с, а/я 1236
02:13
5826

В 1877 г. Генрих Шлиман, уже открывший к тому времени в Малой Азии легендарную Трою, продолжил раскопки в греческих Микенах и обнаружил в царских погребениях немыслимое количество золотых украшений. Мир вслед за исследователем восторженно вглядывался в Греческую землю, поражаясь изысканности сияющего на солнце золота. Среди этих и многих других событий 1877 г. было еще одно: русский академик А.М.Бутлеров открыл желтую кавказскую породу пчел.

В тот год он лечился на кавказских минеральных водах, и лишь простое любопытство и великая любовь к пчеловодству привели знаменитого химика на сапеточную пасеку, где ученый и обнаружил ее. А.М.Бутлеров уже давно мечтал найти в России "хорошую породу", и теперь он пристально вглядывался в эту пчелу, отыскивая в ее облике такие признаки, которые подтвердили бы его открытие. Он нашел не так уж много ее отличий от итальянской породы пчел, которая к тому времени была уже известна во многих странах и высоко ценилась пчеловодами за свое миролюбие. А.М.Бутлеров весьма дипломатично заявил: "Так как итальянок называют породой, то можно в этом же смысле говорить и о кавказской породе пчел". Пройдет еще неполных сто лет, и в ареале желто-окрашенных кавказянок ученые выделят популяцию пчел исключительно схожих с итальянскими: "Желтые пчелы горного Мегринского района Армении. По экстерьерным, биологическим и хозяйственно полезным признакам они очень сходны с итальянскими пчелами… Хорошо приспособлены к условиям сухого жаркого климата, напоминающего итальянский" (Г.А.Аветисян, 1973). Теперь можно говорить не об их различиях, а об их феноменальном сходстве! Более того, немало общих черт обнаружено между пчелами материковой Греции и серыми горными кавказскими.

Как же объяснить существование в географически разобщенных ареалах настолько похожих пчел? Что если именно человек в глубокой древности заселил пчелами Грецию, Италию, Северную Африку и многочисленные острова Средиземноморья? Что если именно вышеописанные (или схожие с ними) пчелы были завезены древними колонистами на Апеннинский полуостров и прижились здесь?!

Мне кажется, что ответ на этот вопрос существует. Чудесным образом он дошел до нас из глубокой древности, он известен всем и в то же время — никому. Этот ответ можно найти в красивом и непонятном древнегреческом мифе о золотом руне! Пришло время расшифровать эту старинную легенду и доказать, что поход в Колхиду был предпринят Ясоном и его соратниками не ради овечьей шкуры (пусть даже и золотой!), а ради настоящего и куда более ценного сокровища — кавказской пчелы!

Древнегреческое сказание об аргонавтах — это весьма точное описание одного из грандиозных походов, предпринятого предками греков с единственной целью — завладеть уникальными по миролюбию и другим своим качествам кавказскими пчелами.

Но прежде чем подняться на палубу великолепного "Арго" и отплыть из фессалийского Иолка в загадочную Колхиду, необходимо переосмыслить целый ряд мифологических персонажей и явлений, напрямую или косвенно относящихся к предмету данного исследования.И в первую очередь подлежат демифологизации знаменитые зубы Дракона. Это ульи, изготовленные из смеси глины с мелко нарезанной соломой, или сапеточные (корзиночные) ульи, сплетенные из лозы, соломы, коры, других материалов и обмазанные глиной (рис. 1).

рис. 1
img85

Присмотримся повнимательнее и к Сцилле, которая скрывалась в пещерах близ Мессинского пролива, отделяющего Апеннинский полуостров от острова Сицилия. Античная традиция изображает ее чудовищем с шестью головами, с тремя рядами зубов в каждой и с двенадцатью ногами.Реконструировать этот древний образ поможет нам, как это ни странно, фотография. На рис. 2 запечатлена пасека, состоящая из обмазанных глиной сапеток.

рис. 2
img86

Высота сапеточного улья приближалась к 70 см, поэтому человек в силу своего роста не мог установить сапетки выше трех рядов. Расставлять же их в один или два ряда неудобно, так как каждый из них нуждается в защите от непогоды. Поэтому пчеловоды с давних пор были вынуждены максимально эффективно использовать выходы из пещер и другие естественные укрытия и специально сооружаемые навесы.

По свидетельству Колумелы, древние греки вывозили пчел на медосбор даже в Египет, Это позволяет воспользоваться храмовыми росписями египетского массива Лук-сор, где сохранился рисунок ульев, напоминающих своей формой выдернутые с корнем зубы (рис. 3).

рис. 3
img87

На рисунке они выглядят двуногими. Если составить их таким же точно образом, как это сделано на рис. 2, то можно увидеть не только шесть голов на шести шеях (каждый вертикальный ряд), но и двенадцать ног Сциллы!

Таким образом, чудовищная Сцилла — это преобразованный мифами образ пасеки с традиционным расположением сапеточных ульев (зубов Дракона) в виде челюсти!

Такие челюсти с древнейших времен привлекали взоры путешественников и приводили их в замешательство, внушая ужас уже одним только своим видом. Часто белозубые пасеки выглядывали из пещер. Неудивительно, что воображение древнего человека рисовало страшных чудовищ. Ведь если высоту одного "зуба" считать равной 70 см, то другие размеры Сциллы, например воображаемого скрытого в пещере тела, при пропорциональном увеличении достигали бы более чем ста метров!

Не только современным ученым, но и мыслителям древности не приходило в голову увидеть в отвратительных чудовищах обычную пасеку. Диодора Сицилийского, например, крайне смущал тот факт, что его родина в древности была местом обитания Сциллы и одноглазых циклопов. Такое непонимание мифа оправданно, так как в его времена у сицилийских пчеловодов на пасеках число ульев часто доходило (по свидетельству Варрона) до двух тысяч. Разглядеть в этом высокоразвитом и уже далеко не волшебном промысле черты прародителей сицилийского чудовища было совсем не просто.

Для мифологии характерно представление одного и того же явления в самых различных образах и формах. В этом смысле ближайшим "родственником" Сциллы является легендарный Аргос.

Стоокий Аргос — образ стационарной пасеки с традиционным расположением горизонтальных цилиндрических ульев в виде усеченной пирамиды (рис. 4).

рис. 4
img88

Мифы описывают его великаном, все тело которого было покрыто глазами. Образ странный, если не сказать нелепый. Ни в древности, ни теперь не было и нет существ с таким числом так неудобно расположенных глаз! И вновь вековое недоумение могут рассеять фрески массива Луксор, которые сохранили точное изображение классической "многоглазой" пасеки (рис. 5). Ее внешний вид, оставался неизменным на протяжении всей обозримой истории. До сих пор в Египте можно отыскать подобные сооружения.

рис. 5
img89

Такая пасека состоит из 100-200 глиносо-ломенных цилиндрических ульев, сложенных чаще всего в восемь горизонтальных рядов (число рядов, как и в случае со Сциллой, связано с ростом человека). Летковые отверстия смотрят в одну сторону и эта "многоглазость" — первое, что связывает такую пасеку со стооким Аргосом. Усеченная пирамида "многоглавого" пчельника издали похожа на самую обычную корову или быка. Потеряв со временем свои "пчелиные" корни, она превратилась в несколько весьма заметных рогатых персонажей. Один из них- легендарная красавица Ио.

Согласно мифу Зевс полюбил прекрасную Ио и, чтобы скрыть свое очередное увлечение от жены Геры, превратил ее в корову. Но Гера увидела белоснежное животное и потребовала у Зевса, чтобы он подарил ей его, после чего отдала под охрану стоокому Аргосу. Гермес по приказу Зевса убил Аргоса и освободил Ио, но Гера наслала на несчастную страшного овода, который гнал корову через многие страны до Кавказа, а затем в Египет.

Здесь скрывается суть мифа: на каком-то этапе предки греков утратили традицию водить пчел в горизонтальных ульях, сложенных в усеченную пирамиду. В то же время похожие на коров пасеки стали традиционными для египтян. Именно поэтому миф руками Гермеса убивает обитающего в Греции Аргоса, а его точную копию — корову Ио — переносит в Египет.

Кроме того, производными от "апис" с древних пор обозначается полуостров Пелопоннес ("апииский" — значит "пелопоннесский") и тем более область Арголида и город Аргос, к которому самое непосредственное отношение имеет аргосская царевна Ио. Таким образом, Аргос — Ио — Апис вновь оказываются звеньями одной цепи.

Итак, следуя за Ио не миновать египетского Мемфиса, где уже во времена первой династии фараонов существовал культ быка Аписа. Мемфисский некрополь Аписов представляет собой грандиозное подземное сооружение с огромными каменными саркофагами для мумий быков. В этом некрополе обнаружены погребения 64 животных, каждый из которых "занимал престол" около 25 лет, после чего его убивали, мумифицировали и захоранивали.

Зачем же греческая корова-пасека приводит к египетским быкам? Возможно для того, чтобы еще раз указать на достоверную связь между пчелами и рогатым скотом. Дело в том, что имя египетского бога-быка на коптском, древнеегипетском, греческом и латинском языках звучит как "апис" и идентично латинскому названию пчелы — Apis!

Во времена Аристотеля, которого справедливо называют основоположником научного пчеловодства, все еще торжествовала вера в происхождение пчел от крупного рогатого скота. Знаменитый ученый потратил немало сил, опровергая эту необычайно популярную легенду!

Аристотель, вступивший в схватку с этим мифом, не мог представить, что триста лет спустя поэт и пчеловод Вергилий будет вновь пересказывать просвещенному миру легенду о том, как бог пчеловодства Аристей получил пчел из туш животных. Известно, что в Древнем Египте мифологическим образом неба была корова. Возможно, что в рождении этого символа также поучаствовала корова-пасека, населенная пчелами — своеобразными посредниками между небом и землей. Ведь пчел на пасеке столько же, сколько и звезд на небе.

А.С.СЕНЮТА
02:11
4559

Текстовый блок

Мир пчеловодства - сайт пчеловодов - открывает для вас возможность познавать пчеловодство, общаться и обмениваться опытом, делиться интересной информацией с друзьями! 

Каждый может публиковать свои статьи, обзоры, объявления купить продать продукты пчеловодства, инвентарь и многое другое! Включайтесь - энциклопедия пчеловодства открывает перед вами свои границы!